Косулю пытались продать как кенгуру

Израненное животное привезли в зоопарк ночью

Странная история произошла на днях в зоопарке Иркутска, комичная и драматичная одновременно. Главной героиней этой пьесы выступила косуля, которую жители города поймали в районе Ново-Ленино. Почему-то ловцам показалось, что в их цепких руках оказался австралийский кенгуру. Как кенгуру может оказаться на окраине сибирского городка зимой? Однако логика у молодых людей не включалась. Они попытались продать животное, причем торг живым товаром шел в очень агрессивной форме.

— Совсем поздно, уже после полуночи, мне позвонили. Разговор, мягко говоря, вызвал у меня недоумение: молодой человек, судя по голосу практически трезвый, уверял меня, что поймал в Ново-Ленино кенгуру и готов нам его продать. «Это прикол?» — спросила я. Мужчина разозлился, потребовал продиктовать наш адрес и примерно через полчаса подъехал, — вспоминает события недавней ночи Людмила Ивушкина, координатор Иркутского зоопарка.

Мужчину (по внешнему виду это явный уроженец Кавказа) со-провождали две девушки и водитель такси. Животное зоологи Вадим и Людмила Ивушкины идентифицировали сразу: это была косуля. Она была стянута жестко веревкой, дышала очень тяжело, в глазах ее застыл страх. Тонкая и прочная веревка была затянута на ногах косули так сильно, что ноги в районе копыт были в сильных порезах. Пока девушки веселились и визжали, разглядывая животных, мужчина вел торг. Разумные доводы о том, что это косуля, а не кенгуру, на него не действовали. Он возмущался, кричал, утверждал, что животное прыгало на задних лапах — значит, это кенгуру.

— Какое-то расстояние косуля действительно может преодолеть на задних лапах, но очень небольшое. Животное было напугано, стремилось убежать от преследователей любой ценой, поэтому в темноте косулю можно было и не узнать, — объясняет ситуацию Людмила Ивушкина. — Но наши доводы мужчина не принимал, повторяя, что это кенгуру.

Мы же в первую очередь пытались помочь несчастному животному. Морда его была мокрой от слюней, что говорило о том, что охота на косулю длилась довольно долго. Косули — очень нежные создания, от долгого бега у них может развиться отек легких. Особенно это возможно при сильном стрессе. Мы сталкивались с гибелью косуль именно из-за отека легких и разработали свою систему помощи, подобрали специальные препараты, которые снимают отек и нормализуют общее состояние.

Молодой человек гнул свою линию. Он задался целью заработать на пойманном животном, уверял, что косуля, хоть и не кенгуру, но тоже отличный вариант для зоопарка, что это очень редкий зверь, который обязательно принесет потомство и вообще озолотит зоопарк. Словом, порол чушь. В планы зоопарка не входило приобретение косули, но спасти животное было необходимо. Подранков довольно часто привозят в зоопарк, но никогда за животных не требуют деньги, напротив — оставляют свои средства, чтобы помочь животным выжить, оправиться от ран. Торг ранеными животными — явление нетипичное для наших краев. Мы отдали за косулю все деньги, которые были у нас в кассе, — около 4 тысяч рублей и 10 пригласительных билетов в зоопарк в придачу. Мужчина с компанией ушел, но вскоре вернулся и начал скандалить. Он кричал, что животное стоит намного дороже, что мы наживаемся на его находке, угрожал, бранился — словом, требовал денег. Нам пришлось вызвать охрану. На следующий день он принялся звонить снова. Мол, он консультировался с адвокатом, косуля стоит никак не меньше 50 тысяч, мы должны ему эти деньги. Никакие разумные доводы на него не действовали.

Ивушкины обратились в охотнадзор, где им пояснили, что они не обязаны возвращать животное этому человеку. Более того, он нарушил закон, его действия смело можно квалифицировать как охоту без лицензии. Мужчину удалось немного утихомирить, хотя он и продолжал настаивать, что животное у него просто отобрали и после скинули с крыльца. Лишь информация о том, что в зоопарке стоят камеры видеонаблюдения, ослабила напор псевдоохотника.

— Мы всегда спрашиваем, где было найдено раненое животное, чтобы вернуть его в естественную среду обитания. Наша задача максимум состоит в этом. Но некоторые звери и птицы уже не смогут выжить в дикой природе, если они больше не могут летать, бегать, самостоятельно добывать корм и т. д. Таких мы оставляем у себя, — продолжает Людмила. — Какая судьба ждет нашу косулю, пока неясно. Она очень истощена, есть глубокие раны на ногах, но кости целы. Животное спокойное, доверчивое, людей не боится. Мы будем ее откармливать и лечить, а дальше посмотрим. Пока непонятно, сможет ли косуля жить в лесу. Если нет, оставим ее в зоопарке.

Метки:
baikalpress_id:  16 266