Что будет с рыбой?

Как разлив нефти может повлиять на фауну Братского водохранилища?

В прошедший вторник специалисты Бельского рыбозавода начали выпуск в реку Белую мальков пеляди, которые пойдут по Белой в Братское водохранилище на откорм. Пруды хозяйства, где содержится около 14 тысяч мальков, через 2—3 недели опустеют. Но как повлияет на молодь неблагоприятная экология? Ведь недавно Ангара на границе Усольского и Черемховского районов была загрязнена большим количеством нефтепродуктов, вытекших из незаконной врезки. Специалисты говорят, что если сегодня опасность для фауны Ангары и Братского водохранилища не просматривается, что называется, невооруженным глазом, то это не значит, что ее нет. Полностью оценить масштабы загрязнения можно будет только спустя несколько лет.

Умрет от голода?

Напомним: 25 апреля на реке Ангаре было обнаружено нефтяное пятно
протяженностью около 10 километров, движущееся вниз по течению реки в
направлении от Усолья-Сибирского до Черемховского района. Нефтепродукты вытекли
из трубы, которую похитители врезали в нефтепровод ФГУ «Комбинат Росрезерва
«Прибайкалье», которое находится в Усольском районе. Врезка была ликвидирована,
воришки нефти пойманы. Нефтепродукты на несколько дней лишили воды несколько
населенных пунктов. Над определением экологического ущерба в результате
незаконной врезки работают несколько научных институтов и природоохранные
структуры. Предварительный ущерб будет установлен в августе.

Сразу после разлива нефти появились слухи о том, что на пострадавшей
территории находят в большом количестве погибшую рыбу, в том числе ценных пород.
Но ни рыбоохрана, ни промышленные бригады, работающие на Братском водохранилище,
не нашли мертвой рыбы.

Зато специалисты Росрыболовства предупредили о том, что планктон загрязнен и
рыба, когда прогреется вода, будет выходить ближе к поверхности и питаться
загрязненным планктоном. Ученые также задались вопросом, как микроорганизмы,
обитающие на дне и в придонном грунте, справятся с осевшими фракциями дизельного
топлива. Чуть позже появились сведения о том, что рыбе может не хватить корма —
некоторые виды планктона погибли.

Икра рассосется?

Мы встретились со специалистами, которые непосредственно занимаются
разведением и охраной рыбы, чтобы выяснить, какие опасности угрожают фауне
Ангары и Братского моря и действительно ли рыба погибнет от голода.

Заместитель начальника территориального отдела контроля, надзора и рыбоохраны
по Иркутской области Ангаро-Байкальского территориального управления
Росрыболовства, ихтиолог по специальности Павел Аношко считает, что очистка
акватории была произведена, но в небольшом объеме. Собрали нефтепродукты только
с поверхности воды.

— Это не более 10 процентов. Остальное в конце концов разбавится водами
Ангары и Братского водохранилища. По мере того как вода будет нагреваться,
нефтепродукты, которые ушли на дно, в песок, станут подниматься на поверхность и
испаряться. Выходы уже есть с прибрежных зон, рыбаки нам сообщают.

Сейчас, говорит Павел Аношко, совместно с Российской академией наук,
Лимнологическом институтом научные структуры Росрыболовства заканчивают
обрабатывать пробы, и по результатам этих исследований можно будет сделать более
точные прогнозы об экологическом ущербе. Изучение собранных образцов донного
грунта и речного планктона — долгое дело, так как обработка проб ведется
вручную, что требует больших трудозатрат.

— Разлив нефти был большой. Почему не погибла рыба?

— Она чувствует загрязненные места, уходит.

— Распространилось ли загрязнение на другие районы, кроме Усольского и
Черемховского?

— Я сам ездил, например, в район Балаганска, и там очевидных пятен не было.
Основное загрязнение сейчас в районе Свирска. И Павел Аношко, и Леонид Михайлик,
заместитель директора ОАО «Байкальская рыба», в состав которого входит Бельский
рыбозавод, считают, что по сравнению с другими последствиями гибель планктона
еще не так страшна.

— На сегодняшний день положение с планктоном не так страшно. Хотя, конечно,
донные отложения, берега загрязнены. Если рыба не умирает в отсутствие корма, то
становится слабой. Но мы переживаем еще и по другим поводам, — говорит Леонид
Михайлик. Эти поводы — отложенный результат экологической катастрофы. Лет пять
нужно ждать, чтобы оценить весь масштаб убытков, которые причинили природе
похитители дизельного топлива. Есть прямая опасность того, что рыба не будет
нереститься в загрязненных местах. Есть опасность, что она вообще не будет
нереститься. А если и будет, то неизвестно, здоровое ли потомство принесет. У
рыбы, подвергнутой отравлению нефтепродуктами, идет изменение на уровне
внутренних органов. Органы, которые отвечают за воспроизводство, могут попросту
не работать. Икра может быть отравлена.

— Икра может вообще рассосаться и выйти из рыбы в виде воды. То есть не будет
воспроизводства. И еще вопрос: у рыбы идет изменение печени. Пока рыба живая,
она плавает. Но температура воды повышается. И не факт, что, когда показатели
температур в Братском водохранилище достигнут оптимальных летних показателей,
рыба останется жива. Процессы в организме рыбы ускоряются с повышением
температуры. Не факт, что к концу июля мы не получим дохлую рыбу.

— Когда вы сможете говорить об ущербе?

— Пелядь созревает три года. Если через 2—3 года будет провал — значит,
погибла молодь. Будет ясно, когда рыба не придет на нерест. Даже если она сможет
преодолеть все преграды и выметать икру — именно в тех местах, которые
загрязнены, в частности по реке Белой, — не факт, что потомство будет здоровым,
без отклонений. Возможно, придется закупать икру у соседей, в других регионах, —
говорит заместитель начальника ОАО «Байкальская рыба» Леонид Михайлик.

Мальки ушли в плавание

Главный способ компенсировать ущерб, нанесенный фауне, — выпуск мальков.
Поэтому, несмотря на последствия экологической катастрофы, мальков, живущих в
прудах возле поселка Сосновка, выпускают в большое плавание. 3 июля для пеляди
размером с мизинец был торжественно открыт выход в реку Белую, откуда они должны
мигрировать в Братское водохранилище, кормиться и взрослеть.

Хоть личинки и молодь рыб и наиболее чувствительны к воздействию нефти, у них
в наших водах есть большие шансы на благополучный исход. У Ангары и Братского
водохранилища высокая способность к самоочищению. Байкальская вода, поступающая
в Ангару, разбавляет загрязнения и сносит грязь вниз по течению.

Это знаковый для Бельского рыбозавода выпуск мальков во взрослую жизнь.
Первый после многих лет постсоветской разрухи выпуск был произведен в 2009 году,
и теперешние мальки — дети пеляди того самого выпуска.

В 80-х годах выпуск пеляди был ежегодным. Пелядь поднималась до Иркутска, ее
ловили под плотиной ГЭС. Эта жирная, вкусная рыба до сих пор очень востребована
жителями области. Обилие этой рыбы было возможно только при искусственном
воспроизводстве. Пелядь была озерная и не заходила в реки на нерест.

Сейчас выращивают речную пелядь, которая заходит на нерест в реки. И в этом
году около семи миллионов мальков выпускают из сосновских прудов. Причем
промышленный возврат, говорят специалисты, будет не более пяти процентов — это
та рыба, которая пойдет на нерест и даст икру.

...Мальки ждут своей участи в большом пруду. С одной стороны пруда стоит
бетонный короб, открытый с одной стороны, — так называемый «монах». Специалист
спускается к воде, поднимает шандуры — заграждения, которые не дают рыбе
скатиться в канал, ведущий в реку. Шандуры убраны, и вода через «монаха» уходит
в канал. Мальки катятся туда с водой. Для того чтобы опустошить пруд, нужно
около 2—3 недель. Рыба долго соображает, что ей делать. Специалисты говорят:
рыба должна почувствовать воду, то есть собраться в стаю и, следуя инстинкту,
покатиться вместе с течением в Белую, а затем по этой водной дороге уйти в
Братское море пополнять стадо.

Метки:
baikalpress_id:  24 667
Загрузка...