Нашла сестру через сорок лет

Блокаднице помогли социальная сеть и добрые люди

7 мая, за два дня до праздника 9 Мая, в Иркутском аэропорту приземлился рейс из Санкт-Петербурга. На его борту в Сибирь прибыла блокадница Лидия Овчинникова. Не зная никого в Иркутске, она все же прибыла не в пустоту — ее очень ждали. Лидию Сергеевну встретил староста деревни Нухунур Роман Шапхаров, которому суждено было стать связующим звеном между людьми, потерявшими друг друга сорок лет назад. Лидия Сергеевна сошла по трапу с замиранием сердца. Несколько лет она по всей России искала родную сестру. И наконец нашла ее в маленькой деревне Баяндаевского района Иркутской области. Если бы не ряд счастливых случайностей и не посторонние, но очень отзывчивые люди, сестры могли бы никогда больше не увидеться.

Семья

Ленинградка Лидия Сергеевна была третьей довоенной дочерью в большой семье
Ивановых, проживавших на Обуховской улице в советском Ленинграде. Мама ее,
коренная ленинградка, вышла замуж за парня из-под Пскова. До войны в семье
родились три девочки. Блокадные годы забрали двух старших сестер и
многочисленных родственников.

— В 1942-м старшие сестры умерли от голода. Я выжила только потому, что мама
работала в госпитале, а рядом был детский садик, в котором организовали что-то
вроде детского дома. Вот там я и находилась, пока мама работала, — Лидия
Сергеевна, свежая, полная жизни и сил, пережившая в детстве страшный голод, не
выглядит на свои годы.

Отец вернулся с войны. Вернулся инвалидом — на Пулковских высотах лишился
кисти. В семье родились еще четыре ребенка — и все девочки. А Лидочка теперь
была самой старшей.

Она выросла. Выросли ее послевоенные сестры. Лидочка работала сначала с мамой
на офсетном заводе. Самостоятельно на работу она поначалу устроиться не могла —
маленькая, беспаспортная. Завод производил этикетки, открытки, карты. Подросла —
пошла на ткацкую фабрику, где платили больше. Работа на фабрике шла в три смены.

— Муж у меня в командировки ездил, зарабатывал на квартиру. Тогда как раз
появились кооперативы. Пришлось ткацкое производство оставить — с маленьким
ребенком такой распорядок работы не очень подходил. Выучилась на маникюршу.

Остальные сестры тоже повзрослели, обзавелись семьями и хозяйством. Одна
осталась в Ленинграде, а три уехали — одна в Лугу, другая в Тверь, а третья в
Иркутск.

Лидия Сергеевна вышла на пенсию. Стала работать в социальной службе
«Милосердие», ухаживать за старушками. Она, как старшая в семье, по-прежнему
чувствовала ответственность за семью, за сестер. Ранило ее последние годы одно:
сестра Людмила затерялась где-то. От нее ни слуху ни духу. Сорок лет прошло с
момента их последней встречи.

Люся

Люся — так в семье звали Людмилу Сергеевну — покинула отчий дом через
некоторое время после того, как вышла замуж. Она влюбилась в парня, который
работал на стройке рядом с их домом на Обуховской. Парень был приезжий, из
Иркутска.

— Витязев приехал поступать в институт. Поступил. Но вскоре его выгнали. И
вот он устроился работать на стройку. Мы познакомились. Его родители и сестра
как-то приехали в Ленинград. А потом прислали денег, и мы с мужем уехали в
Иркутск. Это было в 72-м году. Мы с сестрами больше не виделись.

Люда окончила торговое училище и чем только не занималась. — В ресторане
«Алмаз» работала официанткой. Да и где только не работала! Я на все руки от
скуки, — смеется Людмила. В 1975 года она вышла замуж во второй раз. Уже больше
тридцати лет они живут вместе.

В Иркутске Людмила Сергеевна проживала в деревянном доме по адресу Лапина,
21. Давненько уже она и ее второй муж Николай Нестеров покинули областной центр
и нашли себе новый дом в деревне Нухунур. А до этого еще поскитались.

О своей жизни Людмила Сергеевна распространяется без особой охоты — всякое
пережили. А теперь живут небогато, пенсию получают — на двоих 11 тысяч рублей.
Хозяйство не держат. Хозяйка перенесла много операций, из-за болезни тяжелая
работа ей недоступна. Но, в общем, как-то выкручиваются. Главное, считают, что в
Нухунуре им хорошо, как дома.

— А в бурятском поселке нас приняли! Никто не приживается, а мы прижились! —
с гордостью говорит Людмила Сергеевна.

О своей потерянной семье она сожалела. Она по-прежнему писала в Ленинград на
адрес мамы. Но больше не получала ответа.

Письма в никуда

— Мама умерла, так и не передав нам Люсин адрес. Я ее просила, а она не
торопилась... Но когда умерла, оказалось, что никто из сестер адреса не знает, —
объясняет Лидия Сергеевна.

Вероятно, новые хозяева квартиры поленились сдать письма на почту, чтобы их
отослали обратно. В этом случае Люся была бы в курсе, что по этому адресу никто
из родных больше не проживает. А Людмила Сергеевна писала и писала. А потом
перестала.

Лидия Сергеевна начала активные поиски сестры три года назад. Она, как и
миллионы наших сограждан, обратилась на передачу «Жди меня». Точнее, отправила
интернет-запрос в их службу. На сайте была размещена информация о розыске
Людмилы Сергеевны Витязевой. — За три года они ничего, никаких следов не могли
найти! В пустынях людей разыскивают, за границей, а здесь, в собственной стране,
не смогли! — удивляется Лидия Сергеевна.

Но вот наконец цепочка событий, счастливых случайностей привела блокадницу
Лидию Овчинникову в Иркутск. В роли провидения выступила сначала фельдшерица
местного медицинского пункта. Она поехала в Усть-Орду повышать квалификацию по
медицинскому делу. Там заполучила доступ к компьютеру и вошла в Интернет. И
зашла из человеческого и женского своего любопытства на сайт «Жди меня», где
увидела информацию о розыске Людмилы Сергеевны. Эстафету у фельдшерицы приняла
внучка старосты деревни Нухунур Леонелла. В социальной сети она разыскала
родственников Людмилы Сергеевны Витязевой, которую три последних года искали по
всей стране.

Главным же добрым гением во всей этой истории выступил староста деревни Роман
Шапхаров. Он, узнав о том, что Людмилу Сергеевну разыскивают, инициировал
поиски, звонил сестрам в Петербург, встречал Людмилу Сергеевну в аэропорту. Его
от всей души благодарят обе сестры — за неравнодушие и помощь.

Счастливая льгота

Лидия Сергеевна, узнав, где Люся, начала думать, как она попадет к сестре в
Сибирь. Она пенсионерка, с пенсии помогает детям, билет стоит дорого. Выход один
— накопить и приехать через несколько месяцев.

— Я думала приехать летом. Но когда сходила в кассу и узнала о стоимости
билета, поняла, что это нереально для меня. Поездку следовало отложить до лучших
времен, пока не накопится нужная сумма.

— Я состою в обществе блокадников. Мы собираем взносы, делаем подарки друг
другу на дни рождения, участвуем в праздниках. И вот я пришла в общество сдать
эти самые взносы. И услышала разговор двух женщин о том, кто и куда собирается
поехать, воспользовавшись льготой. Я говорю: «А я мечтала бы съездить к сестре.
Но это очень дорого». Они мне рассказали, что я могу это сделать совершенно
бесплатно. Условие таково: льгота распространяется на май. Нужно уехать до 12
мая, вернуться до 31-го. Я ноги в руки — и в кассу. Мне моментально оформили
билет.

Блокадница всегда встречала праздник дома, в Петербурге. Она и другие члены
общества возлагали венки на кладбище, отмечали великий день. В этот раз у Лидии
Сергеевны двойной праздник. Она вместе с найденной сестрой возложит цветы к
деревенскому памятнику погибшим, призванным на фронт из Нухунура. Памятник,
свежепобеленный, подновленный к празднику Победы, усилиями все того же старосты
огорожен аккуратным заборчиком. На территории мемориала нухунурцы по традиции
накроют стол и будут праздновать День Победы вместе с духами предков.

Людмила Сергеевна ищет сына

Лидия Сергеевна отправится обратно в Петербург 28 мая. О том, чтобы всем
сестрам собраться в Нухунуре, пока речи быть не может. Они пенсионерки,
послевоенные дети, а это значит, что у них нет таких льгот, как у Лидии
Сергеевны.

— Разве что денег собрать и Люсю к нам привезти... Но пока еще радость от
воссоединения не прошла, пока не хочется думать о завтрашнем дне, о том, что
придется расстаться. Пока они вспоминают юность и не могут друг другом
налюбоваться.

— Я ее, честно скажу, не узнала бы. Она в молодости такая красавица была! —
признается с грустью петербургская гостья. Годы свое взяли. Да и в сельской
местности женщины стареют быстрее, чем в городе, ведь времени у них на себя
меньше, а работа тяжелее.

— А я ее сразу узнала! — Людмила Сергеевна светится от счастья. Единственная
тема, несколько омрачившая для обеих женщин встречу, — сын Людмилы Сергеевны,
который давным-давно не общается с матерью.

— Пока он в армию не ушел, общались. А мы его после армии звали к нам.
Думали, что если он там родился, то мог бы остаться. Взял бы опекунство над
бабушкой, жил бы, работал, учился. Выслали ему денег на самолет. А он так и не
приехал.

Людмила Сергеевна просит: — Вы напишите, пожалуйста, что Людмила Сергеевна
Витязева ищет своего сына, Владимира Владимировича. Проживал на улице Лапина,
21, около филармонии. Знаю, что у него жена Катерина. Обязательно напишите.
Может быть, он прочитает и найдется...

Метки:
baikalpress_id:  16 537
Загрузка...