Куда бежать, куда ломиться?

Как вести себя в случае возникновения ЧС и где искать укрытие? Найти ответы на эти вопросы оказалось непросто

Не так давно, 8 июня, ровно в 10.25 по местному времени в привычный утренний фон городской размеренной жизни ворвался жуткий вой сирены. Кто-то из прохожих, пугливо озираясь, кажется, успел не на шутку испугаться; кто-то, напротив, остался безучастным к пронзительным тревожным звукам. Как выяснилось позже, дело оказалось в учебной тревоге — в рамках плановой проверки технического состояния системы централизованного оповещения сигнал «Внимание всем!» раздался в то утро не только в Иркутске, но и в других в городах и районах области. Мы же в свою очередь задались вопросом: а какая опасность может стоять за пронзительным сигналом уличной сирены и что делать рядовым горожанам в случае не учебной, а настоящей тревоги?

Что делать?

— Услышав вой сирены, то есть предупредительный сигнал оповещения гражданской
обороны «Внимание всем!», необходимо включить телевизор, радиоприемник или
репродуктор, настроить на телеканал ИГТРК или на волну Иркутского областного
радио и прослушать сообщение местных органов власти или штаба по делам ГО и ЧС,
— поясняет начальник связи Главного управления МЧС России по Иркутской области
Виталий Есенков. — Ну а тем, кто находится на улице, надо немедленно зайти в
ближайшее учреждение, будь то школа, кафе или, скажем, магазин, и, рассказав о
сигнале тревоги тем, кто, возможно, его не услышал, включить радиоприемник или
телевизор для прослушивания информации.

Сигнал слышно, но не везде

В целом, по словам эксперта, сигнал тревоги «Внимание всем!» может означать
вероятную воздушную, химическую или радиационную опасность или, скажем,
крупномасштабную аварию, техногенную катастрофу, угрозу стихийного бедствия. На
каждый случай чрезвычайных ситуаций местные органы власти совместно со штабами
по делам ГО и ЧС заранее заготавливают варианты текстовых сообщений с перечнем
рекомендаций для рядового населения.

Единственное «но»: устаревшая система централизованного оповещения
охватывает, увы, далеко не всю область. Даже в рамках Иркутска жители отдельных
микрорайонов о минувшей тревоге (благо, что учебной) знать не знали и слышать не
слышали — вой сирены не покрывает и половины города.

— Сейчас в рамках реализации областной целевой программы «О реконструкции
региональной системы оповещения Иркутской области» работы по модернизации
системы вот-вот начнутся. Будем надеяться, что в скором времени, а программа
рассчитана на период до 2015 года, ситуация изменится и с учетом повсеместной
установки современных электрических сирен и репродукторов мы наконец-то охватим
все 100% территории, — говорит Виталий Есенков. — А пока в силу технического
состояния устаревшей системы оповещения, построенной еще в 70—80-х годах
прошлого столетия, даже с учетом трансляции сигнала в теле- и радиоэфире, мы
охватываем лишь 80% территории области. Ведь проводное радио, которое в
советское время исправно звучало даже в самых глухих деревушках области,
сегодня, к сожалению, есть не везде.

Кухонное радио

Кстати сегодня, как и полвека назад, проводное вещание остается одним из
главных средств оповещения в случае ЧП, а на уровне законодательных актов даже
приравнено к стратегически важным объектам. Между тем, несмотря на столь
почетное звание, массовый медиапродукт советской эпохи переживает нынче не
лучшие времена. С одной стороны, проводное радио проигрывает в конкуренции
современным электронным СМИ — Интернету, телевидению и FM-радиостанциям, а с
другой — приходит в упадок в силу крайне неудовлетворительного технического
состояния сетей. Последний раз средства на их модернизацию государство выделяло
почти 15 лет назад. И если в советское время кухонное радио вещало даже в тех
отдаленных уголках страны, где не было электричества, то сегодня, говорят
связисты, в деревнях, где нет света, радио нет и подавно — провода растащили,
столбы спилили. Достаточно сказать, что если еще в начале 90-х к радиоточкам
были подключены 47 миллионов российских радиослушателей, то в 2009 году — чуть
больше 10 миллионов.

А между тем широкая зона покрытия и возможность вещания вне зависимости от
электроснабжения и сейчас значатся в числе преимуществ проводного радио.

— Каждое средство оповещения, будь-то SMS-рассылка, FM-радиостанции или
проводное радио, имеет свою потенциальную аудиторию, свои плюсы и минусы, —
отмечает Виталий Есенков. — Сейчас в рамках реконструкции автоматизированной
системы централизованного оповещения идет работа и по охвату более широкого
числа каналов информации. Так, в самом скором времени у нас появится возможность
трансляции сигнала тревоги и звукового сообщения не только в эфире областного
радио и ИГТРК, но и целого ряда частных и кабельных телеканалов и
FM-радиостанций.

Что с бомбоубежищами?

Вместе с тем в сознании рядовых горожан такие словосочетания, как «воздушная
тревога» или «радиационная опасность», прежде всего ассоциируется с
бомбоубежищами, которые в действительности именуются защитными сооружениями.
Есть ли таковые в области? И если да, то где же они, собственно, располагаются?

Оказывается, есть. В большинстве своем — на базе крупных предприятий и
стратегически важных объектов, например таких, как Иркутская ГЭС, АНХК,
авиазавод. Вот только, как ни удивительно, но информация о количестве и
месторасположении защитных сооружений, как оказалось, является секретной.
Рядовому населению о ней знать не полагается.

— Сейчас, точно так же как в советское время, защитные сооружения
предназначаются для сотрудников химически опасных заводов, а также стратегически
важных предприятий области, которые и в случае военных действий продолжают
работать, — говорит Евгения Баранова, ведущий специалист ОГУ «Центр ГО ЧС и ПБ».
— Что касается рядового населения, то в случае возникновение чрезвычайной
ситуации жители подлежат плановой эвакуации в безопасные районы. Между тем
корреспондентам «СМ Номер один» все же удалось выяснить количество защитных
сооружений на территории области. Так, согласно официальным данным, в регионе
таковых 507, из них в Иркутске — 166. Много это или мало? Для сравнения: в
середине 80-х в одном лишь Ленинском районе города насчитывалось 86 защитных
сооружений.

— А к 2001 году из 86 осталось лишь 13. Вот и судите... — говорит Александр
Панфилов, подполковник в отставке, ветеран Чернобыля, ныне пенсионер, а в
прошлом начальник штаба гражданской обороны Ленинского района города Иркутска. —
Переломным моментом, конечно, стала перестройка. Какие-то укрытия закрыли,
захламили, а какие-то попросту разворовали. Одно слово: бардак.

Отметим, что такая ситуация типична не только для города и области, но и для
России в целом. В период массовой приватизации, когда сотни крупных и мелких
предприятий приказали долго жить, «благополучно» канула в Лету и часть защитных
сооружений. Одни пополнили списки никому не нужных бесхозных объектов, другие
попали в частные руки. И даже те, что остались, пребывают нынче не в лучшем
состоянии. Кстати, в центре гражданской обороны, чрезвычайных ситуаций и
противопожарной безопасности скрывать не стали: из 507 ныне существующих
защитных сооружений как минимум половина не отвечает установленным нормам.

— Нормативные акты относительно их готовности и технического состояния
выходят регулярно, однако финансово они, к сожалению, не подкреплены, — отмечает
в свою очередь Евгения Баранова. — Сами же предприятия, в чьем ведении находятся
защитные сооружения, далеко не всегда находят денежные средства на их
модернизацию.

Укрыться негде

Интересно, что кроме защитных сооружений, предназначенных для работников
крупных предприятий и госчреждений, укрытием для рядового населения служили
специально оборудованные подвалы и убежища. Например, вплоть до середины 50-х
каждая «сталинка» строилась с расчетом на укрытие в подвале гражданского
населения. И каждый или почти каждый отлично знал, куда ему бежать в случае ЧП.
Кстати, в Ангарске, например, и сегодня на отдельных зданиях можно увидеть
старые жестяные таблички с конкретным номером убежища, в котором надлежит
укрыться жильцам того или иного дома. Этакий привет из прошлого.

— Помню, в 80-х годах информацию об укрытиях и краткий инструктаж на случай
ЧС мы даже размещали на квитанциях квартплаты, — вспоминает Александр Панфилов.
— Сейчас, конечно, все это в прошлом, а сами подвалы и укрытия, насколько мне
известно, пребывают в крайне плачевном состоянии. За их «боеготовностью» давно
никто не следит. Вентиляционные шахты захламлены, а подвалы зачастую попросту
затоплены. Что не украли, то растащили, а что не растащили, то запустили.

Между тем возникает вопрос: а куда сегодня бежать горожанам в случае
возникновения ЧП? Где искать укрытие или, скажем, пункт выдачи противогазов?

— За инструктаж и обучение гражданской обороне рядового населения и сейчас
отвечают управляющие компании, на базе которых должны работать специальные
консультационные пункты, — подсказали нам в областном центре гражданской
обороны, чрезвычайных ситуаций и противопожарной безопасности. — По-хорошему,
каждый гражданин обязан знать, куда обратиться и что предпринять в случае тех
или иных ЧП.

Впрочем, то ли за неимением укрытий, то ли еще по какой причине, однако до
сих пор управляющие компании города в подобной деятельности замечены не были.

— Да, раньше в каждом домоуправлении висели подробные планы эвакуации. И
каждый житель знал, что делать и куда бежать в случае возникновения ЧС. Сегодня
все иначе, — сетуют в штабе гражданской обороны. — И думается, что одна из
причин этого — лояльность законодательства, которое в отношении норм гражданской
обороны носит зачастую рекомендательный характер. Скажем, что стоит подключить
локальные радиостанции и видеоэкраны, расположенные на рынках и в торговых
комплексах, к системе общего оповещения? Сколько людских нервов, а возможно, и
жизней это поможет сберечь в случае возникновения реальной опасности. Мы же, не
имея рычагов воздействия, можем только убеждать и сетовать.

А между тем, согласно информации, размещенной на сайте администрации города в
разделе «Сигналы оповещения и действия по ним», 4-м пунктом плана в случае
аварии на химически опасном объекте значится: получить со склада противогазы и
подготовить их к действию. А пятым пунктом в случае угрозы химического заражения
— укрыться в защитном сооружении. Так где же все же получать противогазы и
искать укрытие? Ответа на вопрос мы так и не нашли.

Все может быть

В итоге мы задались вопросом: а может, рядовому населению и правда не стоится
бояться радиоактивных заражений или атаки с воздуха? Все же годы войны давно
миновали, а гонка вооружений канула в Лету. Однако эксперты нас заверили: стоит.
Вероятность возникновения аварий и ЧП на заводах, комбинатах, железной дороге
пока еще никто не отменял.

— Далеко ходить не будем. Произошло, к примеру, незапланированное повышение
уровня воды на Иркутской ГЭС. Чем это чревато? Это чревато затоплением всей
береговой кромки в районе «Фортуны». Отсюда и вопросы, кто их будет оповещать,
какой инструктаж даст администрация рынка сотням своих посетителей, — говорит
начальник связи Главного управления МЧС России по Иркутской области Виталий
Есенков. — Или другой пример. Абсолютно штатная ситуация: едет на Водоканал
спецавтомобиль с тремя баллонами хлора и терпит аварию. В итоге баллоны
разгерметизировались, возникла химическая опасность. Что делать, как себя вести?
Боюсь, что далеко не всякий знает ответ на данный вопрос

Метки:
baikalpress_id:  16 753
Загрузка...