Что с транспортом в Иркутске?

Ездить на маршрутных такси и автобусах становится небезопасно

Ветхий автопарк, частые ДТП, значительное снижение количества маршруток. Плюс хамство, а порой и откровенный непрофессионализм водителей, рост числа нелегальных перевозчиков... Таковы, увы, реалии сегодняшнего дня. Все чаще прозябая вечером на остановках или с боем втискиваясь по утрам в маршрутки и автобусы, иркутяне вспоминают эпоху гласности и перестройки. Кажется, таких проблем в сфере общественного транспорта город не переживал с начала 90-х.

«И что теперь, пешком ходить?»

Причину столь печальной картины сами перевозчики объясняют просто:
неоправданно низкие тарифы на проезд. Рентабельность пассажироперевозок
снижается, количество автомашин стремительно уменьшается. И если в лучшие
времена ежедневно на улицы Иркутска выезжало порядка 2,5 тысячи маршруток и
автобусов, то сейчас таковых не больше 1,5 тысячи единиц.

— Коммерческие перевозки стали убыточны, сегодня этот бизнес фактически при
смерти, — комментирует ситуацию Алексей Колмаков, депутат городской думы,
заместитель председателя Ассоциации автотранспортных предприятий Иркутска. —
Люди уходят, транспорт ветшает. Качество и регулярность пассажироперевозок,
мягко говоря, оставляют желать лучшего.

Заложниками ситуации становятся, как водится, сами горожане. Прозябая на
остановках, жители отдельных районов города с грустью констатируют: днем и в
поздние вечерние часы, когда пассажиропоток заметно сокращается, с линий уходят
последние автобусы.

— А что делать? Порожняком ездить? Я себе такое позволить не могу, — сердито
комментирует Анатолий Петрович, водитель автобуса, следующего по маршруту
Центральный рынок — Ново-Ленино. — Да, где-то люди стоят и ждут. Но поверьте,
из-за пяти пассажиров нам в нынешних условиях ездить не резон.

— А нам-то теперь что, пешком ходить по городу? Иной раз стоишь — хоть такси
вызывай, — сердится в свою очередь Анастасия, продавец в одном из привокзальных
киосков. — Я работаю до позднего вечера, а потом, чтобы добраться до дома,
вынуждена пересаживаться с транспорта на транспорт.

Убытки да и только!

Напомним, что в последний раз тарифы на проезд в городском коммерческом
транспорте прошли индексацию в 2008 году, когда с 10 рублей стоимость поднялась
до 12. С тех пор, несмотря на инфляцию, цена за проезд остается прежней, тогда
как скачки цен на бензин и солярку с завидной регулярностью будоражат рынок.

А между тем, по расчетам иркутских автопредприятий, еще два года назад тариф
в 12 рублей едва покрывал расходы местных перевозчиков. Сегодня, по словам
участников рынка, ситуация грозит выйти из-под контроля.

— Все осложнилось несколько лет назад, когда полномочия по регулированию
тарифа на проезд в коммерческом автотранспорте перешли от города в ведение
области. Доказать необходимость увеличения цены стало куда более сложно, —
поясняет ситуацию Алексей Колмаков. — С одной стороны, сказывается ужесточение
требований к обосновательной базе, подтверждающей необходимость роста тарифа, с
другой — политическая подоплека. Так уж сложилось, что вопрос стоимости проезда
у нас традиционно считается одним из самых злободневных. В итоге воз и ныне там.
Причем выигравших нет. Одни лишь проигравшие.

— Да, ситуация действительно сложная. Низкие тарифы на проезд приводят и к
снижению числа коммерческого автотранспорта, и к незавидному техническому
состоянию автопарка, — подтверждает в свою очередь Виктор Берсенев, начальник
отдела транспорта администрации города Иркутска. — Более того, отсутствие
индексации тарифа на проезд в маршрутках и автобусах частных автоперевозчиков
подрывает и рентабельность муниципального транспорта. Ведь в условиях жесткой
конкуренции мы тоже не в силах поднять стоимость проезда даже до верхней
максимальной планки в 13 рублей, которая была установлена для городского
общественного транспорта еще в начале прошлого года. А иначе мы рискуем потерять
пассажиров.

Исчезли маршруты

Низкая рентабельность перевозок и сокращение количества общественного
транспорта привели и к исчезновению ряда маршрутов.

— Ушли в историю маршрутки под номерами 3 и 4. Очень мало на линии 45-х и
49-х, — перечисляет Алексей Колмаков. — Почти вымерли как класс 95-е, 48-е и
18-е. А последние, замечу, еще года два назад выезжали на линию в составе как
минимум полусотни машин. Сейчас таковых меньше десятка.

Водители народ пугают

Претерпевают нерадостные изменения и водительские кадры. Шоферы достойной
квалификации покидают сферу общественного транспорта. Смена зачастую
профессионализмом не блещет. Все чаще за руль садятся водители, чья манера
вождения откровенно пугает.

— Да, такая проблема есть, — признает в свою очередь Алексей Колмаков. — Те
же иностранные рабочие, которые зачастую готовы трудиться за куда более скромные
деньги, кажется, с трудом порой держат баранку. И их количество в сфере
транспорта неуклонно растет. Конечно, это не способствует ни безопасности, ни
сервису. Поделился Алексей Колмаков и своеобразным рейтингом город- ских
маршрутов, в адрес которых чаще всего раздаются упреки. Так, по оценке
председателя ассоциации, с завидной регулярностью жалуются горожане на водителей
коммерческого автотранспорта, следующего в микрорайоны Солнечный и Молодежный, а
также на водителей маршрутов под номерами 45, 84, 80 и 80к. Кстати, последние
два давно пользуются в городе неважнецкой репутацией.

— Ситуация по маршрутам действительно аховая, — подтверждает Алексей
Колмаков. — Во-первых, они почти полностью дублирую друг друга, лишь с
незначительными отклонениями в схемах движения. Во-вторых, двух
автоперевозчиков, которые обслуживают данные маршруты, связывает давняя
непримиримая, весьма жесткая конкуренция. Отсюда и гонки с риском для
пассажиров. Недавнее происшествие на остановке «Пожарное училище», когда 80-й
автобус вылетел на тротуар и врезался в крыльцо город- ской поликлиники, лишь по
счастливой случайности обошлось без трагедии. Сейчас городские власти всерьез
обеспокоены этой ситуацией.

Подтвердили данную информацию и в отделе транспорта администрации Иркутска. —
Работу коммерческих автобусов под номерами 80 и 80к мы намерены обсудить на
ближайшей комиссии, — пояснил ситуацию Виктор Берсенев. Более того, по словам
начальника отдела транспорта, 80 и 80к — маршруты нелегальные. Официально их
сегодня не существует.

Бизнес уходит в тень

К слову, увеличение числа нелегальных перевозчиков — это тоже одна из
печальных тенденций.

— Вот один из недавних примеров: звонит мне возмущенная женщина, причем прямо
из салона автобуса, и рассказывает о бес- прецедентном хамстве водителя. И при
этом я слышу, как тот самый водитель отправляет пассажирку по известному адресу.
В режиме, так сказать, реального времени. Естественно, я спрашиваю номер машины,
тут же запрашиваю информацию в ГИБДД. Ответ поступает следующий: в базе данных
такого автобуса нет.

А между тем в попытке свести концы с концами абсолютно легальные
автопредприятия тоже мало-помалу уходят, что называется, в тень. До минимума
сокращают налогооблагаемую базу, приобретают более дешевую солярку и бензин у
«черных» участников топливного рынка... В итоге бюджет города недополучает
миллионы. И кто кого обманывает, уже не разобраться.

Загрузка...