Кеуль: накануне затопления

Старинному селу Усть-Илимского района осталось жить чуть более двух месяцев

Еще шесть лет назад жителям села Кеуль Усть-Илимского района пришло известие, что вскоре им придется покинуть родные места в связи с запуском Богучанской ГЭС. Тогда никто всерьез не воспринял эту новость, но из года в год все же кеульчане задавали себе вопросы, делать ли ремонт в доме, сажать ли огород.

Практически до сей поры селяне жили в неведении, что же с ними будет после
затопления Кеуля. Ситуация стала проясняться лишь с зачастившимися визитами
чиновников из губернии. Правда оказалась горькой. Переселенцам было предложено
новое жилье без земельных участков, без которых они не представляют свое
существование.

Одновременно обозначилось множество других проблем, связанных с затоплением:
как быть с приватизированной собственностью, как будет решаться судьба приемных
семей, которых в Кеуле около сорока, почему до сих пор нет уведомлений о
ликвидации предприятий и т. д. Одно лишь известно конкретно: 22 августа текущего
года в Кеуле никого не должно остаться. Тем не менее жители Кеуля, несмотря ни
на что, стараются не падать духом, проявляя свой широкий сибирский характер как
в горе, так и в радости.

Подтверждение тому — состоявшийся в минувшее воскресенье праздник Святой
Троицы. Это традиционное яркое событие на долгие годы запомнят все, кто смог
сюда приехать, потому как подобное больше здесь никогда не повторится...

Это был праздник сквозь слезы. Во время его подготовки работники сельского
клуба иногда прерывали репетицию, когда воочию представляли скорое прощание с
родными местами, — не могли справиться с внезапно подкатившимся комом в горле.

— Родилась я в деревне Березовой, на острове, недалеко от Кеуля, —
рассказывает директор ДК села Кеуль Галина Михайловна Жмурова. — Вскоре мои
родители переехали в старый Кеуль, затем в новый. Теперь опять предстоит
переселение. Конечно, охватывают грусть и боль. Человек ведь должен оставить
какой-то след на земле, а наш след смоется с лица земли. Для чего тогда все это
было? Начинали по крупицам. Сколько труда здесь вложено! И тем не менее в это
сложное время мы сумели настроить своих односельчан так, что они, несмотря на
сложившиеся обстоятельства, активно восприняли подготовку к празднику. В этом
празднике должно быть сказано о том, как мы жили, как живем и с чем уйдем.

В этот на радость солнечный день в Кеуль съехалось много приглашенных.
Приехали даже те, кто еще ни разу здесь не был. Своих гостей приветствовали
Матушка и Батюшка Кеуль, затем всем селом наряжали березку, которую по старинной
традиции троечным шествием пронесли по улицам и опустили в реку. Представители
каждой улицы щедро угощали гостей разными яствами. Среди угощений непременно
местная царь-рыба — хариус, который после затопления, как утверждают знатоки,
исчезнет из этих мест. Поддержать кеульчан приехали известные городские
творческие коллективы: ансамбль «Сибирь», украинский ансамбль «Черемшина», хор
ветеранов. Народ закружился в хороводе. Среди веселых лиц я узнала ту самую
боевую старушку, с которой лет десять назад встречалась в деревне Едорме во
время экспедиции по Ангаре от Усть-Илимска до Кодинска. Часто потом спрашивала
себя, жива ли еще баба Фрося.

Как оказалось, восьмидесятилетняя Ефросинья Ивановна Сизых не так давно
переселилась из Едормы в Кеуль. Едорму затопит раньше. За эти годы баба Фрося
почти не изменилась, лишь годы прибавили морщин и немного потускнели глаза. В
последнее время пошатнулось здоровье Ефросиньи Ивановны из-за смерти старшего
сына. Мы обнялись при новой встрече, как родные, и не могли наговориться. Я с
большим вниманием слушала эту легендарную женщину и представляла, сколько ж ей
досталось в этой жизни. С пяти лет она умела рыбачить, доить коров, прясть и
вязать, а в 14 уже была групповодом (звеньевой).

— Ангара-матушка и тайга нас поили, кормили и обували, — вспоминает Ефросинья
Ивановна. — Дома строили из дерева на века — резные, кружевные, с полукруглыми
окнами. Один такой дом увезли из Едормы в «Тальцы», в музей. А сейчас строят без
всякой совести. В какие сендвичи-панели нас собираются запихать после затопления
родимой земли? Мы-то люди старые, как-нибудь доживем уже свой век, а вот как
будут наши дети и внуки выживать? Мы ведь не просим ничего лишнего. Не отбирайте
кровно нажитое, не убивайте нас морально! Я человек грамотный, четыре класса
окончила, читаю каждый день газеты и книги. И вижу, что России-то нет, осталось
одно название. Вот о чем душа болит!

Одним из значимых событий в судьбе бабы Фроси стала встреча с известным
писателем Валентином Распутиным летом 2008 года.

— Нам вместе с Распутиным писать книги надо. Я рассказывала бы, а он
записывал бы. Ведь все, что он пишет про деревню, про жизнь, — это истинная
правда. Валентин Батькович обещал и про меня написать, — не без гордости говорит
Ефросинья Ивановна. — Ну а пока книгу мне свою подарил и подписал красивым
почерком: «Дорогой Ефросинье Ивановне, удивительно живому и мудрому человеку, с
самыми добрыми пожеланиями». Вместе с Распутиным был видный молодой мужчина —
Геннадий Сапронов. Тоже все меня расспрашивал, как мы без света живем, как
стирать приходится вручную. Прошелся со мной по разрушенной деревне. Потом
узнала, что вскоре его не стало. Так жаль... Об этом интересном человеке теперь
напоминает красная фуражка, которую он забыл у меня в доме. Внучка младшая ее
иногда надевает.

— А я все-таки жизнь люблю! — неожиданно выдает баба Фрося. — И всем говорю:
«Радуйтесь каждой прожитой минутке!» Где-то и проплачешься, а в работе и веселье
я самая первая, даром что не пью совсем.

Нет уже секрета в том, что пожилым людям подобное переселение стоит не только
здоровья, но и жизни. Известно, что многие переселенцы, попав в непривычные
условия жизни, просто погибают. Переселить селянина в город — это равносильно
тому, что посадить птицу в клетку.

— Земля — мое спасение, — говорит 83-летняя Христина Васильевна Сизых. —
Выйдешь на огород, покопаешься, отдохнешь в тени под ароматной черемухой или
сиренью — и дальше жить хочется. А что я буду делать в многоэтажном доме, да еще
и без балкона? Я деньги тратила на каждый ковшичек, каждое ведерко. Да сколько
той утвари по хозяйству в стайке!.. Куда это все девать? Если в Красноярском
крае представители власти приезжали к жителям до затопления, привозили ордера и
ключи от капитальных квартир, то в нашем случае еще и строить-то толком не
начали наши новые дома. Осталось полтора месяца до «великого переселения», а мы
еще не знаем, где будем жить.

Родилась Христина Васильевна в деревне Тушама, в нескольких километрах от
Кеуля. Когда стали колхозы объединяться, семью их насильно переселили в Кеуль.
До последнего ее родители не хотели покидать родную благодатную землю. Но пришли
поджигать их дом, и ничего не оставалось делать. Не выдержав этого, родители
Христины Васильевны — Елена Максимовна и Василий Иванович Карнауховы — ушли один
за другим, прожив на одном месте в счастливом браке 70 лет.

— Кеульчане уходят из жизни от одного только страха перед переселением, —
говорит библиотекарь Любовь Ивановна Чугаинова. — За последний год около десяти
человек похоронили. На Невонском кладбище уже целая кеульская улица есть.

...Праздник Святой Троицы в Кеуле постепенно превращался в прощание с родными
местами. Пожалуй, в памяти у многих останутся слова из незатейливой душевной
песни: «Куда нас поведет дорога от села?.. Сюда, домой уже не
возвратимся...»

Метки:
baikalpress_id:  16 650
Загрузка...