Нетленный лама Этигэлов

В Бурятии провели необычный фестиваль искусств

Журналист нашей газеты Светлана Михеева в качестве поэта стала почетным гостем первого буддийского фестиваля искусств, посвященного святыне Иволгинского дацана в Бурятии — нетленному хамбо-ламе Этигэлову. На фестиваль искусств, который прошел в главном дацане России, собрались творческие люди со всех концов Бурятии, а также из Монголии, чтобы преподнести свое искусство в дар на день рождения загадочному ламе, который сидит в позе медитации уже 75 лет.

Тело в стеклянном кубе

Феномен Этигэлова можно назвать одним из буддийских чудес. Даши-Доржо
Этигэлов считается живым спустя 160 лет после своего рождения. Он родился в
Бурятии в позапрошлом веке. В 15 лет сбежал в дацан и там обучался больше 20
лет. Происходил он из казачьего сословия. Чтобы освободить его от службы, жители
родных мест по наставлению своих религиозных руководителей 15 лет выплачивали за
него воинскую повинность в денежном эквиваленте. Этигэлов выучился и стал
высокообразованным человеком. Пройдя все положенные по иерархии должности, он
стал настоятелем Янгажинского дацана Бурятии.

До конца жизни он писал книги по буддизму, создал фундаментальный труд по
тибетской фармакологии. Он строил дацаны во имя павших на войнах в начале XX
века, потратив на это все свое состояние. В 1911 году он был избран XII Пандито
Хамбо-ламой буддийского духовенства Восточной Сибири. Он прославился тем, что
возглавил Общебурятское общество, которое собирало средства для фронта и
оказывало помощь раненым и семьям павших воинов. В 1917 году он сложил с себя
полномочия главы буддистов Восточной Сибири. 15 июня 1927 года хамбо-лама сел в
позу лотоса и, дав последнее напутствие ученикам, ушел в нирвану, в которой,
считают буддисты, находится и по сей день. Его тело нетленно, оно сохраняет
качества живой материи.

Первоначально Этигэлов был помещен в позе лотоса в кедровый куб и захоронен.
По его собственному завещанию в 1955 году его впервые достали. Тело было
неизменно, кожа сохранилась упругой, теплой. В 2002 году его подняли
окончательно и перенесли в Иволгинский дацан, где тело XII Пандито Хамбо-ламы
находится по сей день, будучи помещенным в стеклянный куб. Для нетленного ламы
построен специальный дворец, который является на территории дацана красивейшим
строением.

Ученые разных стран изучали тело ламы. Они сделали вывод, что белок тела
живой; измерили электромагнитные импульсы, исходящие от тела; нашли, что
температура тела свойственна живому. Объяснить эти факты наука не смогла. А с
2005 года буддийское начальство запретило изучение нетленного Этигэлова.

Творческие люди разгадают тайну?

Феномен остался не объяснен. И сами буддисты немного о нем знают и хотят
прочесть это философское послание Этигэлова. Впрочем, для них безусловно, что
этот человек отринул всяческие границы и смог достичь того, чего достичь
практически невозможно.

Нынешний XXIV Пандито Хамбо-лама Дамба Аюшеев, глава Буддийской традиционной
сангхи России, говорит, что постижение феномена Этигэлова, которого считает
своим учителем, возможно в том числе и при помощи такого необычного способа, как
искусство. На фестивале был объявлен турнир поэтов, которые пишут на русском и
бурятском языках. Может быть, поэты натолкнут философствующую буддийскую
общественность на какие-нибудь неожиданные мысли по поводу феномена Этигэлова.

— Попробовать надо, — сказал хамбо-лама Аюшеев после того, как фестиваль
закончился и творцы получили свои награды. Поэты из Монголии, Иркутска и Москвы
удостоились приема у хамбо-ламы на следующее утро после фестиваля. Хамбо-лама
выразил свое мнение по поводу того, что поэт не может быть настоящим буддистом,
так как он слишком занят собственным «я», но не исключил возможности озарения
какого-нибудь стихотворца светлой мыслью в нужном — буддистском — направлении.

Один из организаторов фестиваля, уроженец Улан-Удэ, а ныне москвич, поэт
Амарсана Узылтуев, которого хамбо-лама в шутку называет ужасом всего бурятского
народа из-за его неукротимой энергии, рассказывает, что фестиваль — это
поздравление хамбо-ламе Этигэлову на 160-летие. Игра на национальных
инструментах, конкурс композиторов, конкурс поэтов, обрядов — это подношение
десяти (по числу искусств) драгоценностей, творческие подарки людей нетленному
хамбо-ламе. Причем принимать участие в состязаниях могут люди разных конфессий.
Кстати, поэтический конкурс на лучшее стихотворение на русском языке в тот день
выиграл русский полковник.

Для Бурятии это новый важный праздник. На него по приглашению приехала
мировая знаменитость — скульптор Даши Намдаков. Он прибыл в качестве члена жюри
в конкурсе по изобразительному искусству.

С 9 утра до 11 вечера на стадионе, выстроенном при дацане для проведения
спортивных национальных состязаний, играли, пели, читали, танцевали. Были
уникальные исполнители. Например, знаменитый Лудуб Очиров из Бурятии — слепой
десятилетний мальчик, который играет на фортепиано, сочиняет и аранжирует
музыку, поет.

Крутим барабаны

Попав в Иволгинский дацан в семь утра, мы обнаружили, что с раннего утра сюда
начинают стекаться люди. Директор Центральной республиканской библиотеки Жанна
Ильина, которая нас сопровождала, предложила совершить обряд гороо — нечетное
число раз пройти по территории дацана по направлению движения солнца. Во время
обхода нужно молиться о благополучии, крутить буддийские барабаны, которые
расположены по всему пути молящихся. В барабанах — свитки с молитвами.Жанна
Борисовна рассказала о некоторых особенностях и достопримечательностях
буддийского мира, о которых мы, европейцы, люди другой веры, и не подозревали.
Например, почему загнуты вверх крыши буддийских храмов? Оказывается, для того,
чтобы в особенные дни, когда темные силы спускаются на землю, храмовые земли
оставались чисты, — нечистая сила не сможет спуститься, потому что по загнутым
кончикам крыш она отправится обратно в небо.

Жанна Борисовна показала нам, как исполняется обряд простирания. Для этого в
храме лежит специальная доска. Молящийся берет в руки два скользких деревянных
брусочка, становится на колени и, скользя по доске, распластывается по ней. Это
одна из форм буддийской практики для обуздания собственного ума, очищения плохой
кармы. В центре Иволгинского храмового комплекса стоит здание, отделанное
современными материалами. Это буддийский университет. Здесь обучаются хувараки —
студенты-послушники. Среди них есть и русские.

На территории дацана расположен камень, который, по преданию, имеет отпечаток
руки богини Зеленой Тары. Буддисты верят, что если отойти от камня на положенное
расстояние, загадать желание и, вытянув вперед руку, идти к камню, попасть точно
по нему, не задев ничего больше, то желание исполнится.

В храме Чистой Воды

Храм Чистой Воды — дворец, построенный специально для пребывания в нем
нетленного хамбо-ламы Этигэлова — стоит закрытый. Только несколько раз в год — в
дни больших молений — верующие буддисты и посетители имеют возможность увидеть
тело. Нам повезло — по распоряжению хамбо-ламы на следующее утро после окончания
фестиваля мы были допущены во дворец. Попали мы туда прямо из резиденции главы
сангхи.

Резиденция, в отличие от дворца, представляет собой скромный дом, украшенный
разве что традиционными львами на входе. Внутри тоже скромно. Хамбо-лама —
противник удобств, которые привязывают человека к комфорту, желаниям, что
недопустимо для буддистов. Он не разрешает возводить на территории монастыря
даже теплые туалеты.

Хамбо-лама разрешает нам посетить великого Этигэлова, но по одному. Сначала
эта честь оказывается монгольским поэтам. Они буддисты, и для них это
приближение к телу — возможность по-клониться святыне. Потом приходит наша
очередь.

Возле дворца Этигэлова всегда толпится народ. Но дворец закрыт на щеколду с
внутренней стороны. Хуварак отводит нас по одному в храм, передает с рук на руки
ламе, который ухаживает за хамбо-ламой Этигэловым. Лама закрывает дверь на
щеколду и отводит нас в зал, где в стеклянном кубе в позе лотоса сидит
медитирующий Этигэлов. Сегодня левый глаз у него приоткрыт, но так бывает не
всегда. Это событие русские поэты потом бурно обсуждали между собой, а также то,
что XII Хамбо-лама, скорее, производит впечатление живого, чем мертвого.
Монгольским поэтам, которые понимают по-русски, должно быть, смешно это
слушать.

Метки:
baikalpress_id:  16 756