В Саянске все спокойно?

В городе все сильнее ощущается влияние местного криминалитета

Информация о том, что в Саянске не слишком благополучная криминальная ситуация, до редакции доходила и ранее. Однако сведения об этом были достаточно отрывочными, неконкретными, и мы списывали эти слухи на желание некоторых людей преувеличить, сгустить краски, нагнать страстей. И вот в конце августа в Саянске случилась история, которая стала очередным подтверждением этих слухов: возле ночного клуба «Европа» был зверски избит местный парень Иван Корбуков. Только череп пострадавшего был проломлен в пяти местах, не говоря уже о прочих частях тела. Человек, который нанес эти повреждения, известен, он спокойно ходит и ездит по городу, полностью уверенный в своей безнаказанности. Командировка в Саянск, предпринятая корреспондентами центра общественной безопасности «Циклон» совместно с редакцией «СМ Номер один», показала, что история Ивана Корбукова — лишь одно из звеньев в цепи аналогичных преступлений, которые вот уже несколько лет держат в напряжении население этого города.

История Ивана Корбукова

Иван Корбуков с другом пришел поужинать в местный ночной клуб «Европа» 25
августа. С одной из компаний, сидевших в зале, у Ивана случился конфликт.
Корбукова вывели на улицу, и там его избила толпа из десяти человек. Имя
организатора нападения известно. По словам очевидцев, он лично участвовал в
экзекуции и наносил удары пистолетом. Потом собрался выстрелить в пострадавшего,
но от ударов пистолет заклинило и выстрела не случилось. Ивана отвезли в
больницу, где он несколько дней пролежал без сознания.

— О, том, что мой сын избит и находится в больнице, я узнал через два дня
после происшествия, — рассказывает Виктор Корбуков, отец пострадавшего. Сейчас
он живет в другом городе, но в Саянск приехал немедленно, как только ему
сообщили о случившемся. — Я сразу стал узнавать что к чему. Понял, что
расследование не ведется. Начал звонить Вахтангу Эконии, начальнику ОРЧ
Зиминского РУВД, но дежурный отказался меня соединять. Сказал: «Тебе надо — ты
его и ищи». Потом мне удалось-таки на него выйти, и он прислал в больницу, где
лежал сын, двух оперативников. Мой сын назвал имя организатора нападения на
первом же допросе, однако тот до сих пор на свободе. Разъезжает по Саянску в
тонированной машине без номеров и, похоже, нисколько не обеспокоен каким-либо
наказанием. Виктор Корбуков раньше работал в милиции. Знает законы и должностные
инструкции сотрудников правоохранительных органов. Поэтому, несмотря на
неоднократные советы представителей силовых структур как из Саянска, так и из
Зимы замять конфликт, он добился того, что совсем недавно дело об избиении его
сына было-таки возбуждено.

Зато теперь Иван Корбуков получил письмо. Естественно, анонимное. В нем —
требование забрать заявление, иначе будут проблемы. Серьезные. Иван полагает,
что речь идет о его физическом уничтожении, но заявление пока не забирает.

Саянские реалии

Как показала командировка в Саянск, эта история, сама по себе дикая и
недопустимая для правового государства, является для этого города достаточно
обычным событием. По словам местных жителей — тех немногих, кто рискнул пойти на
откровенный разговор с журналистами, в городе давно действуют свои внутренние
законы. — Произошедшее с моим сыном — закономерность, — говорит Виктор Корбуков.
— Здесь бьют всех. Я говорил Ивану: «Не ходи никуда, у тебя сейчас ребенок
родился, занимайся семьей». Нет, решил сходить отдохнуть — вот и отдохнул.

В городе утверждают: большинство развлекательных мест Саянска стали местом
отдыха криминальной молодежи. Среди заведений, где можно нарваться, называют уже
упомянутый ночной клуб «Европа», рестораны «Скиф», «Добрыня» и кафе под
говорящим названием «Сыто-пьяно». Причем поводом для конфликта может стать что
угодно. Вовсе не обязательно вести себя вызывающе — местным браткам просто может
не понравиться внешний вид будущей жертвы. Достаточно небезопасная обстановка и
на улицах. Виктор Корбуков нам так и заявил: большинство жителей Саянска в
темное время суток предпочитают никуда не ходить. Если очень надо —
передвигаются на такси. Местный сотрудник правоохранительных органов подтвердил:
в ночное время, когда ему приходится передвигаться по третьему микрорайону, он
пешком не ходит, хотя и имеет табельное оружие. Только на машине.

В ходе командировки в Саянск журналисты ЦОБ «Циклон» встретились с
несколькими жителями города, которые по разным причинам попали под пресс
местного криминала. Вот лишь некоторые их свидетельства, записанные на диктофон
и видеокамеру. «В ресторане меня так резанули ножом, что операцию пришлось
срочно проводить. Все знали, кто это сделал, даже камера видеонаблюдения это
записала. Но пришел человек из органов, намекнул, что возбуждение уголовного
дела — это та вещь, которая мне совсем не нужна. И я написал объяснительную —
мол, у меня в доме разбилось стекло, я сам порезался. Потом я узнал, что тот,
который меня порезал, до этого уже зарезал человека. Насмерть. И ничего ему не
было».

«Пошли с другом в ресторан. Подрались с какими-то людьми. Потом приехала
компания на трех машинах. Нас били дубинками и цепями. Потом мне посоветовали
написать, что мы с другом подрались и сами себя покалечили».

«У меня приятель был. Он приехал из деревни, таксовал. И как-то «подрезал»
одного местного авторитета. Тот вышел из машины, бить моего приятеля начал.
Приятель ответил и порвал тому кожаную куртку. Его поставили на деньги, машину
отобрали. Приятель в полицию пошел. Ему сказали: «Отдай лучше деньги, это же
лицо города». Приятель пошел в банк, взял деньги, отдал авторитету. Ему вернули
машину, и он в деревню обратно уехал».

«Я начинающий предприниматель. Еще дело толком не открыл, а уже столкнулся с
вымогательством. Практически с каждого предпринимателя в Саянске трясут деньги.
Я написал заявление, а потом мне предложили это заявление забрать. Я не забрал,
но никаких действий по моему обращению, насколько я знаю, не проводилось».
Многие из наших собеседников сравнивали Саянск с небезызвестной станицей
Кущевской, прогремевшей в прошлом году на всю Россию. Засилье криминала,
нежелание или неспособность полиции навести в городе порядок...

— Я хочу перестать ходить — оглядываться, заходить в подъезд — оглядываться.
Мы привыкаем так жить, и если что-то случается — идем не в полицию, а к этим же
людям, к этим бандитам, потому что знаем, что только они помогут, если захотят,
конечно, — сказал нам один из местных жителей.

Обычная шпана

О представителях местного криминала нам рассказывали неохотно. Некоторые
жители города, закрываясь от камеры или поворачиваясь спиной, все-таки называли
имена и клички местных авторитетов. По оценке некоторых наших собеседников,
сейчас в Саянске примерно треть молодых людей так или иначе вовлечена в
деятельность местных группировок. Причин для этого много. Кого-то привлекает
псевдогероика и романтика околокриминальной жизни, а кто-то, сам столкнувшись с
произволом, хочет почувствовать себя хозяином жизни — чтобы не он боялся, а его
боялись.

В группировках есть своя иерархия — в основном по возрасту. Самое юное звено
— 13—15 лет. Определенный отбор для желающих попасть в группировки, по словам
наших собеседников, ведется. Молодому человеку надо как-то зарекомендовать себя,
показать в каком-то деле, совершить запоминающийся поступок. По сути, в городе
формируется некая мода на криминальную карьеру. Молодые люди нигде не работают,
многие и не учатся. Когда внезапно требуется собраться для решения какого-то
вопроса, за полчаса в одном месте концентрируется 50—60 человек. Если надо, то
соберется и больше. Рассказывают, что в апреле в городе была стрелка. Со стороны
местных съехалось около трехсот человек. Ничем выдающимся стрелка, по счастью,
не закончилась: поорали, пошумели и разошлись.

Любопытно, но даже те, кто серьезно пострадал от действий местного криминала,
оценивают его персонажей достаточно скромно: обычная шпана.

— Если бы я работал в органах — за неделю нашел бы всех и всем предъявил бы
обвинения, — сказал нам один из собеседников, начинающий предприниматель,
попавший под пресс молодых вымогателей. — Все их знают; известно, где они обычно
собираются. Есть сотни свидетелей их «подвигов».

Уже знакомый нам Виктор Корбуков и депутат Зиминской городской думы Владимир
Абуздин раньше работали в милиции, занимали высокие должности, имеют огромный
опыт. Они уверены: если заняться делом серьезно, то с саянскими группировками
можно легко бороться.

— Надо просто войти в доверие людям, — говорят они. — Просто защитить
одного-двух человек. Создать прецедент, который показал бы всем: да, нам
помогают. А безнаказанность рождает новые преступления. Посадить троих-четверых
— и все нормально станет.

Наша хата с краю...

Естественно, вопрос, почему полиция предпочитает закрывать глаза на
творящийся беспредел, то и дело всплывал в процессе разговора с нашими
собеседниками. Некоторые утверждают: полиция куплена. Но если посмотреть правде
в глаза, то подкупать полицейских смысла особого нет.

Как и везде, в Саянске прошло сокращение штата полиции. В итоге на весь город
осталось не так много сотрудников правоохранительных органов. В сумме набирается
чуть больше ста человек. Если учесть, что они живут в Саянске и у многих, надо
полагать, есть семьи, вряд ли стоит ждать от силовиков особого служебного
рвения. В Саянске все наперебой рассказывают историю, как год назад, в День
уголовного розыска, оперов, пришедших отметить профессиональный праздник в
ресторан «Скиф», побила местная молодежь. Прилично, надо сказать, побила. Но
никаких оргвыводов не последовало! Дело замяли, словно и не было ничего.
Оперативно-разыскная часть Зиминского РУВД, о которой мы уже упоминали в начале
этого материала, тоже в ситуацию старается не вмешиваться, хотя после
упразднения РУБОПов именно подразделения ОРЧ должны заниматься организованной
преступностью. Возможно, сотрудники этого подразделения также находятся под
определенным прессом. Депутат Владимир Абуздин рассказал, что несколько лет
назад сожгли магазин, принадлежавший родственникам начальника ОРЧ Вахтанга
Эконии. На пепелище оставили записку, не оставляющую сомнений в адресности
поджога. При этом показатели работы ОРЧ вполне приемлемые. Как рассказывает
депутат Владимир Абуздин, руководство ОРЧ предпочитает делать отчетность на
мелкоуголовных элементах.

— Два крестьянина с пилой завалили дерево — это группа лиц; два алкаша
обобрали магазин — и опять это группа лиц, — рассказывает депутат. — Поднимите
уголовные дела, посмотрите, кто на самом деле привлекался.

И действительно, благодаря особенностям отечественного
уголовно-процессуального законодательства даже двух алкоголиков без
определенного места жительства, вооруженных ржавой двуручной пилой, можно
провести как преступную группу. Более того, Владимир Абуздин утверждает, что
многих клиентов сотрудникам ОРЧ поставляют местные предприниматели, занятые в
лесной отрасли. Мол, есть некая негласная разнарядка: хочешь работать — найди и
сдай правонарушителей.

В этот приезд в Зиминский район нам не удалось встретиться с Вахтангом
Эконией для комментариев текущей ситуации — он был в отпуске. Однако до этого мы
имели с ним беседу, просили рассказать о работе его подразделения в целом.
Вахтанг Важаевич в просьбе не отказал, поведал нам про борьбу с организованной
преступностью на вверенной ему территории. А о Саянске разговор так и не завел.
Выходит, в Саянске все спокойно?

Метки:
baikalpress_id:  17 209
Загрузка...