Психологическая атака

63-летнюю женщину осудили за организацию убийства руководства фирмы

Вечером 14 июля 2004 года работники СТО на Трактовой услышали странные хлопки, доносившиеся со стороны соседнего здания. Мужчинам показалось, что эти звуки очень похожи на пистолетные выстрелы. Они пошли посмотреть, что там происходит. Работники СТО увидели в окне на втором этаже мужчину в темной одежде и в мотоциклетном шлеме. Скоро из здания вышли два человека в одинаковых шлемах. Они сели на черный мотоцикл, который был припаркован под окнами, и уехали. Через десять минут к СТО подъехал сотрудник ДПС. Работники рассказали, что слышали выстрелы. Информация подтвердилась — в одном из кабинетов здания нашли трех убитых. Среди них был генеральный директор ООО «Фартстрой». Как выяснилось в ходе долгого расследования, его свела в могилу подруга жены, желавшая прибрать к рукам его бизнес и отомстить за старые обиды.

Подружка

Обида Натальи Кузнецовой поначалу была смешная: Борис Грицай, директор фирмы
«Фартстрой», торговавшей молочной продукцией, не взял ее на работу. А какой бы
серьезный предприниматель взял на работу пожилую женщину, которая убеждает его в
том, что с ее паранормальными способностями его фирма достигнет выдающихся
результатов? Вот и Грицай решил, что его фирма не нуждается в таком сотруднике.

Интерес Натальи Кузнецовой к фирме Бориса Грицая возник не случайно. С 1997
года Кузнецова вела психологические курсы, которые посещала супруга бизнесмена
Татьяна, женщина внушаемая и доверчивая. Кузнецова же считала себя великим
психологом, любила властвовать над людьми. Она действительно обладала кое-какими
навыками, постоянно занимаясь по программе ДЭИР методиками дальнейшего
энергоинформационного развития личности, суть которых заключается в приобретении
навыков управления другими людьми. Во всяком случае, ее сил и амбиций хватило на
то, чтобы запудрить мозги Татьяне.

Татьяна помогала мужу вести бухгалтерию фирмы, а в свободное от работы время
занималась саморазвитием. В 1997 году она попала на курсы Кузнецовой. Ей
нравилось, что Кузнецова постоянно восхваляла свою клиентку, пела ей дифирамбы.
В итоге Кузнецова стала для нее самым большим авторитетом. Татьяна попала в
полную зависимость. Общаясь с Кузнецовой, она чувствовала свою значимость и
правильность всего, что она делала. Кузнецова тем временем провела подробную
разведку, вызнала все о семье и бизнесе мужа Татьяны и решила начать свою игру.

Для начала Кузнецова объявила Татьяне, что защищает ее семью в области
«тонкого мира», с помощью силы мысли изменяя текущие процессы объективной
реальности. Затем она попросила Татьяну устроить ее в фирму мужа, пообещав
баснословные доходы — с ее-то паранормальными способностями. Татьяна спросила у
мужа, но тот был категорически против. К этому времени Кузнецова достаточно
часто появлялась в их доме, и главе семейства подружка жены не очень-то
нравилась.

Давление на семью

Родные начали замечать, что с Татьяной творится что-то нехорошее. Мать
просила ее прекратить отношения с Кузнецовой, так как видела, что дочь плохо
выглядит, стала нервной и грубой. Отношения в прежде очень дружной семье стали
разваливаться. Но ни просьбы матери, ни настойчивые требования мужа не могли
вразумить женщину, которая подверглась сильному психологическому воздействию.

Кузнецова все чаще и чаще появлялась в доме семьи Грицай. Она приставала к
главе семейства с просьбами провести на фирме психологические тренинги для
укрепления коллектива, рассказывала о том, что сотрудники фирмы якобы воруют
деньги, потому что Борис не умеет управлять бизнесом. Когда же Кузнецова при
поддержке Татьяны выразила свое желание стать партнером Бориса по бизнесу, тот
не выдержал и ответил назойливой жениной подружке жестко. После этого Кузнецова,
обиженная до глубины души тем, что ее план по внедрению в фирму не сработал,
начала открытые боевые действия.

Кузнецова настраивала Татьяну и против ее родных. Взрослый сын Татьяны и
Бориса рассказывал на следствии, что Кузнецова стала приходить в их дом
практически каждый день, разговаривала с матерью часами, причем постоянно
говорила Кузнецова, а мать ее только слушала, будто бы ее загипнотизировали.
Отец часто уезжал в командировки, а Кузнецова, приходя в их дом, говорила про
отца всякие гадости — например, что он не в командировке, а у любовницы. В
присутствии мужа Кузнецова сообщала Татьяне, что тот ее не любит; наговаривала
на Бориса. Глава семейства, терпевший поползновения назойливой женщины больше
года, наконец не выдержал и одним прекрасным вечером выгнал ее из своего дома.
Впрочем, это не изменило отношений Кузнецовой с Татьяной Грицай. Татьяна так же
оставалась под жестким психологическим прессингом. По настоянию Кузнецовой она
потребовала разделения бизнеса: половину муж должен был оставить себе, половину
отдать ей. Отношения Татьяны и Бориса стремительно портились. Бизнес был так или
иначе разделен. Татьяна стала самостоятельно контролировать розничные точки.

Собрание во время убийства

В июле 2004 года Кузнецова уговорила Татьяну снять офис около Свердловского
рынка. В этом не было необходимости, но Кузнецова настаивала. Помещение было в
очень плачевном состоянии. Ремонтировать его Кузнецова не хотела. Говорила, что
в этом нет смысла. Она потребовала от Татьяны провести в этом офисе собрание
продавцов. Собрание велела назначить на вечер 14 июля. Кузнецова, которая
абсолютно парализовала волю Татьяны Грицай, велела женщине на этом собрании
объявить, что с этого дня Борис перестал быть хозяином бизнеса, что владелица
теперь она, Татьяна. Перед собранием она велела Татьяне выключить телефон.
Татьяна, как всегда, повиновалась. А включила она телефон через полтора часа — и
сразу же приняла звонок от сына, который сообщил о смерти отца и еще двух
сотрудников его фирмы. Женщины поехали на место убийства, на Трактовую. Татьяна
плакала, сев на бордюр, а Кузнецова объясняла ей, что теперь нужно брать все в
свои руки. Уже потом стало понятно, что собрание нужно было для того, чтобы
Татьяна случайно не попалась под руку убийц, — в этом случае бизнес отошел бы
родственникам, на которых Кузнецова влияния не имела.

Подружка забрала все

После смерти Бориса Грицая Наталья Кузнецова потеряла всякую осторожность.
Она стала вести себя вызывающе и нагло со всеми без исключения. Настолько нагло,
что ее даже выгнали с поминок, где она посмела заявить, что поднимет запущенную
убитым фирму. Она внушала Татьяне, что Бориса убили конкуренты, но искать убийц
не надо, иначе они убьют всю семью. Запугивания хорошо действовали на
впечатлительную Татьяну. Поэтому, когда Кузнецова предложила сделать ее
доверительным управляющим, Татьяна согласилась — только бы неведомые убийцы не
тронули ее семью. «Если бы твой Борис слушался меня, был бы сейчас жив», — не
упускала момента заявить Кузнецова. И тогда еще никто не подозревал, как она
была права.

Через месяц после убийства Бориса Кузнецова познакомила Татьяну со своим
сыном Вячеславом. Сама Кузнецова занимала кабинет убитого Бориса Грицая, ее сын
стал ездить на машине убитого — авантюристка убедила Татьяну Грицай написать
доверенность на ее сына, чтобы он мог управлять розничными точками.

Вячеслав Кузнецов был под каблуком у матери, делал все, что она скажет. Они
стали вести чужой бизнес, который скоро довели до крайнего упадка. Кузнецова
забирала все деньги фирмы и распоряжалась ими как хотела. Она заставила Татьяну
набрать кредитов в банке — якобы на развитие бизнеса. В довершение всего
Кузнецова убедила Татьяну продать квартиру, купить жилье поменьше, а оставшуюся
разницу в цене — почти полтора миллиона — отдать ей.

Прозрение

Спустя три года после убийства мужа Татьяна наконец начала вдруг понимать,
что ею манипулируют. Начались конфликты. Кузнецова унижала ее перед сотрудниками
и даже лишала премии — ее, владелицу бизнеса. Она могла даже позволить себе бить
Татьяну по лицу, а та терпела. Следующий год принес только убытки и штрафы, и
Кузнецова отказалась от должности гендиректора. А Вячеслав Кузнецов заявил: «Я
убил твоего мужа, у меня руки по локоть в крови. Будешь возникать — убью и тебя,
мне это ничего не стоит».

На Наталью Кузнецову вышли после того, как задержали Вячеслава и тот написал
следователям Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской
области явку с повинной. Вячеслав во всем винил мать. По требованию матери он
сговорился с приятелем-наркоманом, вхожим в уголовную среду. Они вдвоем
расстреляли трех человек и скрылись с места преступления на мотоцикле. «У моей
матери мания манипулировать людьми», — сказал на следствии сын.

Приговор

Вячеслава Кузнецова приговорили к 18 годам колонии. 63-летнюю Наталью
Кузнецову областной суд признал виновной в организации убийства и назначил ей
наказание в виде 12 лет лишения свободы в исправительной колонии. Также ей
предстоит выплатить вдове убитого миллион рублей в качестве моральной
компенсации.

Загрузка...