Иркутск: далеко за линией фронта

В городе делали минометы и снаряды, собирали деньги на танки и лечили раненых бойцов

Иркутск находился далеко от фронтов Великой Отечественной войны, но свидетельств о ней в городе сохранилось немало. Не будет преувеличением сказать, что почти каждое здание города довоенной постройки так или иначе связано с тяжелым военным временем. На заводах выпускали танки и орудия для фронта, в школах размещались госпитали, на железнодорожный вокзал привозили раненых. Сейчас, спустя 67 лет после Великой Победы, Иркутск по-прежнему хранит память о военном времени.

«Война — это деревня или город?»

Иркутянку Галину Константиновну Жук можно назвать краеведом-любителем. В военные годы она была школьницей и помнит, каким был Иркутск в то время.

— Я тогда не понимала, что такое война, — рассказывает Галина Константиновна, — и спросила воспитательницу в детском саду: «Война — это деревня или город?» Тогда мир у меня именно так делился. А она взяла прутик, нарисовала на песке черту и говорит: «Вот это — линия огня, там идут бои. С одной стороны от нее находятся наши, с другой — немцы. Это и есть война». Город не выглядел мрачным, но то, что шла война, ощущалось повсюду. Как-то гуляя с мамой по городу, Галина Константиновна увидела большие снаряды, стоявшие на окнах здания на углу улиц Тимирязева и Литвинова. Там был завод, он не имел названия, был только номер.

О ходе боев иркутяне узнавали из сообщений Совинформбюро. Динамики были установлены практически на каждой улице. — Мы, будучи ребятишками, хорошо запомнили фразу «Наши потери». Как только она звучала, мы замирали и внимательно слушали сводку. А еще помню огромные очереди в хлебные магазины. В одной из центральных булочных я запомнила продавца, фамилия у него была Скаллер. Своими большими печальными глазами он так смотрел на длинную процессию из людей, что казалось — сейчас заплачет. По словам Галины Константиновны, хлеб в годы войны был страшным дефицитом, и чтобы хоть как-то уменьшить очереди, людей, в зависимости от места проживания или работы, прикрепляли к определенным булочным. Например, в 30-м доме по улице Тимирязева был хлебный магазин для студентов; по адресу Горная, 28, — для работников слюдяной фабрики; на улице Дзержинского, 32, — для милиционеров; на Сухэ-Батора, 16, — для учителей.

Стахановцы, ударники, комсомольцы

В Иркутске в военные годы было сразу несколько предприятий, которые в прямом смысле слова ковали победу. На них выпускались танки, снаряды, различные орудия. Например, на Иркутском авиационном заводе делали танки, бомбардировщики, истребители. В здании Иркутского авиационного техникума располагался патронный завод, а на огромной площади Иркутского завода тяжелого машиностроения им. Куйбышева — Краматорский машиностроительный завод. Если заглянуть в историческую хронику, то первые составы с грузами предприятий стали прибывать в Иркутскую область с августа 1941 года. Сюда было вывезено оборудование 15 предприятий, разместились 10 тысяч рабочих и членов их семей.

Иркутский завод тяжелого машиностроения имени Куйбышева часто называют памятником войны. И не случайно. В военные годы вместо знаменитых драг для золотодобывающей промышленности и другого мирного оборудования предприятие производило стокилограммовые бомбы и минометы, выполняя план на двести, а то и триста процентов. К станкам встали женщины и подростки. Люди трудились сутками, без выходных. Все были охвачены единым патриотическим порывом. «Все для фронта, все для победы!» — эта фраза была девизом для заводчан. Героями заводской газеты «Металлист» тех лет были стахановцы, ударники, двухсотники и трехсотники (рабочие, выполнившие план на двести и триста процентов).

Газета «Правда» 27 сентября 1941 года писала об этом заводе: «Вся комсомольско-молодежная смена механического цеха выполнила свои задания на 200%. Хорошо работает молодежная смена в прокатном цехе. Здесь восемь человек выпускают столько же продукции, сколько до войны давали 24 человека».

За героический труд во время войны предприятие наградили красным знаменем. Сегодня оно хранится в одном из конференц-залов предприятия. Кроме знамени о военном времени здесь напоминают фотографии и пожелтевшие выпуски заводской газеты «Металлист», которые хранятся в местном музее.

Тех, кто трудился на заводе в военные годы, сейчас осталось около 90 человек. Среди них Владимир Николаевич Потравко. На выставке военной техники у Дома офицеров стоит миномет, который он собрал во время войны вместе со своим напарником. Бывший работник завода говорит, что таких минометов в военные годы они вдвоем выпустили около четырех тысяч.

— Завод в то время походил на лагерь: высокий, пятиметровый, забор, сверху два метра колючей проволоки, по краям забора — вышки с вооруженными людьми. За опоздание на работу на 15 минут судили, давали три месяца.

На завод Владимир Николаевич пришел пятнадцатилетним мальчишкой. Шел тогда 1941 год, самое начало войны. Время было тяжелое. Работать приходилось наравне со взрослыми — по 12 и более часов. Ветеран вспоминает, что часто приходилось ночевать в цехе под калорифером, так как не мог дойти до своего барака — не было зимней обуви. В конце концов руководство выдало ему спецобувь — ботинки с брезентовым верхом, на деревянной подошве. Питались скудно, часто голодали.

— Однажды прихожу в соседний цех — тот, где делали мины, — а меня приглашают на шашлыки. Я удивился, подхожу, а они, оказывается, крыс поджарили и едят. Вот так жили... — вспоминает ветеран.

Однако, несмотря на тяжелый, почти каторжный труд, вся молодежь была полна патриотизма. Все верили в победу.

— Мы не знали, что такое безделье. Все рвались на работу. У нас был фанатический патриотизм. Помню, начитавшись о военных подвигах, мы бросили работу и пошли в военкомат, чтобы нас добровольно взяли в армию. Пришли грязные, оборванные, масляные — от станка. Начальник поставил нас в шеренгу и говорит: «Вас надо судить по закону военного времени. Как вам не стыдно?! Вы, как дезертиры, бросили работу, а на фронте гибнут наши солдаты. Им нужно оружие, а вы ушли от станков».

Патронный завод

Патронный завод располагался на улице Ленина — в здании, где сейчас находится авиационный техникум. Об этом заводе сохранилось очень мало информации. Пожалуй, единственным существующим исторически неоспоримым документом является памятная доска на здании техникума. Между тем ходят слухи среди педагогов учебного заведения, что в подвале здания сохранилось оборудование завода, но вход туда замурован.

— Здесь раньше была дверь, но что за ней — никто не знает, — сообщил нам преподаватель Иркутского авиационного техникума Игорь Сеченов, показывая на стену, примыкающую к лестнице на первом этаже. — Нам категорически запрещено вскрывать и интересоваться, что там внизу. Причем высота подвала приличная. Мы проводили эксперимент — роняли в отверстие в полу предметы. И высчитали, что там где-то около 4 метров.

По словам педагогов, все, что связано с этим предприятием, до сих пор является секретной информацией. Впрочем, кое-что любопытное нам показали. В одной из мастерских техникума стоит станок, на котором трудились рабочие патронного завода. Удивительно, но он до сих пор в рабочем состоянии, на нем работают студенты. — Это, пожалуй, единственное, что сохранилось у нас с того времени. Этот сверлильный аппарат работает до сих пор. Естественно, двигатель менялся несколько раз, а сама конструкция осталась прежней, — говорит Игорь Сеченов.

«Иркутский комсомолец»

Безусловно, памятником войны является танк «Иркутский комсомолец», стоящий на пересечении улиц Декабрьских Событий и Советской. В дни празднования Великой Победы это место наряду с мемориалом «Вечный огонь» является одним из самых посещаемых и знаковых для ветеранов. Установить танк Т-34 решено было в 1967 году — в честь танковой колонны, построенной на средства комсомольцев Иркутской области. На памятнике есть надпись: «Колонна танков «Иркутский комсомолец» построена на средства комсомольцев города и области на Иркутском авиационном заводе и передана воинской части в мае 1942 г. под Москвой».

С инициативой начать сбор средств для строительства танков выступили комсомольцы Иркутского завода тяжелого машиностроения им. Куйбышева. Однако в 1967 году найти танки непосредственно из колонны «Иркутский комсомолец» оказалось непосильной задачей, поэтому на пьедестал в 1967 году водрузили легендарный Т-34 (серийный номер 4100855). Этот танк выпустили в октябре 1944 года в Нижнем Тагиле. Он участвовал в боях под городами Ковель, Люблин, Вроцлав. Закончил путь в Праге в мае 1945 года. В Иркутск был привезен из одной из частей ЗабВО.

Школы-госпитали

В первые дни войны многие школы Иркутска стали госпиталями. В 30—40-е годы школы так и строились — с учетом переоборудования в лечебные учреждения. Военные госпитали размещались в школах № 3, 9, 15, 11, 13, 17, 8, 26 и 72, в туберкулезной больнице (бывшей школе № 21), в здании пединститута, что на ул. Сухэ-Батора, в школе военных техников по 5-й Советской (ныне Пискунова), сельскохозяйственном институте. Естественно, госпитали разместили и в существовавших тогда больницах и поликлиниках — клиниках Иркутского медицинского института, в глазной клинике, на курорте «Ангара».

Согласно исторической хронике, первые санитарные поезда начали прибывать в Иркутск в январе 1942 года. В госпиталях Иркутска прошли лечение больше 100 тысяч раненых воинов. Треть из них вернулась на фронт, 67% были признаны трудоспособными, но не смогли вернуться в боевой строй, 3% раненых получили инвалидность.

Школа № 15 — одно из учебных заведений, где в годы войны располагался госпиталь. Это была единственная в Иркутской области больница для одновременного лечения ранений и инфекционных болезней.

— Сюда привозили людей в жутком состоянии. Это были тяжелые больные, с гниющими ранами, часто в критическом состоянии. Бывало, что врачам приходилось принимать непростое решение: ампутировать руки или ноги, — рассказала одна из учительниц этой школы. — Операционная работала круглосуточно.

После войны в течение трех месяцев в здании школы проводилась дезинфекция, делали ремонт, после чего ученики и учителя вновь вернулись в свои классы. В двух кабинетах, где располагался морг, на потолках были закреплены большие крюки. Учителя решили, что умерших не складывали, а подвешивали на эти металлические полупетли. Сегодня мало чего сохранилось с тех лет, тем более что школу неоднократно перестраивали и ремонтировали.

Мест, связанных с Великой Отечественной войной, в Иркутске немало. Но не все они обозначены памятным знаком. Да и в исторической хронике много белых пятен. Краевед-любитель Галина Константиновна Жук уверена, что надо сейчас, пока еще живы свидетели, обозначить места, связанные с войной, мемориальными досками, чтобы составить наглядную историческую летопись для нынешних иркутян и для будущих поколений.

Метки:
baikalpress_id:  16 479