Мать хотела заморозить младенца

Усольчанке-рецидивистке вынесли строгий приговор

31 декабря 2011 года усольчанка Ольга Филипюк, напившись водки, самогона и шампанского, решила убить своего шестимесячного сына. Она раздела ребенка до белья, намочила его водой и вынесла на улицу. Мамаша бросила младенца в снег. К счастью, на улице оказались люди, которые спасли мальчика. Спустя год, опираясь на доказательную базу, представленную следователями Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области, суд вынес ей приговор: 12 лет колонии строгого режима.

Непримерное поведение

Ольга Филипюк никогда не отличалась примерным поведением. Кое-как окончила
девять классов школы и пустилась во все тяжкие. В двадцать лет впервые близко
познакомилась с Уголовным кодексом, получив пятилетний условный срок по статье
228 УК РФ — «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление,
переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов». В 2005
году она была приговорена к реальному сроку — 7 лет лишения свободы ей дали за
убийство сожителя. По постановлению Эхирит-Булагатского районного суда в 2010
году ее выпустили условно-досрочно, не досидела молодая женщина два года.

На свободе Ольга завела дружка — таджика-гастарбайтера Джамшута. Он работал
на строительстве коттеджа у местного жителя. Ольга жила в сторожке на территории
коттеджа, занималась огородом. Джамшут и Ольга стали жить вместе, и летом 2011
года у них родился сын Руслан.

Семейная жизнь не задалась. Ольга много пила, а в пьяном состоянии делалась
невменяемой и агрессивной. Она находила поводы ревновать сожителя, который
незадолго до знакомства с нею расстался с прежней сожительницей, у которой тоже
родился ребенок, и тоже Руслан.

Непьющий таджик не разрешал гражданской супруге пить. Она пила, когда он был
на заработках. На почве пьянства женщины пара часто ссорилась. Джамшут собирался
уйти от Ольги к другой женщине, которую себе присмотрел.

Пьяный Новый год

Утром 31 декабря Джамшут дал супруге денег на продукты для новогоднего стола
и ушел на работу. Ольга вызвала такси, собрала вещи для ребенка и поехала в
гости к друзьям: рано утром позвонила подружка и пригласила все семейство
совместно отпраздновать Новый год. Джамшут должен был подъехать на улицу
Луначарского, где проживали друзья, позже, после работы.

Приехав в квартиру друзей, Ольга раздела шестимесячного Руслана и оставила
его на диване, где с ребенком играли малолетние дети друзей — трехлетний мальчик
и его четырехлетняя сестра. Сама с приятельницей пошла на кухню резать салаты.
Через полчаса, где-то в половине первого, подружка предложила Ольге начать
праздник и достала из холодильника водку — провожать старый год. Женщины пили и
готовили. Когда пол-литровая бутылка кончилась, подружка Ольги достала пузырек
крепкой, градусов шестьдесят, самогонки — четверть литра.

Днем заехал сожитель Ольги. Он пробыл недолго, остался недоволен, что женщины
такие пьяные, уложил спать сына, который так и лежал на диване без присмотра
взрослых. Потом уехал, пообещав вернуться вечером.

К тому времени муж подружки, сраженный алкоголем, пошел спать. Маленький
Руслан к тому времени тоже спал, убаюканный отцом. Часов в шесть вырубилась и
Ольгина подружка. Ольга в одиночестве допила самогон, продолжая строгать салаты.

Через некоторое время хозяйка квартиры проснулась, и подружки выпили еще. А
потом позвонил Джамшут, и пьяная Ольга вдрызг с ним разругалась, обозвав его
очень обидными для мужчины словами. Ему очень не понравилось, что Ольга сильно
напилась. Он сказал ей, что уходит.

Женщины раздавили еще поллитру, и подружка снова унеслась в мир пьяных
сновидений. Ольга выпила полбутылки шампанского... Потом она говорила
полицейским и следователям, что с этого момента ничего не помнит. Очнулась она в
чужой квартире, пред светлыми очами дежурного экипажа полиции. Чужая девушка
качала на руках ее сына.

«Надо вам ребенка? Вот и берите»

В общем-то нет ничего удивительного, что Филипюк после такого количества
спиртного перестала осознавать происходящее. О том, что происходило с ней
дальше, полицейским, приехавшим после полуночи по вызову на ул. Луначарского,
рассказали ее друзья, а также их соседи.

Хозяйка квартиры рассказала, что ссора между Ольгой и Димой — так по-русски
называли Джамшута — произошла из-за того, что Дима собирался праздновать Новый
год у другой женщины. Хозяйка слышала, как подруга Ольга обзывала собеседника
гомосексуалистом и давала пьяные обещания убить и его, и ребенка. После этого
разговора она стала агрессивной. За полчаса до Нового года она схватила ребенка,
сказала, что пойдет разбираться с Димой. Малыша одевать не стала. Перед уходом
вместе с Русланом она зашла в ванную.

Подружка, озадаченная Ольгиным поступком, пробовала ей звонить, но та не
брала трубку. Куда же отправилась Ольга? Куда она понесла раздетого ребенка в
холодную зимнюю ночь? На этот вопрос следствию исчерпывающе ответила молодежь,
которая в то время находилась во дворе дома № 21 по ул. Луначарского.

Супруги Лариса и Евгений Ерохины, их дети и сестра Ларисы Кристина Дмитрюк
вышли во двор, чтобы устроить новогодний салют. — У нас традиция такая. В этот
раз мы хотели выйти чуть позже, но сестра сказала: «А давайте прямо сейчас
пойдем», — рассказывает Кристина.

Они появились очень вовремя. На улице девушка увидела, что идет странная
тетка, несет что-то на плече. — Тогда я решила, что это собачка. Она бросила то,
что было у нее на руках, в снег. И тут мы услышали детский плач. Мы подбежали, и
я глазам не поверила...

На снегу лежал ребенок — в одной распашонке, и та маленькая, в колготках и
подгузнике. Он был мокрый, даже волосики. Кристина кинулась к женщине с
вопросом: «Что это вы делаете?» Евгений Ерохин, сам сотрудник полиции, подошел и
потребовал у женщины документы, задал ей вопрос о том, чей ребенок. Он
предположил, что пьяница похитила ребенка. Филипюк ответила, где живет и что
документы дома. Евгений позвонил в полицию, вызвал экипаж. Женщина тем временем
ругалась с Кристиной. «Надо вам ребенка — сами и забирайте!» — сказала тетка и
пошла прочь.

Кухонный нож

Младенца вытерли, переодели и накормили. В подъезде девушки столкнулись с той
самой пьяной мамашей. Она спускалась с лестницы. Как только та увидела девушек,
стала подниматься наверх. За ней проследили и узнали, в какую квартиру она
зашла. Тут как раз подъехали сотрудники полиции. Они задержали горе-мамашу. Та
заявила, что ничего не помнит. А когда ей предъявили ребенка — на руках у
спасшей его Кристины, она удивилась, что ее ребенка отдали незнакомой девице.

Когда Ольгу Филипюк сажали в машину, она кричала, что ребенок ей не нужен,
что его можно забрать. Из ее одежды выпал припрятанный кухонный нож. Не
собиралась ли она расправиться и с сожителем? Следователям Следственного
управления СК РФ по Иркутской области Джамшут рассказал, что Ольга действительно
угрожала ему по телефону, обещала убить и его, и ребенка, которого он очень
любил. Но она была слишком пьяна. А за судьбу ребенка он вообще не волновался,
потому что никогда не замечал в подруге жизни жестокости, особенно по отношению
к малышу. О том, что Ольга отбывала наказание за убийство сожителя, он не знал.

Эксперты сочли Ольгу Филипюк вменяемой. Суд учел, что на момент преступления
Ольга Филипюк снова собиралась стать мамой — и это было смягчающим
обстоятельством ее дальнейшей участи. Мамаша, которая хотела, чтобы ее
шестимесячный сын замерз насмерть, получила 12 лет колонии строгого режима. Она
была лишена родительских прав на своего сына Руслана.

Метки:
baikalpress_id:  17 203