Какая судьба у дома-невидимки?

Жильцы скандально известной новостройки не теряют надежды отстоять свои квартиры

Кирпичный дом с зелеными балконами по адресу Бородина, 45, уже известен, пожалуй, всем иркутянам. Фасад этой печально знаменитой новостройки с завидной регулярностью мелькает в новостях. Эпопея длится без малого два года. И хотя прокуратура одержала победу — решение о сносе многострадального дома уже вступило в законную силу, — точку в деле ставить рано. Ситуация абсурдна: громкое дело о самовольной постройке, кажется, зашло в тупик.

Без воды, без тепла

Жильцов несчастной новостройки по улице Бородина репортеры не зря окрестили
коммуной. Ничто так не сближает малознакомых людей, как бытовые невзгоды и
жилищные трудности. Выдержке дольщиков нельзя не позавидовать. Второй год
десятки семей живут в этаком доме-невидимке — незаконно возведенной многоэтажке,
о которой нет упоминаний ни в балансах, ни в реестрах. То есть по факту дом
есть, а по документам его нет.

Отсюда, собственно, и все неурядицы: отсутствие законных прав на квартиры,
отсутствие отопления, воды, канализации... Тяжким будням новоселов в пору
посочувствовать. Ежедневно с флягами и ведрами они ходят на ближайшую колонку и
кипятят воду в десятилитровых кастрюлях. Мириться с невзгодами их заставляет
безысходность.

— А что нам еще делать? У нас выхода нет, — печально резюмируют сами жильцы.

В чем суть?

Напомним, что компания «РоссДСМ» во главе с небезызвестным господином
Кузнецовым, имея на руках лишь разрешение на строительство частного коттеджа,
возвела кирпичный восьмиэтажный дом. И мало того что возвела, так еще и
распродала львиную долю квартир еще на этапе строительства здания.

Какие документы предъявляли покупателям проворные сотрудники, на каких
основаниях заключали договоры — остается загадкой. Как утверждают сами дольщики,
о том, что с документами на дом не все гладко, они узнали лишь после того, как
получили ключи. Отдельные жильцы даже успели застать то счастливое время, когда
дом был подключен к центральной канализации, а из кранов лилась вода — и
холодная, и горячая. Впрочем, длилось это недолго. Бой за блага цивилизации был
быстро проигран. Дом показательно отрубили от систем канализации.

Решение вступило в силу

Между тем прокуратура города подала иск в суд о сносе незаконно возведенного
здания. И все бы хорошо, вот только интересы дольщиков остались в стороне.

— Никто не оказал поддержки, никто не предложил нам помощи. Скорее, наоборот,
— говорит Татьяна Зубарева, один из активистов группы жильцов. — И в
прокуратуре, и в суде нам говорили лишь одно: «Вы сами виноваты — в силу
собственной юридической безграмотности и абсолютного невежества!»

В итоге прошлым летом, 21 июня 2011 года, Свердловский суд Иркутска
удовлетворил иск городской прокуратуры и вынес решение о сносе восьмиэтажного
здания. И вот буквально месяц назад судебная коллегия по гражданским делам
Иркутского областного суда подтвердила законность такого вердикта. Решение
вступило в силу.

— Дом был построен с грубыми нарушениями существующих норм, без проектной
документации, без разрешения. И ответчик не предоставил суду ни одного
доказательства, подтверждающего законность данного строительства, — комментирует
ситуацию Юлия Ефимова, заместитель прокурора Иркутска. — Он живым щитом выставил
дольщиков, которые до последнего были уверены, что все обойдется, что дом не
снесут. Тем не менее сейчас можно говорить лишь о том, что восьми-этажный дом,
возведенный в сейсмоопасной зоне, угрожает жизни и здоровью людей. Да, я
понимаю, что дольщики, которые купили в нем квартиры, несмотря на отсутствие
разрешений, отсутствие проектной документации, по сути остаются ни с чем. Но с
другой стороны, этот прецедент, думаю, послужит своеобразным уроком — и для
строительных компаний, и для прочих дольщиков, которые зачастую теряют все лишь
из-за собственной неосмотрительности.

И тем не менее возникает вопрос: а куда смотрели надзорные органы, почему
незаконное строительство не было вовремя приостановлено? — Сотрудник службы
стройнадзора, ответственный за данный участок, год проезжал мимо объекта, не
проверяя документов. По итогам проверки должностное лицо было уволено, —
комментирует в ответ Юлия Ефимова, заместитель прокурора Иркутска. — И тем не
менее здесь нужно четко понимать, что ответственность за решения дольщиков
прежде всего несут сами дольщики. Ну как можно заключать договоры, несмотря на
отсутствие документов?

Без вины виноватые?

И все же не слишком ли сурова бесстрастная Фемида к людям, не сведущим в
юридических тонкостях? Почему вся ответственность за ситуацию возлагается на
плечи обманутых дольщиков? Не на надзорные органы, которые неким волшебным
образом проглядели строительство многоэтажки, а на рядовых горожан, попавших на
уловку не в меру ловкого застройщика.

— Да, такая позиция как минимум вызывает вопросы. Ведь если следовать логике
прокуратуры, то выходит, что надзорные органы и не нужны вовсе. Зачем содержать
лишних чиновников, если знание юриспруденции вменяется гражданину в обязанность?
— комментирует ситуацию Владимир Ковалев, начальник информационно-правового
отдела аппарата уполномоченного по правам человека в Иркутской области. — На
самом деле не только сами дольщики, но и госорганы, которые своевременно не
вмешались в ситуацию, должные нести свою долю ответственности. И сегодня у
граждан есть все основания требовать возмещения вреда, причиненного в результате
бездействия государственных и муниципальных органов.

В отдельности отметим, что если с точки зрения судебного решения для
дольщиков ситуация бесспорно показательна — дескать, вот к чему приводит
правовое невежество, — то в отношении строительной компании не сказать, чтобы
очень. Ведь даже суровые штрафы за незаконное ведение строительства и
привлечение денежных средств компании «РоссДСМ» уже не предъявишь — все сроки
вышли. Максимум, что грозит Евгению Кузнецову, — это срок по 159-й статье.
Статье непростой и труднодоказуемой. Уголовное дело возбуждено, следствие
продолжается. — Деньги господин Кузнецов собрал, банкротом себя объявить не
забыл. Ну, дадут ему лет 5 условно за мошенничество. Разве это сравнимо с тем,
что он наворотил? — задается вопросом Татьяна Зубарева.

Две экспертизы, два результата

В отдельности отметим, что судебное решение о сносе дома было вынесено в том
числе и на основании строительно-технической экспертизы, которая выявила целый
ряд грубых нарушений, исправлению не поддающихся. Между тем, по словам самих
жильцов, данная экспертиза была проведена лишь визуально — на основе внешнего
осмотра дома. — Экспертная комиссия даже в подъезд не попала, — говорит Татьяна.
— Да, с одной стороны, даже сам факт строительства восьмиэтажного дома вместо
трехэтажного коттеджа уже дает основания требовать сноса, но с другой — зачем
идти на принцип? Зачем выкидывать на улицу сорок с лишним семей?

Между тем есть другие варианты решения проблемы. Еще летом 2011 года в
попытке отстоять квартиры жители многострадального дома обратились в экспертное
бюро, отвечающее всем необходимым требованиям, и заказали еще одну экспертизу —
более глубокую, инструментальную.

— Мы очень долго собирали деньги, ведь сумма огромная, астрономическая — в
общей сложности 800 тысяч рублей. Скидывались исходя из количества квадратных
метров. Отдельные жильцы даже брали кредиты, чтобы внести свою долю финансовых
средств, — говорит Татьяна. — В итоге у нас все получилось, но вот со сроками
мы, увы, опоздали. В ноябре, когда мы получили результаты полугодовой
инструментальной экспертизы, решение о сносе уже было принято, а в рассмотрении
дела по вновь открывшимся обстоятельствам нам, к сожалению, отказали.

Вместе с тем результаты последней экспертизы куда менее категоричны. Согласно
оценкам квалифицированных специалистов выявленные нарушения можно исправить
путем реконструкции и ремонта здания. В общем и целом эксперты выдвигают два
возможных варианта решения проблемы — либо укрепление конструкций дома, либо
снос двух верхних этажей.

И снести денег нет, и отремонтировать

— В итоге ситуация абсурдна, — продолжает Татьяна. — Мы достоверно знаем, что
качество строительства дома не угрожает ни здоровью, ни жизни. Мы достоверно
знаем, что допущенные нарушения можно исправить. Но изменить что-либо мы просто
не в силах. А между тем возникает закономерный вопрос: зачем тратить деньги на
снос многоэтажки, если на эти же самые средства можно провести реконструкцию
дома? Неужели только ради того, чтобы преподать урок неграмотным дольщикам?
Чтобы сорок с лишним семей оказались на улице?..

Впрочем, еще одна абсурдность ситуации в том, что и сносить восьмиэтажное
строение в общем-то не на что. На застройщика, понятно, надежды никакой, а за
счет городской казны дороговато. Проект сноса здания, проведение тендера, услуги
подрядной организации... — Куда мы только не обращались! К представителю
президента Петру Огородникову, к депутатам, к городским и областным властям. Вот
только результата, увы, никакого. И даже сам руководитель службы стройнадзора
лишь пожимает плечами. Ситуация зашла в тупик.

Почему же так выходит?

А пока в доме по ул. Бородина, 45, жизнь идет своим чередом. За минувшие два
года в нескольких семьях родились ребятишки. Прошлой зимой, через пару дней
после очередного скандального собрания, от сердечного приступа скончалась одна
из дольщиц — жительница этого дома. И по-прежнему, сражаясь с судебной машиной,
люди держат оборону: зимой включают обогреватели и занавешивают двери шерстяными
одеялами, ежедневно таскают воду с колонки и каждую неделю вызывают
ассенизаторов для чистки большой выгребной ямы, которая заменяет канализацию.

К слову, за свои же средства люди построили крыльцо, благоустроили двор,
утеплили подвал. А между тем жильцы — народ небогатый. Среди них много
пенсионеров и молодых семей. Есть врачи, учителя, работники бюджетной сферы.

— Людям пожилым в особенности сложно. У нас есть дедушка-инвалид, заслуженный
бамовец. Он из дома почти не выходит. И каждые три дня взрослая дочь привозит
ему огромные фляги с водой, — говорит Татьяна. — И вот как ему объяснить, почему
же так выходит. Почему люди, попавшие в беду, находят в лице государства не
союзников, а противников?

— К сожалению, не всегда судебные решения отвечают двум критериям: и нормам
законности, и нормам справедливости. И решение о сносе дома по адресу ул.
Бородина, 45, — это один из примеров, — комментирует ситуацию Владимир Ковалев,
начальник информационно-правового отдела аппарата уполномоченного по правам
человека в Иркутской области. — Да, с точки зрения законности может быть все
правильно: дом построили незаконно и его нужно снести. Однако с точки зрения
справедливости конституционные права дольщиков, несомненно, нарушены. Как выйти
из ситуации, как соблюсти дисбаланс интересов — сложно сказать. Я думаю, что без
диалога граждан и органов власти, без политической воли высоких должностных лиц,
имеющих достаточные полномочия, вопрос вряд ли решить.

Загрузка...