Чароитовая комната появится в Иркутске

Двадцать тонн камня уйдет на ее изготовление, а о цене лучше вообще не спрашивать

Объекты 130-го квартала потихоньку достраиваются, воплощаются в жизнь. Один из самых амбициозных и важных — не имеющая аналогов в мире чароитовая комната. Она должна продемонстрировать возможности уникального сибирского камня, единственное месторождение которого находится на реке Чаре на севере Иркутской области.

10 квадратных километров

Камень необычного фиолетового цвета открыли геологи предприятия «Сосновгеология», занимавшиеся разведкой и добычей урана. На берегах небольших речек, Чары и Токко, ими в послевоенные годы был обнаружен новый, сиреневого цвета, минерал. В 60—70-е годы месторождение исследуется. В 1977 году редчайшему на Земле самоцвету присваивается название — чароит. Месторождение камня занимает всего 10 квадратных километров.

— Об открытии музея чароита мечтал мой свекор, Анатолий Семихатов, который работал главным инженером Сосновской экспедиции. Мой муж, Сергей, тоже был геологом и тоже мечтал о таком музее. Они говорили, что у нас есть такой уникальный камень, но нигде он не представлен как национальная гордость, — рассказывает Наталья Семихатова, которая занимается музеем. Ее сын, Александр Семихатов, пошел по стопам отца и деда и занялся геологией. Сегодня он возглавляет производство по обработке природного камня, являясь генеральным директором предприятия «Байкалтрансгеология». Именно он и стал вдохновителем создания чароитовой комнаты.

Каменное бескультурие

Наталья Семихатова рассказывает, что мысль открыть музей чароита пришла от осознания удручающего факта: у нас нет культуры камня, несмотря на то богатство, которое спрятано в буквальном смысле слова у нас под ногами:

— Люди не понимают ценности природного камня. Многие отдают предпочтение бижутерии. Что такое «сваровски»? Это всего лишь стекло. Ценность камня, самоцвета несравнимо выше. Ведь мы понимаем, что месторождения имеют обыкновение заканчиваться. Знаете, как получилось с александритом, который добывали на Урале? Он был очень дешев. Но уже двадцать лет как не добывается, месторождение иссякло — и природный камень стал необыкновенно дорогостоящим. То же самое происходит с нашими камнями, в частности с нефритом и чароитом. Нефритовый бум захлестнул Китай, братья китайцы скупают камень по всему миру. Они считают природные самоцветы хорошим вложением денег. Ведь месторождения нефрита истощаются, заканчиваются. Цена на камень необыкновенно быстро растет.

— А помните месторождение лазурита в Слюдянке? Была промышленная добыча, но месторождение истощилось, — говорит Наталья Семихатова. — Может быть, кто-то еще копается в отвалах, но камня больше нет. То же самое — в отношении других камней. Но наши люди не ценят. О чароите говорить вообще не приходится — подлинная ценность. Хотя для жителей области чароит, нефрит и лазурит слишком привычны и действительно считаются чуть ли не бросовым материалом — во всяком случае, совершенно не считаются ценностью. Наше — и единственное — месторождение чароита уже истощено. Камня класса экстра уже нет, тот, что добывают, обладает гораздо более низким качеством.

Отходов будет много

Мало того что чароит добывается только в одном месте на планете Земля, он еще и обладает непростым характером. Этот характер напрямую зависит от того, какого качества порода. Дело в том, что самоцвет бывает до ста разных цветов и оттенков и содержит 47 разных других минералов в виде включений. Наиболее ценный чароит — тот, где больше чароита и мало включений. Крупношпалерный, или, как его еще называют, паркетный (за схожесть с уложенной паркетной доской), и малкошпалерный — наиболее ценные. Из-за разного содержания посторонних минералов бывают разными крепость и твердость чароита, поэтому он сложен в обработке. Трудно также найти большой кусок камня без трещин.

— Камень добывали взрывным способом, поэтому на глыбах много трещин, — рассказывает Наталья Алексеевна. — И получается по совокупности, что экстракамень сейчас не добывают, потому что много кварца, кальцита, и камень трещиноват.

— Но для музея чароита нужно очень много высокосортного камня. Где вы его возьмете?

— Геологи нашей семьи собирали камни в течение двадцати лет. Это наши запасы.

— Сколько камня, по проекту, уйдет на комнату?

— Около двадцати тонн. Но имейте в виду, что это вместе с отходами производства — я вам объяснила, как трудно найти нужный кусок чароита достойного качества и без трещин. Так что отходов будет много.

Наталья Семихатова демонстрирует нам образцы чароитовых глыб, установленных в качестве музейных экспонатов на первом этаже дома, там, где будет музей. Она объясняет, что для облицовки и интерьера чароитовой комнаты нужно будет использовать чароит лучшего качества. Более того, чароитовые пластинки нужно будет тщательно подбирать по цвету и свету, так как чароит по-разному играет на свету.

Чароитовые пол, стены, камин...

Дом, где откроет свои двери чароитовая комната, стоит в 130-м квартале, прямо возле центральной круглой площади. Он выстроен по мотивам усадьбы Сукачева. Сходство, говорит Наталья Семихатова, очевидно. Было предложено несколько проектов, но выбрали именно этот. Дом имеет праздничный вид и отличается от прочих строений тем, что возведен из клееного бруса.

— Нам единственным разрешили такое строительство. Все другие здания сложены из кругляка. Разрешение, данное нам, связано с тем, что бревенчатые здания нуждаются в длительном времени для усадки — около 3—4 лет. Для бруса нужен всего год. После того как снег растает и земля высохнет, мы начнем работать с камнем. Работа с камнем требует, чтобы здание «не шевелилось».

На первом этаже «пряничного» домика — магазин, где продаются изделия из камня: от кабошонов и колец до чароитовых медведей весом в пару килограммов. На второй этаж ведет лестница, но вход туда пока не разрешен. Именно там создается музей чароита. Летом большие окна верхнего этажа — окна будущей чароитовой комнаты — были открыты, и прохожие могли любоваться прекрасной люстрой. Этот дом так и прозвали — «дом с люстрой». До сих пор никто не знал, что эта люстра специально была заказана в Италии. Точно так же была специально заказана мягкая мебель для интерьера будущего музея. Все остальное в комнате — дело рук местных мастеров, которые нарежут камень пластинками в три миллиметра, подберут по цвету, совместят так, чтобы облицовка, чароитовая плитка на полу играли на свету и гармонировали одна с другой.

— У нас есть два проекта комнаты. Согласно одному пол в комнате будет полностью выложен чароитовой плиткой. По другому — в середине комнаты на полу мастера составят чароитовый цветок, остальное покроют паркетом. Второй вариант — на тот случай, если интерьер покажется тяжеловатым. Для нас главное, чтобы оставалось ощущение легкости. Главное, избежать эффекта ванной комнаты. Уже готов, рассказывает Наталья Алексеевна, уникальный чароитовый камин, который станет изюминкой музейной обстановки. Стены и мебель частично выполнят из сиреневого камня. В экспозиции музея будут представлены предметы декора: чароитовые шкатулки, вазы, часы, статуэтки. В основу коллекции музея легла коллекция, собранная Сергеем Семихатовым, который серьезно интересовался чароитом именно как поделочным камнем.

— Во сколько обойдется создание чароитовой комнаты? Надо полагать, что это весьма дорогостоящий проект.

— Об этом лучше не думать. На эти деньги можно построить десять таких домов, — Наталья Семихатова улыбается и машет рукой. — Магазин, который мы расположили на первом этаже, не окупит затрат. Но мы это делаем для города. Это наш вклад. И вход в музей будет бесплатным.

Метки:
baikalpress_id:  24 548