Тайна чаеразвески: что происходит с легендарным предприятием? (есть видео)

Который год в самом центре Иркутска, на месте, где располагались некогда цеха легендарной чаеразвесочной фабрики, «красуются» руины

Остов основного здания сиротливо стоит средь старой заржавевшей техники, торчащей арматуры. Когда-то здесь кипела жизнь: бежали по транспортерам большие фанерные ящики с чайным сырьем, суетились рабочие. Тогда о столь плачевном будущем передового предприятия никто, пожалуй, и подумать не мог.

Печальная картина

Из окон бывшего складского помещения фабрики, в котором размещается ныне Сибирская академия права, экономики и управления, территория чаеразвески выглядит крайне удручающе. — Да, печально. Очень жаль, — вздыхает, глядя в окошко, иркутянка Нина Савельева, в прошлом — начальник раздаточного цеха. — Сюда я впервые пришла в 77-м году. Лучшие годы жизни прошли здесь, на фабрике.

Сейчас в здании вуза идут лекции, ходят студенты, а раньше все пять этажей были сверху донизу забиты большими фанерными ящиками с чайным сырьем... И это, пожалуй, единственное помещение, принадлежавшее чаеразвеске, которое не разобрали, не ввергли в запустение. Зданию повезло — его выкупили и отремонтировали. — Вот тут был мой кабинет, — говорит Нина Николаевна, показывая в сторону буфета. — Тут — грузовые лифты. В день они перевозили тысячи тонн груза.

Впрочем, грузовые лифты остались, как и остались на щербатых бетонных полах неровности и сколы. Сколы от двухколесных железных тележек, от больших фанерных ящиков с металлическими уголками. — А ведь какое было предприятие, — с ностальгией вспоминает Нина Николаевна. — Лучшее из лучших!

Гвозди, клей, фанера

Иркутская чаеразвесочная фабрика действительно была лучшей из лучших. Работая в две смены, она исправно снабжала страну первоклассной продукцией. В магазинах всей Сибири и Дальнего Востока пачки чая из Иркутска традиционно почитались. Коренной иркутянин Владимир Пехов тоже работал когда-то на чаеразвеске — начальником отдела снабжения передового предприятия. Он и сегодня, почти 20 лет спустя, в цифрах помнит масштабы поставок. Размах, между тем, был колоссальный.

— Кроме чайного сырья, которое доставлялось в Приангарье из Индии, Китая, Грузии, еще около 380 заводов поставляли свое сырье на Иркутскую чаеразвесочную фабрику. ГСМ, гвозди, клей, фанера, упаковочная лента — все это было необходимо для бесперебойной фасовки и производства чая.

Вплоть до середины 80-х объемы выпускаемой продукции росли. Скажем, если в 70-х чаеразвесочная фабрика в день выпускала порядка 40 тонн готовой продукции, то спустя десятилетие — 100—120. Внедрялись на производстве и новые технологические линии, множился ассортимент.

Свой садовник, художник и маникюрный мастер

Рядовые иркутяне, конечно, помнят знаменитый чайник с чашками, стоявшие во дворе чаеразвесочной фабрики; помнят фонтан, помнят сад, где росли пионы и ландыши. Интересно, что в штате чаеразвесочной фабрики был некогда и свой садовник, и свой художник, и даже маникюрный мастер. На пищевом производстве следить за гигиеной рук вменялось в обязанность.

— Фабрика строила жилье, предоставляла путевки в санатории и лагеря. В Черемховском переулке у нас был замечательный детский сад, куда все мы водили своих ребятишек, — вспоминает Нина Николаевна. — Был у нас и свой вокально-инструментальный ансамбль, был клуб книголюбов. К нам часто приезжали артисты, актеры...

В одном из зданий, опять же при чаеразвесочной фабрике, работал некогда и филиал Иркутского ателье мод. Здесь сотрудники пред- приятия имели редкую возможность приобрести отрезы тканей хорошего качества и современных расцветок, заказать на пошив брючные костюмы, платья, сорочки. И все это без отрыва от производства. Позже в этом здании открылся специализированный магазин чая, где рабочие фабрики могли свободно приобрести продукцию родного предприятия. Грязные оконные стекла, немытый фасад — сейчас здание пребывает в запустении...

Трудовая элита

К слову, возможность приобретения дефицитных товаров была еще одним немаловажным плюсом для всех, кто работал на чаеразвеске. Заключая двухсторонние договоры на поставку продукции с ведущими предприятиями города, фабрика помогала своим рабочим реализовать мечты рядового советского человека. Скажем, купить магнитофон, стенку или кухонный гарнитур, подписаться на редкое книжное издание. Накануне праздников в заводской столовой всегда были куры, колбасы, конфеты.

— Что говорить, мы неплохо жили, — с ностальгией продолжает Нина Савельева. — Наша колонна открывала первомайские демонстрации, мы побеждали на соцсоревнованиях. И на вопрос, где я работаю, я с неизменной гордостью отвечала: «На чаеразвесочной фабрике!»

Ящики с отличной фольгой

Чайное сырье поставлялось в Иркутск в больших фанерных ящиках. После вскрытия часть из них отправляли на переработку в один из трудовых лагерей, часть складировали. Будучи ребенком, депутат городской думы Сергей Юдин жил неподалеку от чаеразвесочной фабрики.

— Внутри этих большущих фанерных ящиков, размером примерно метр на метр, была фольга. Очень плотная и прочная. Так вот близлежащие дворники применяли ящики для сбора мусора, а мы фольгу из ящиков вырезали и скручивали, — с улыбкой вспоминает Сергей Юдин. — Не помню зачем, но помню, что для нас, мальчишек, это почиталось за высший трофей — иметь фольгу с чаеразвесочной фабрики. А вот работницы самой чаеразвески находили фольге другое применение. Ее забирали домой и выпекали в ней мясо, рыбу, овощи. Не в пример магазинной, эта фольга была более плотной и прочной.

Чай возили на лошадях

Еще один примечательный факт: вплоть до 80-х годов прошлого века чайное сырье в Иркутске перевозили лишь на гужевых повозках. Ежедневно к воротам чаеразвесочной фабрики подъезжали лошадьми запряженные телеги с большими фанерными ящиками на борту. Точно так же отвозили на вокзал и готовую продукцию.

— Нам, ребятишкам, тоже было интересно: вроде современный век, автобусы-машины есть, так почему бы не купить автомобили и не возить на транспорте? И бытовало такое мнение, что чай не терпит выхлопных газов, бензина, мазута и может изменить вкусовые качества.

Что-что, а вкусовые качества продукции действительно стояли на жестком контроле. Так, наряду с отраслевыми и вспомогательными цехами работала на чаеразвеске и своя лаборатория. Ее специалисты готовили рецептуру, смешивали сорта чая, добиваясь лучшего варианта купажа, и, конечно, оценивали качество выпускаемой продукции. В процессе дегустации чай заваривали крутым кипятком, разливали напиток в специальные пиалы. Отдельные специалисты, а если точнее — титестеры, работавшие на Иркутской чаеразвесочной фабрике, по вкусу, запаху и внешнему виду безошибочно определяли до 200 сортов чая.

Фасовали травы, фасовали сахар

Как ни прискорбно, но развалить легендарное производство, которое десятилетиями набирало обороты, получилось быстро. Вначале 90-х, во время массовой приватизации, контрольный пакет акций оказался в руках третьих лиц, которые не были заинтересованы в дальнейшем процветании передового производства. Более того, по оценкам ряда экспертов, разорение фабрики было целенаправленным.

— Люди не хотели терять родную фабрику. И каждый, кто работал на производстве, принес сюда и свой ваучер. Но почему-то основной пакет акций все равно оказался совсем в других руках. Как так получилось, я до сих пор не понимаю, — сокрушается Нина Николаевна. — И развал начался буквально на глазах! Вот как люди стареют, вот точно так же! Только быстро, стремительно. Сперва начались перебои с сырьем. Прекратились поставки из Китая, Грузии, Азербайджана. Резко сократилось количество чая, доставляемого из дружественной Индии. Оборудование стало про-стаивать, зарплаты — снижаться. В итоге первоклассные сорта заменило низкокачественное сырье из Кении, Маврикия. — Фабрика пыталась выжить даже за счет расфасовки лекарственных трав для аптек. И у нас вот в этом здании, где всегда пахло чаем, стало пахнуть разнотравьем.

Агония длилась не год и не два. В 95-м на фабрике фасовали сахар, позже стартовала распродажа имущества. — Сначала стали распродавать мебель фабрики, потом оборудование, потом здание. И в итоге мы пришли вот к такому концу. В смутные времена люди, заправлявшие на фабрике, брали в банке многомиллионные кредиты под залог имущества некогда процветавшего предприятия. Средства, судя по всему, уходили вовсе не на благо фабрики. Производство ввели в серьезные долги, предприятие оказалось на грани банкротства.

— В итоге процедура банкротства состоялась, — поясняет депутат Сергей Юдин. — Менялись ли в дальнейшем руководители, менялись ли хозяева, не знаю. Но до сих пор где-то висит объявление о том, что оставшиеся здания чаеразвесочной фабрики продаются.

Руины в центре города

Сейчас то, что осталось от чаеразвески, по-прежнему принадлежит компании под названием ООО «Иркутская чайная фабрика». За исключением территории, где некогда находился транспортный цех, а сейчас размещается нечто вроде стоянки, земля стоит без дела. Мы пытались связаться с представителями ООО «Иркутская чайная фабрика», однако тщетно. По номеру телефона, который указан в справочных службах, дозвониться до руководства не получилось.

Что дальше?

Известно, что согласно последнему генплану города Иркутска улицу Марата предполагается вывести прямиком на Цесовскую Набережную, через территорию бывшей чаеразвески. В остальном информации фактически ноль. Сведений о том, какие конкретно объекты предполагается возвести в пределах данного квартала, документ не содержит. Детализации генплан не предполагает.

Стоит отметить, что за время простоя чаеразвесочной фабрики уже заявлялось о нескольких громких проектах. Элитный комплекс «Чайная пристань», бизнес-центр, современный спортклуб... Впрочем, ни один из вышеназванных проектов путевки в жизнь не получил. Между тем в КУМИ города подтвердили, что земля под остовом главного здания, принадлежащего ООО «Иркутская чайная фабрика», является собственностью муниципалитета и отдана в аренду на 10 лет. В 2013-м договор долгосрочной аренды с Иркутской чайной компанией истекает.

Кстати, еще один небезынтересный проект — строительство на месте чаеразвески здания для регионального правительства — около полутора лет назад был впервые озвучен мэром города Иркутска. Согласно такому варианту событий, сам «серый дом» предполагается реконструировать, а рядом вновь возвести кафедральный собор, украшавший некогда Тихвинскую площадь. Правда, принимая во внимание те многомиллионные затраты, которых потребует реализация глобального проекта, не все отнеслись к нему с должной серьезностью.

— Сейчас эта территория центра города активно застраивается. Возведены гостиница «Мариотт», здание федерального арбитражного суда, в скором времени завершится строительство нового здания перинатального центра... Думаю, что с истечением срока действия договора аренды в 2013 году и с принятием нового генплана по территории бывшей чаеразвесочной фабрики ситуация изменится. Будут приняты меры, будут приняты решения, — считает Сергей Юдин, депутат думы города Иркутска.

А вот сама Нина Николаевна старается не ездить лишний раз мимо руин некогда легендарной чаеразвески. Бывшие «фабриканты» с горечью отмечают — мол, скорее бы снесли да и построили хоть что-нибудь. Остов главного здания за высоким забором — печальная картина.

Такого чая больше нет!

— Да, это было уникальное предприятие. Его продукция славилась на всю страну. Передовое оборудование, передовая технология. Фабрика строила жилье, предоставляла ясли и детские сады, — комментирует Александра Шипицына, кандидат экономических наук, доцент кафедры налогов и таможенного дела БГУЭПа. — Сегодня продукция фабрики наверняка составляла бы существенную конкуренцию. Прежде всего за счет более низкой цены и более высокого качества. Так не это ли стало истинной причиной развала предприятия? Однозначный ответ на этот вопрос уже вряд ли получишь. Так или иначе, а эксперты сетуют: такого чая уже не найдешь.

— Да, сейчас аналогичного чая не купишь. Его просто нет, — с сожалением отмечает Владимир Пехов, истинный ценитель чая, знающий толк в сортах и ароматах. — Бывает, что появляются новые марки чая, обладающие схожим вкусом, но буквально через 3—4 месяца они традиционно теряют свои былые качества, теряют аромат. Идет откровенная подделка.

Между тем...

Минувшей осенью на территории историко-архитектурного комплекса «Дом Европы», в старинном здании середины XIX века, открылся Иркутский музей чая. Старинные фотографии, карты, архивные документы, портреты сибирских купцов-чаеторговцев... В числе прочих предметов старины представлена на выставке и уникальная коллекция образцов продукции Иркутской чаеразвесочной фабрики. Черный байховый чай № 36, чай грузинский, краснодарский, вьетнамский... Отдельные упаковки чая сошли с конвейера легендарной чаеразвески в 30—40-х годах прошлого столетия. Интересно, что когда-то все эти экспонаты были бережно собраны директором Иркутской чаеразвесочной фабрики Георгием Девятко. Позже его потомки передали уникальную коллекцию чая Музею истории города Иркутска.

Редакция благодарит администрацию Иркутского музея чая за предоставление архивных фотографий.

Видеосюжет можно посмотреть по следующей ссылке: Чаеразвесочная фабрика

Метки:
baikalpress_id:  24 513