Велосипед, колчаковцы, бандиты

Семья из Боханского района хранит свою родословную более 200 лет

В домашнем архиве семьи Бутаковых из села Тымырей хранятся уникальные старинные фотографии и записи. Семья бережно относится к своим реликвиям, потомки с уважением чтут предков и из года в год пополняют свой богатый архив все новыми артефактами.

Кубанские корни

Одним из старейших потомков рода Бутаковых сегодня является Клавдия Аникина. Много записей из прошлого она сохранила благодаря рассказам мамы и дяди, которые долгими вечерами вели беседы о прошлой жизни, вспоминали своих родных и близких. Как призналась Клавдия Леонтьевна, интерес к своему роду у нее был всегда.

— Я подслушивала разговоры родителей, просила пересказать, а сама затем записывала. Таких записей получилось очень много. Сейчас собирать материалы о нашей семье мне помогают мои родственники. Род у нас большой, казачий. Мы думаем, что свои корни предки ведут с Кубани, но никаких доказательств нет. Помню, как дедушка и его братья пели казачьи песни.

Родоначальником семьи является Кузьма Бутаков, первые сведения о нем датируются 1770 годом. У него было шестеро сыновей и две дочери. Есть версия, что именно он стал основателем села Тымырей. Клавдия Аникина также родилась в этом селении, но после войны переехала к мужу в деревню Хинь, впоследствии исчезнувшую. Работала 10 лет дояркой в местном колхозе, затем 33 года продавцом в сельском магазине. У бабушки трое детей, шестеро внуков и четверо правнуков. От природы у нее крепкая память и тяга к грамоте.

— Я все помню с трех лет. Даже мама удивлялась, какая у меня память хорошая и как рано я стала все запоминать. Моя мама, Анна Евдокимовна, не получила образования, но была очень умной и всегда говорила грамотно. У нее был талант рассказчика, и хотя она не училась в школе, но знала почти все произведения Лермонтова, Пушкина, Некрасова наизусть, пела песни. Я теперь их рассказываю своим внукам, пою колыбельные.

Мечта о первом велосипеде

В роду Бутаковых было много учителей, да и сейчас цепочка не прерывается. Уже и внуки Клавдии Аникиной осваивают эту нелегкую профессию. Возможно, именно благодаря этому ремеслу поколения так хорошо знают историю своего рода. Ведь каждый оставляет свои мемуары. Так, например, одно из самых ярких воспоминаний Иннокентия Бутакова посвящено его велосипеду: «В начале 30-х годов, когда я был мальчишкой, родители взяли меня в «дальнее путешествие» — так называл поездку от Тымырея до Укыра мой отец, Парамон Сергеевич. И оно действительно было дальним, ведь следовало проехать на худенькой лошаденке более 40 верст. Около реки Иды на пестром лугу мы сделали привал. «Кто это? Кто это по дороге бежит?» — спросил я. «Это самокат, — объяснил мне отец. — Мы бичом да овсом подгоняем своего коня, а самокат сам бежит. На таком железном коне можно проехать наш путь в несколько раз быстрее, да и корма ему не надо — не устанет он».

Мечта о таком коне глубоко засела во мне. После этого мне долго не приходилось видеть подобный самокат. Прошло много лет. Мысли о велосипеде стали исчезать, но неожиданно вернулись. Когда я учился в Черемхово, на стадион «Динамо» как-то привезли велосипеды на продажу. И вот ранним мартовским утром 1936 года нас, 10 человек, отправили за покупкой. Велосипедов привезли всего несколько штук. Народу, желавшего их приобрести, — не меньше 400 человек. Чтобы никого не обидеть, талоны бросили в народ. Они достались счастливчикам.

Одним из них оказался наш студент Алексей Винтеев. Заплатив 250 рублей, он оказался первым обладателем нового велосипеда, единственным из коллектива студентов в 250 человек. Первое время он новинку очень оберегал. На ночь и когда нужно было отлучиться он замыкал велосипед на замок. Через год я получил аттестат и был направлен на работу в Забайкалье. Лишь там мне, как сельскому учителю, был выделен талон на покупку велосипеда. На нем я приехал на свою малую родину, в деревню Тымырей, совершив путешествие в 2 тысячи километров. Здесь велосипед был первым на селе, многие впервые тогда увидели чудо-машину». На долгие годы велосипед стал для Иннокентия Парамоновича любимым другом и незаменимым помощником в работе. На велосипеде он ездил за несколько десятков километров по ягоды и грибы, на сенокосы, учительские совещания, посещал полевые станы, животноводческие фермы, где читал лекции по международному положению механизаторам и дояркам. С велосипедом он не расставался даже в 70-летнем возрасте, предпочитал его автотраспорту.

Банда Дмитрия Донского

Согласно летописи семьи, сибирской родиной рода Бутаковых являлась деревня Большой Тымырей. В начале 1900 годов это село насчитывало 120—130 домов. Более чем в половине из них жили Бутаковы. В 1908 году из-за пожара полсела было уничтожено. После этого многие уехали отсюда навсегда в другие местности, среди них и несколько семей Бутаковых. Семья одного из потомков рода Сергея Бутакова была бедной и вынуждена была взять в долг семена пшеницы у богатого купца из села Морозово. А затем они в течение двух десятков лет отрабатывали у него долг, бесплатно работая на его полях.

После женитьбы одного из его сыновей его молодая супруга отказалась бесплатно работать, и они подали в суд, который выиграли. После этого они стали жить более-менее в достатке. Жена немного знала грамоту, так как некоторое время работала служанкой в Иркутске у очень богатого купца. Там она научилась хорошо готовить не только известные блюда, но и различные новинки, например суп из листьев молодой крапивы, которую по заданию хозяев она покупала на иркутском рынке. Работая в Иркутске, она много слышала от своих хозяев о красотах Байкала, и у нее была заветная мечта побывать там. Женщина уговорила мужа свозить ее на повозке, запряженной лошадью, на Байкал. Расстояние от деревни Тымырей до Байкала — более 200 километров, и они трое суток добирались туда и столько же обратно.

Зимой 1920 года по селу прошли отступавшие колчаковцы. Они реквизировали у крестьян лошадей с санями. Многих крестьян взяли в качестве кучеров, в том числе и Парамона Бутакова. На своей повозке он доехал до Забайкалья напрямую по льду и вернулся обратно домой весной. Вскоре сильно заболел тифом, которым заразился от колчаковцев, и долго лечился травами.

Очень много воспоминаний связано с бандой Донского, которая держала в страхе все село. Так члены семьи описывают те годы: «В начале 20-х годов военнообязанных жителей села по повесткам вызвали в Евсеевскую волость, явившихся зачислили в банду Дмитрия Донского. Братья Бутаковы также были вызваны повестками, но по дороге в село Евсеево они заехали в село Казачье в гости, на свидание к своим знакомым девушкам, из-за чего опоздали на сборы и поэтому не попали к Донскому... Однажды в Тымырее была свадьба, на которую заявились двое бандитов. Там они хорошо выпили и стали буянить и угрожать гостям. Тогда местные мужики во главе с Ефимом и Петром Бутаковыми их убили, а оружие увезли в волостную управу. После этого банда Донского решила отомстить тымырейцам, они подожгли деревню и не давали тушить. В результате было уничтожено много домов и построек».

Когда Клавдия Аникина была маленькой, она спросила у мамы про забор, покрытый дырками. Оказалось, что это следы от пулемета банды Донского, из которого из леса обстреливали дома. Мама в это время пряталась с братьями и сестрами в подполье.

Семья Бутаковых хранит немало других историй из жизни своих предков, которые вполне могут составить несколько отдельных сборников рассказов о большой, крепкой семье, связанной одной длинной цепочкой, протянувшейся из одного столетия в другое. Однако на этом история семьи не заканчивается. Сейчас уже внуки готовы прийти на смену старшим поколениям, чтобы достойно нести историю своего рода.

Метки:
baikalpress_id:  24 559