«Саннолыжный» — это по-японски

Поселок на берегу лечебного озера ждет рачительных хозяев

На карте название «Саннолыжный» смотрится атавизмом, будто бы пережиток советского спортивного прошлого. Но ничего такого здесь и не было никогда — ни спортивного санного центра, ни лыжного, только лес кругом да горки. Но, может быть, скоро здесь появятся и сани, и лыжи — если построят турбазы, под которые предприниматели взяли здешние земли.

То ли сопки, то ли сани

Поселок, где живет всего-то около сорока человек, уютно расположился между
двумя озерами и двумя поселками — Озерным и Ершовкой, которые относятся к
Тельминскому муниципальному образованию. Здесь, несмотря на подходящую природу,
нет ни спортивных трасс, ни какого-либо другого показателя, к которому можно
было бы привязать столь странное название. А вот соседние Ершовка и Озерное
названы вполне понятно — Ершовка получилась от имени хозяина заимки Ершова,
Озерный же находится прямо у маленького озера умиротворяющей красоты.

— Бугристая там местность. Может, поэтому назвали Саннолыжным, — предположили
в Тельминской администрации, куда мы обратились за разъяснением.

— Сопки там. Вот по ним и катайся зимой хоть на санях, хоть на лыжах, —
уверены в районной администрации.

— Да из-за пленных японцев нас так назвали! — считают сами саннолыжники и
саннолыжницы.

— Ходили раньше рассказы, что еще до войны за озером стоял лагерь, где жили
пленные японцы. Они делали сани и лыжи. Остатки японских землянок, ямы и по сей
день имеются, — рассказывает пенсионерка Тамара Федорова. Она приехала сюда в
1966 году и прижилась настолько, что никаким калачом не выманишь. Каких-то
наглядных доказательств японской версии мы не нашли. Ямы от землянок уже и не
видны почти. Но в принципе этот вариант звучит более убедительно, чем вариант с
горками и сопками.

Инвалидный детский дом

Саннолыжники и саннолыжницы — преимущественно пенсионного возраста. И это при
нынешних условиях даже хорошо — работы в округе нет никакой. Просто девственная
безработица. А некогда здесь стоял крупный социальный объект, вокруг которого по
сути и сформировался поселок — в пятидесятых годах прошлого века. И вырос в
шестидесятых довольно большим. Это сейчас здесь дворов 15—20 и живет около
сорока человек. Впрочем, для такого глухого краешка — несмотря на фактическую
близость к Усолью — это вполне средний результат. В Озерном проживает чуть
больше шестидесяти, а вот в Ершовке всего-то пятнадцать человек. Крупным
социальным объектом, благодаря которому вырос некогда Саннолыжный, стал
инвалидный дом, который просуществовал до 1964 года. Затем дом инвалидов
переквалифицировали в детский дом, выделив корпусы для лежачих детей.

Но, как говорят, остались проживать здесь и некоторые взрослые инвалиды. В
1977 году учреждение расформировали, переведя спецконтингент в соответствующие
заведения. Ребятишки переехали в Нукуты.

— В 1977 году открыли у нас вместо детдома турбазу от Усольмаша. Она
почему-то не работала. Мы ее закрытую так и сторожили, — вспоминает Тамара
Васильевна. А недавно турбазу продали частникам.

Лечебные грязи Большого озера

Инвалидный дом, детский дом, неработающая турбаза — все они занимали уютный,
заросший травой берег Большого озера. Сейчас территорию с сохранившимися
корпусами никто не охраняет — лишь присматривают, чтобы не разрушали.

Старые деревянные корпуса закрыты на замки, выбитые стекла аккуратно
заставлены картонками. Внутри — разруха. Один корпус открыт, и в него без
противогаза зайти невозможно — корпус превратился в хлев. Там нашли приют коровы
и лошади.

В принципе, если вложить деньги и приложить силы, может выйти что-то стоящее,
неплохой туристический объект. И дело тут не в пляжном отдыхе, конечно, не в
том, что на Большом озере хорошее купание. Как раз купаться здесь не
рекомендуется. Все местные знают, что озеро у берегов очень топкое, на дне —
голубовато-серый ил. Зато в озере берут лечебную грязь, например для курорта
«Усолье». Отвозят грязь и в Ангарск.

— А как же ее добывают? С берега черпают?

— Грязь берут зимой, по льду. Заезжают на лед, проделывают лунки, выкачивают
через эти лунки грязь, — рассказывает Тамара Васильевна.

Те, кто приезжает в Саннолыжный в гости к родственникам, используют
возможность «грязетерапии» — ходят по тоненьким серым тропинкам вдоль берега,
поверхностно оздоравливаясь. Озеро длиной около километра. Очень приятны
прогулки на лодке и здешняя рыбалка — водоем богат рыбой. Еще одна
достопримечательность — недалеко от поселка Саннолыжного есть гора Колдун
высотой 515 м. Почему Колдун? Мы услышали две версии на этот счет — что там,
возле горы, некогда жил то ли колдун, то ли шаман, а вторая — что сама гора
похожа на таинственную фигуру.

В самом Саннолыжном историей не слишком интересуются — некому уже. Очень мало
тех, кто живет здесь давно и может кое-что порассказать — из слышанного от
прежних стариков. И школы нет — именно в сельских школах обычно собирают
краеведческий материал и местные байки.

Все хозяйство брошено

Саннолыжники и саннолыжницы занимаются ведением домашнего частного хозяйства,
собирают ягоды и грибы, получают пенсию — тем и живут. Хозяйствование несколько
осложнено тем, что в округе нет питьевой воды. Из скважин идет вода технического
употребления, питьевую подвозят. Из озер не пьют. Да в озерах в июне-июле вода
покрывается мелкой зеленью, цветет.

— Детдом-то закрыли, наверное, от того, что вода привозная, — предполагает
Тамара Федорова. Такое же положение с водой и в соседних деревнях. Не очень
приятно, что нет магазина, пусть бы даже со скудным ассортиментом. Зато есть
фельдшерский пункт и отделение почтовой связи.

— Иркутский лесотех был здесь, имел базу. Пилорама была у них, студентов
обучали. Ну, теперь нет ничего, все растащили. На территорию Озерного тоже
когда-то приезжали на практику студенты — будущие специалисты лесной отрасли.
Было здесь и лесоперерабатывающее предприятие «Алексис», начальная школа,
фельдшерский пункт, магазин, столовая, выездная почта.

— Базу, где обучали студентов, бросили. Школу продали частникам, которые
лесопилку держали. Клуб закрыт давно... Нечего делать... — жалуются жители
Озерного, который буквально в километре от Саннолыжного и соединяется с ним
длинным Малым озером. В этом озере все лето плещутся приехавшие к
бабушкам-озерчанкам и бабушкам-саннолыжницам ребятишки. Да и взрослые мужики не
брезгуют зацветшей теплой водичкой. Супруги-озерчане, которые с тоской поведали
нам об упадке, вышли на улицу только потому, что увидели неизвестную им машину —
чужие здесь почти не появляются.

Эта семейная пара перебралась сюда, в Озерный, из другого района. Природа
здесь располагает. Да и усольские пенсионеры из города перебираются в деревню, к
природе, на чистый воздух. На задах Саннолыжного вырастают новые дачные дома.
Один — выдающийся, кирпичный. По здешним меркам, его владелец считается новым
русским. Так что, возможно, судьба этого недалекого, но подзаброшенного угла так
и решится — в сторону дачного поселка и хорошей туристической зоны. Ведь
настоящей деревней Саннолыжный так и не стал. Не успел.

Метки:
baikalpress_id:  24 719