За руку со Сталиным

На День Победы ветерану войны подарили книжку иркутских сказок и шкалик дешевого коньяка

Пенсионер Иван Суббота — 85-летний ветеран войны. Незаурядный человек, интересный собеседник. Труженик, фронтовик, в прошлом пулеметчик, боцман скоростного сторожевого корабля. Когда-то, больше полувека назад, он служил в морских погранвойсках и числился в команде, лично сопровождавшей Сталина. О легендарном прошлом и, прямо скажем, незавидном настоящем мы поговорили с Иваном Андреевичем Субботой, встретившись в казенной квартире, в Доме ветеранов, что на Богдана Хмельницкого. Около десяти лет назад по вине бессовестных родственников ветеран был попросту выдворен на улицу.

Бои, засады, стычки

В 41-м году уроженцу Краснодарского края, молодому, рослому парню Иване
Субботе, было 14. Он, как и все, рвался на фронт. Не брали. — Только в 44-м году
в составе 120-го стрелкового полка я попал на линию фронта. Служил пулеметчиком
и вскоре получил тяжелое ранение — осколки немецкой мины прошили спину, голову.
Ну а дальше госпитализация, курсы пограничников, служба в мингруппе. После
Победы воевал еще год. Не раз попадал в вооруженные стычки. С бандеровцами,
власовцами. Как-то мы попали в засаду. Из укрытия наши бронемашины обстреляли,
убив ровно 70 человек. Помню, всех, кто сидел на скамейке напротив — а у нас
были «Форды» с длинными скамейками, — уложили.

— Погранвойска считались элитой?

— Да мы тогда и знать не знали — элита, не элита. Хотя носили зеленую форму и
вооружались новейшим оружием. Все новое, что поступало, — сразу к нам в
погранку.

— Долго служили?

— Не очень. Однажды вызвали на заставу. «Все, — говорят, — собирайся, поедешь
в морскую пограничную школу». Год учился в морпограншколе на
рулевого-сигнальщика. Оттуда прямиком на Черное море, в порт Очемчири, где и
служил до увольнения. Семь с лишним лет.

Лично видел Сталина

— На каких кораблях доводилось ходить?

— Сторожевые, пограничные, скоростные корабли. БО и МО — большие охотники и
малые охотники. Вооружение по полной программе — бомбы, пулеметы, пушки,
радиолокаторы. Выходили в Сухуми, Сочи, Батуми. Не раз сопровождали Сталина.

— И вы лично его видели?

— Конечно, а как же. Сопровождали на отдых, на озеро Рица. Чистое, красивое
озеро с прозрачной водой и огромными карпами, где стояла дача Сталина. За
Сталиным в Таганрог приходил «Рион» — шикарный пятипалубный корабль с роскошной
обстановкой. Красное дерево, ковры, плетеные кресла... Была даже специальная
каюта на пружинах — хоть качает, хоть не качает, а все одно. На корабле две
официантки, небольшая команда и абсолютно никакого вооружения. А мы,
пограничники, уже в окружении — спереди, сзади, слева, справа. На хорошо
оснащенных скоростных кораблях с радиолокаторами.

— С дисциплиной, наверное, было очень строго?

— Ну а как иначе, если кругом одни кагэбэшники. Нам и форму специальную
парадную шили. И если кто-то козырек блинчиком ставил, кто-то кокарды задирал,
то нам, конечно, не полагалось. Нам даже клеш расшивать не давали.

— А кормили хорошо?

— Хорошо. Если мы в Таганроге Сталина забирали, то машина в порту только и
успевала, что ящики грузить. Раз ящик, два ящик... И на каждом печать —
«проверено».

— А в ящиках что? Советские деликатесы?

— Да все! И основные продукты питания, и деликатесы. Что бы он ни захотел —
все в наличии есть. Мы со Сталиным как сходим, так нам еще продуктов на два-три
месяца хватало.

— И вождь стоял на палубе, как рисовали на картинках — в кителе и с трубкой?

— Когда с трубкой, когда без. И всегда или почти всегда Сталина развлекала
компания «веселителей» — журналисты, дипломаты, тот же Молотов, Микоян. Один
начнет, другой продолжает. Байки, анекдоты, россказни... Кстати, был у нас и
специальный скоростной катер на случай, если вождь будет выходить на берег. И
тоже шикарный — с коврами и креслами. И если Сталин высаживался, как, например,
в Сухуми, то сплошной стеной вокруг стояла кавалькада. Там и не поймешь, где
Сталин, где кто — такая вот охрана. А как-то раз я даже Сталина по трапу
провожал, за ручку.

— Лично вы?

— Да, лично я. В белых перчатках — все как полагается.

— Наверное, с волнением?

— С волнением, конечно. Правда, не столько от Сталина, сколько от обстановки.
Кругом ведь кагэбэшники, на каждом шагу — в машинном отделении, в штурманской,
на палубе. И у каждого нашивки кожаные, пистолеты — тут два, тут два.

— То есть на нервы действовало?

— Действовало, еще как. Это ведь очень, очень непросто, когда всегда и всюду
под пристальным оком.

Медали не вернули

После увольнения в запас Иван Суббота получил профессию тракториста, шофера.
Трудился и на приисках, и в медных шахтах, прокладывал газопровод, возил
контейнеры с ураном. В 50-х потерял семью. В новой черной «Волге», доставшейся
фронтовику в качестве премии, разбились жена и двое сыновей.

— Жена сидела за рулем, рядом сыновья. Младшему 7, старшему 11. Навстречу им
машина — трейлер с пьяными узбеками. В итоге целым нашли лишь одно колесо,
остальное покорежило.

Много позже, уже будучи в зрелом возрасте, Иван Суббота по приглашению друга
приехал как-то в отпуск в город Иркутск. Здесь и познакомился со второй
супругой.

— Собственной квартиры так и не купил, хотя, честно скажу, средства
позволяли. Когда на приисках работал, зарплату не считал. А ну а в целом жили
дружно, жили хорошо. Вместе ставили на ноги ее двух дочерей. О супруге Иван
Андреевич вспоминает с теплотой, с болью утраты. Ее не стало чуть больше десяти
лет назад. Тогда же ветерана и попросили из квартиры.

— Бах — и пришли квартиранты. Дескать, уматывай, мы теперь здесь будем жить.
Ну я, понятно, в сопротивление, а тут уже и родственники подоспели — дочка жены
с зятем-милиционером... В итоге выгнали в чем был и даже удостоверения и медали
не вернули — медаль за Германию, медаль за Японию. Фотография со Сталиным — и та
у них осталась. Хорошо хоть ветеранское было при мне. Ну а когда стал ходить да
права качать, меня чуть было в психиатрическую больницу не упрятали.

Впрочем, больницы, к счастью, удалось избежать. Как утверждает сам Иван
Андреевич Суббота, помог звонок в органы госбезопасности. После ветеран жил у
соседа, потом в подвальном помещении, непродолжительное время гостил у
приятельницы. В итоге на условиях социального найма он получил квартиру в Доме
ветеранов. Награды, удостоверения и памятную фотографию вернуть не удалось.

— Сколько я ни писал, сколько ни обращался, все без толку. Милиция молчит,
все стоит на месте. В общем, помощи от государства ровным счетом никакой. Зато
подарок на 9 Мая вон какой подарили — книжку сказок и шкалик коньяка. Как
увидел, так чуть слезу не обронил.

Кстати, насчет презента, прямо скажем, весьма нетривиального — чистая правда.
Книжку иркутских сказок участнику войны преподнес некий благо- творительный
фонд, а шкалик коньяка — одна из торговых винно-водочных фирм. Вот, собственно,
и все, что получил в подарок ветеран войны по случаю очередной годовщины Победы.

— Ведь я, как ни крути, миллионы денег государству заработал: 8 килограммов
необработанных алмазов, почти тонну золота, еще и серу, медь, уран. А ведь уран
в то время стоил 200 тысяч за килограмм, — вздыхает ветеран. — Ну а что в итоге?
Ровным счетом ничего. Лекарства покупаю сам, за проезд плачу сам. И даже за
уборку и доставку продуктов отдаю по три тысячи. Одна радость — подарок вручили
на 9 Мая, — не без иронии говорит ветеран. — Теперь буду греться и сказки
читать.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments