Отделались условным сроком

Полицейские-драчуны раскаялись в своем поведении

Вынесен приговор полицейским, избившим двух человек в отделении полиции N 7 под бдительным оком видеокамер. Полицейские, может быть, потому, что были пьяны, даже не подумали скрыть следы преступления — стереть, к примеру, те же записи. Видеоматериал наряду с живописными фотографиями избитых стал главным доказательством вины полицейских. Те вину признали и в суде отделались достаточно легко...

Месть битой и электротоком

Неприятности начались по пьяной лавочке. В ночь с 16 на 17 февраля в
дискобаре «Мажор», что на бульваре Постышева, отдыхали несколько компаний. В
одной из компаний расслаблялись иркутянин Олег Греков, работающий мастером
участка, и его приятель Виталий Яценко. В другой — сотрудник ОП-7 капитан
Константин Крестич и его практикант, слушатель высшей школы милиции младший
лейтенант Станислав Пашкевич.

Крестич и Пашкевич попали в бар, можно сказать, случайно. После рабочего дня
они катались по городу на машине Крестича, никуда не спешили. Проехали мимо
бара, потом захотели зайти выпить пива. Выпили, говорят, никого не трогали. Но
так получилось, что стали участниками драки. Мужчины, перебравшие алкоголя, в
том числе Греков и Яценко, дрались на улице. Капитан, хоть был не при исполнении
и уже выпил, попытался вмешаться — и стал обыкновенным участником драки. За него
вступился Пашкевич. И тоже влез в драку. Пострадавшие от рук полицейских Яценко
и Греков имеют свою версию. Они рассказывают, что полицейские находились в
компании, которая стала задираться, предъявлять претензии на какую-то девушку.
Между пьяными возникла драка.

Как бы то ни было, гражданские получили значительное преимущество в силе
перед полицейскими. Полицейские почувствовали себя ущемленными и решили
использовать свое служебное положение, дабы отомстить за поруганную полицейскую
честь. Они вызвали дежурные экипажи, работавшие в ту ночь в Октябрьском районе.
Сотрудникам полиции при исполнении Греков, Яценко, а также еще двое дравшихся
перечить не стали и погрузились в экипажи. Пьяные Крестич и Пашкевич решили
отвезти своих врагов в ОП-7, на место своей службы, и разобраться как следует.
Всю дорогу, а потом и в кабинете Крестич задавал задержанным один вопрос: почему
они напали на него, Крестича? Ответ Грекова, простой и понятный, что вступился
за друга Виталия и готов был уже бить всякого, кто полезет, не удовлетворял
капитана.

Грекова даже не довезли до отдела — очень уж руки чесались. На площади
50-летия Октября, возле кинотеатра «Баргузин», полицейские высадили его, и
Крестич стал бить Олега металлическим прутом. Потом пересадили в машину,
принадлежащую капитану, и повезли-таки в отделение. В отделении Грекова начали
бить прямо в коридоре. Били на лестнице, пока поднимались, и в коридоре второго
этажа, пока шли до кабинета. Понятно, что в отделении полиции были свидетели, но
они не выказывали своего отрицательного отношения к происходившему, будто все
это норма.

В кабинете полицейские продолжали избивать оппонентов. Потом откуда-то
появился переносной полевой телефонный аппарат ТА-57. Капитан Крестич покрутил
ручку, а потом поднес провод к телу Олега Грекова. Задержанного ударило
электрическим током. Такую же «терапию» прошел Виталий Яценко. Он рассказывал на
следствии, что кроме пыток током его пытали кипятком — поливали из чайника,
когда он, избитый, лежал на полу.

Насладившись местью, полицейские и все четверо задержанных вышли на крыльцо,
как ни в чем не бывало перекинулись парой слов, пожали друг другу руки и
разошлись. Гражданских предупредили, чтобы те не ходили никуда жаловаться.

О видеокамерах даже не подумали

Вопрос мог бы быть исчерпан. Чего только не бывает в нашей действительности,
а уж если тебя в полиции побили — терпи, не ссорься, пустяк ведь, иначе хуже
будет. Полицейские поехали домой удовлетворенные. Избитые граждане тоже
удовлетворены — выбрались из застенков более-менее невредимыми. Некоторые в
отделении даже прощения просили — мол, плохо себя вели. Но Олег Греков и Виталий
Яценко решили пожаловаться на действия полицейских.

— Мы заявления написали не сразу — до вечера отлеживались. Потом побои
поехали снимать, — рассказывает Олег Греков. Парни, дожидаясь в отделении, пока
за ними приедет такси, сделали несколько снимков: распухшие лица на фоне
полицейских интерьеров. Эти снимки они приложили к заявлению в Следственное
управление Следственного комитета РФ по Иркутской области. Следователи начали
работу и легко подтвердили слова заявителей записями с видеокамер.

Почему полицейские не постеснялись избивать людей перед камерами? Они ведь
наверняка знали о существовании видеорегистраторов.

— Они это никак не объясняют. Они даже не попытались предпринять что-то после
избиения, не обратились к руководству. Руководство, возможно, и не отказало бы,
изъяло бы записи, скандалы ведь не нужны никому. Тем более что незадолго до
этого случая подобный произошел в центральном отделе полиции. Но здесь сыграло
роль опьянение обвиняемых и, вероятно, чувство безнаказанности, которое они
испытывали, — рассказывает старший следователь СУ СК по Октябрьскому району
Ирина Аксенова.

Обычно, говорит она, такие дела имеют определенную категорию сложности —
из-за того, что система начинает противодействовать. Сотрудники, совершившие
правонарушение, не признают вину, руководство старается покрыть их деяния. Но в
данном случае все было слишком явным. Руководство помогало в расследовании, сами
обвиняемые во всем сознались и громко сожалели о содеянном. — Более того, еще во
время следствия они начали выплачивать потерпевшим денежную компенсацию. А
потерпевшие и не настаивали на реальном сроке для своих обидчиков в погонах. У
полицейских имеются смягчающие обстоятельства: двое детей у Крестича; и Крестич,
и Пашкевич явились с повинной.

Полицейский служит продавцом

В суде уголовное дело против Крестича и Пашкевича рассматривалось в особом
порядке, так как они полностью признали свою вину. Октябрьский районный суд
города Иркутска признал их виновными в совершении преступления, предусмотренного
ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»0)). Приговором суда
Константину Крестичу и Станиславу Пашкевичу назначено наказание в виде 4 лет
лишения свободы условно с лишением права занимать должности в правоохранительных
органах в течение 3 лет.

После того как история получила огласку, капитан Крестич незамедлительно был
уволен из органов. Карьера в этом направлении для него закончена. Теперь он
работает продавцом. Студента Пашкевича отчислили из института МВД. Он должен был
быть кормильцем семьи — мать у него умерла, отец на инвалидности, есть младший
брат. Пашкевич пробавляется работой охранника в одном из торговых домов
Иркутска.

Тем, кто находился в стенах ОП-7 в ту ночь, когда Крестич и Пашкевич нарушали
закон, тоже досталось. Были наказаны должностные лица, которые потворствовали
нарушению законности в стенах отдела полиции. Оперативный дежурный был уволен из
органов, семерым руководителям и сотрудникам объявлено о неполном служебном
соответствии.

Метки:
baikalpress_id:  17 114