Лишили права на детство

Бабушка будет бороться за внуков в Верховном суде

Историю Ольги Чаловой, бабушки-опекунши, мы рассказывали неоднократно. Напомним: она взяла под опеку пятерых детей своей пьющей дочери и уже три года бьется за то, чтобы вернуть ребятишек, отобранных у нее органами опеки. Она выиграла несколько судов у представителя государства — министерства опеки и попечительства. Однако затянувшаяся судебная волокита, бесконечные обжалования судебных решений, бюрократия, господствующая во всех государственных системах, не позволили детям вернуться домой. Последнее судебное решение коллегии Иркутского областного суда повергло женщину в отчаяние. Согласно этому решению, внукам Ольги Чаловой лучше в госучреждении, чем дома у любимой бабушки.

История бедствий семьи Ольги Чаловой началась после того, как младший внук Илья в детском саду попытался выразить чувства к девочке, которая ему нравилась. А поскольку еще за пару месяцев до того он проживал в семье алкоголиков, то смог объясниться только тем способом, каким папа объяснялся в любви к маме: попытался придушить объект своей любви. Родители девочки, минуя объяснение с Ольгой, настучали в органы опеки. Ольга зла на них не держит — просто хотели оградить своего ребенка от зла в виде несчастного маленького ребенка.

В это время пятеро детей только начинали адаптироваться к нормальной жизни. Ольга и ее муж, а также одна из дочерей Ольги, которая является инвалидом, проживают в трехкомнатной квартирке в микрорайоне Университетском. Туда приехали и пятеро внуков. Жизнь у ребятишек стала налаживаться. Но после инцидента в детском саду к Ольге нагрянули специалисты органов опеки и попечительства. Ольге не выносили никаких предварительных предупреждений. Детей просто забрали.

Их поместили в госучреждения. Самую младшую девочку за спиной родственников, которые искали ее повсюду, отдали на усыновление. Еще одну внучку Ольги «распределили» второй бабушке. А троих детей постарше — 10-летнюю Ольгу, отличницу-гимназистку, ее брата Никиту и маленького дебошира Илью — отдали в сиротское учреждение.

В этих учреждениях Илья переболел туберкулезом, стал неуправляем. Его, как и других сирот в таком состоянии, помещали в психиатрическую больницу. Нервная система Никиты расшаталась, он теперь все время плачет. Одна Ольга, как старшая, держится, продолжает учиться, но и ее нервы, говорит бабушка, сдают. Ольга после учебы — теперь не в гимназии, а в обычной средней школе — ходит молиться в церковь. Просит, чтобы ее и братьев вернули бабушке. Ольге уже 13 лет. Ее братья после уроков побираются возле церкви, а потом идут в свое сиротское учреждение, которое взрослые тети и дяди определили им как лучший дом.

Долгое время Ольга выигрывала суды и надеялась, что вот-вот заберет детей. Она не могла взять в толк, как у непьющей семьи, у родной бабушки, хоть она и состоит опекуном, могут отобрать внуков, которых она любит и которые любят и ценят ее. И суд неоднократно вставал на ее сторону. Однако министерство опеки и попечительства тоже не сидело сложа руки — пыталось отсудить детей, чтобы фактически сделать их сиротами. Последнее решение коллегии областного суда было не в пользу Ольги и ее внуков.

— В коллегии сидело несколько человек, все задавали вопросы. Моему представителю не дали рот открыть. Детей решили оставить в детдоме. Они сказали: «Дети же там хорошо учатся? Ну и пусть учатся!» О том, что дети нуждаются в любви, никто почему-то не вспомнил. В соответствии со статьей 54 Конституции РФ ребенок имеет право на семью. А моих внуков лишили этого права. Ольгу лишили еще и права на хорошее образование. Я уже не надеюсь на хороший исход дела. Но буду бороться. Буду обращаться в Верховный суд. Потом — в Страсбургский, если придется... Мне говорят, что мало кто до него доходит. У людей руки опускаются.

У нас немного таких семей, которые так, как Ольга, бьются за своих ребятишек. Она не может понять, почему государство так упорно не хочет отдать ей внуков.

— Могу это объяснить только тем, что они пошли на принцип и ради чести мундира готовы сломать жизни детей. Они что же думают, что Илью в сиротском учреждении сделают добрее, воспитают у него должное отношение к семье и к людям?

Вся эта история выглядит сатирой на фоне мнимого благополучия. Недавно, например, было заявлено, что в Иркутской области принята концепция по профилактике социального сиротства, утверждена и эффективно реализуется долгосрочная целевая программа «Точка опоры» по профилактике социального сиротства, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Омбудсмен Светлана Семенова в свою очередь утверждает, что «за последние годы социальная политика в интересах детей в регионе, действия федеральных, региональных и муниципальных целевых программ создали реальные предпосылки для успешной охраны прав и законных интересов детей, в том числе и в сфере профилактики социального сиротства».

— Мне в управлении омбудсмена знаете что предложили? Компромисс. Забирать детей на выходные и на каникулы. Но это же совершенно неприемлемая полумера! Дети так и будут чувствовать себя сиротами. Неужели они не понимают? Дети так ждут, что вернутся наконец домой! Время идет, дети растут. Растут сиротами. Редакция приняла решение обратиться с этим случаем к омбудсмену Павлу Астахову. Может быть, эта история разрешится благополучно для внуков Ольги Чаловой еще до того, как они вырастут. А когда они вырастут, то, совершенно очевидно, не будут благодарны государству за насильно отнятое нормальное детство.

Метки:
baikalpress_id:  16 412