Живут в палатке и собирают объедки

Выпускники приюта не знают, где будут зимовать

На территории Шелеховской типографии с недавнего времени обосновались жильцы. Они облюбовали густые заросли кустарника и установили там ярко-красную палатку. Директор типографии пошел знакомиться с жильцами и выяснил, что это не обычные бомжи а совсем молодые ребята — выпускники приютов и детдомов. Мужчина обратился в полицию, сотрудники которой выехали на место, но помочь людям, которые сами не очень-то хотят, чтобы им помогали, оказалось довольно сложно.

В три часа дня у двух жильцов типографской территории продолжительный
послеобеденный сон. Остальные ее обитатели — три девушки и парень — играют в
карты. Хохочут, но разговаривать отказываются. Просыпается Вова Трушин — как нам
его предварительно отрекомендовали в полиции, самый общительный. Из разговора с
Вовой стало известно: юные бездомные познакомились еще в Ново-Ленино, с тех пор
и путешествуют вместе.

Наш собеседник — выпускник Заларинского приюта. В детстве вместе с родителями
и двумя старшими братьями он жил в Иркутске. Мать умерла. Отец начал
стремительно спиваться, иркутское жилье поменял на домик в Заларях и вскоре
лишился родительских прав. Пока Вова был в приюте, ему предлагали учиться на
слесаря, но парень не захотел. После выпуска из учреждения, два года назад, идти
Вове, по его же словам, было некуда, и он присоединился к бомжующему старшему
брату. Остальные его товарищи — люди схожей судьбы.

Ежедневный заработок компании составляет 500—600 рублей. Бездомные ребята
собирают металлом, плющат алюминиевые банки, а еще собирают объедки и продают их
женщине, которая держит большое хозяйство — пищевые отбросы идут на корм свиньям
и собаке. Вырученные деньги молодежь тратит на еду и любимый напиток всех
маргиналов — настойку боярышника. Многочисленные постельные принадлежности и
одежду ребята нашли на мусорке. Спят они в двухместной китайской палатке все
вместе, впятером, — тесно, зато тепло холодными осенними ночами.

Вова скитается уже два года. Позапрошлую зиму провел в реабилитационном
центре «Преображение», прошлую — в центре адаптации в Майске. Где проведут эту
зиму, молодые бездомные даже не представляют. Полицейские, недавно навестившие
юных бомжей, пообещали, что определят их в социальный приют.

На облике парней ежедневное употребление спиртовой настойки пока не
отразилось, а вот на лица девушек, лет которым едва-едва за 20, уже прочно легла
печать алкоголизма. Конечно, многие сироты, выпустившиеся из детдома,
оказываются брошенными на произвол судьбы и идут либо на улицу, либо в тюрьму.
Но из разговора с Вовой стало понятно, что наладить свою жизнь он хочет, но не
особо-то стремится. А вот средний брат Трушиных, находясь в тех же условиях,
сумел выйти в люди — у него есть семья и работа.

— Не хотите последовать его примеру? — спросили мы Вову.

— Хочу. Но надо сначала на работу устроиться. Я пытался грузчиком наняться,
но мне сказали, что нужен паспорт, а я его потерял. Паспорт Вова терял уже два
раза. Сейчас, чтобы восстановить документ, нужно ехать в Залари, но у парня нет
денег на дорогу.

Метки:
Загрузка...