Жители Больших Котов впервые саботировали выборы

Ситуация в поселке критическая: люди, живущие в окружении леса, не могут получить порубочные билеты

В некоторых районах нашей области уже прошли выборы президента. Традиционно первыми в Приангарье голосуют Большие Коты. Поселок хоть и расположен неподалеку от областного центра, но считается труднодоступной территорией. Добраться до Котов сейчас можно лишь по ледовой дороге, которая из-за неустойчивых зимних температур весьма опасна. Чтобы снизить риски, представители избирательной районной комиссии решили добираться до поселка на катере, оснащенном воздушной подушкой. Селяне, которым предстояло выбрать одновременно президента и мэра Иркутского района, встретили гостей не очень приветливо. Многие пришли на избирательный участок, чтобы выразить свое негодование.

Дорога по треснувшему льду

Восемь часов утра. На улице 20-градусный мороз. Два катера с парамотором и подушкой ждут своих пассажиров на льду Байкала. Лодки разгоняются до 70 км в час, за окном мелькают торосы и широкие трещины. Периодически лодку разворачивает на льду едва ли не на 180 градусов, но опытный водитель выводит судно на нужный курс. Ездить на машинах по льду запрещено, но смельчаки все же находятся. Люди идут на риск не из желания испытать острые ощущения, а, скорее, от безысходности. Поездка на катере до Больших Котов стоит 500 рублей. Обратно — столько же. Количество груза, которое можно взять с собой, ограничено.

У судна есть возможность передвигаться по суше, и аэромотор доставляет нас до самого избирательного участка. В этот раз выборы проходят в поселковой библиотеке. Раньше эту функцию брала на себя более просторная начальная школа, но два года назад Большие Коты покинули последние четвероклашки — ребята вместе с родителями переехали в Иркутск или Листвянку, школу закрыли. В библиотеке прохладно, стынут ноги. Два тена и обогреватель не в состояние дать помещению достаточно тепла. У печки заброшенный вид. По словам заведующей библиотекой и председателя участковой избирательной комиссии Нины Помазкиной, после сильного землетрясения в августе 2008 г. на задней стенке образовалась брешь, которая становится шире, едва внутри заполыхают дрова. Топить такую печь теперь опасно.

Без веб-камеры

Избирательный участок открывается в 11 часов, но комиссия прибыла пораньше, чтобы передать бюллетени и все подготовить. Избиратели Больших Котов — самые дорогие в районе. В прямом смысле. Чтобы попасть в Большие Коты, нужно нанять два судна, аренда которых составляет 70 тысяч рублей, плюс автотранспорт и работа комиссии. В итоге получается 120 тысяч. В пересчете выходит 2500 рублей на человека, в то время как на одного голосующего жителя района тратится в среднем 500 рублей.

Техсредства, призванные обеспечить прозрачность и честность нынешних выборов, до Больших Котов не дошли. — Это единственный участок в нашем районе, который не будет оборудован веб-камерами — здесь сложности с выходом в Интернет, — объясняет Иван Садчиков, председатель Иркутской районной территориальной избирательной комиссии. — Прозрачные урны тоже отсутствуют, мы их пока не получили.

Пока идет подготовка к выборам, девушка-продавец из Листвянки выкладывает на столе продукты: хлеб, молоко, конфеты, колбасу, рыбу, сыр, мандарины. Под столом три коробки водки. Провиант заранее заказали жители поселка. С продовольственными товарами здесь туго. Администрация привезла продукты, чтобы дополнительно простимулировать людей к участию в голосовании. Подготовка завершается без пяти одиннадцать утра. Галина Помазкина демонстрирует комиссии необходимый для выборов инвентарь.

— Вот ящик для голосования, — председатель переворачивает полотняный мешок. — Он пуст.

— Даже вилок в это раз нет? — шутит Иван Садчиков. Два года назад при переворачивании мешка из него выскользнула пластмассовая вилочка, должно быть случайно угодившая в прорезь ящика.

Первым на избирательный участок пришел сын заведующей библиотеки, девятнадцатилетний Василий Помазкин, студент биолого-почвенного факультета ИГУ. Первый избиратель Приангарья попросил у комиссии листочек, чтобы расписать новую ручку, и быстро опустил свой бюллетень в урну.

— Вообще-то сегодня у меня есть пары, но я их отработал, чтобы можно было съездить и проголосовать, — сообщил сознательный молодой человек.

Заложники национального парка

Следом за Василем проголосовал пожилой мужчина. Он выглядел куда менее оптимистично. «Демократия у нас есть, а дров нет», — сказал избиратель, покидая участок.

О серьезной проблеме с дровами Иван Садчиков оповестил нас еще до поездки в поселок. Котинцы написали в его адрес письмо. — В Больших Котах действительно назрел больной вопрос. Национальный парк не решает проблему обеспечения дровами. Я был на приеме у первого заместителя губернатора области Владимира Пашкова. Проблема решена. Сегодня сюда завезены проекты договоров на обеспечение дровами, которые жители должны подписать. После этого люди получат порубочные билеты. Этих билетов котинцы ждут более трех лет и уже никому не верят. После двенадцати часов на участок пришло несколько сельчан, отказавшихся голосовать из принципиальных соображений. Они надеются, что бойкот заставит власть пошевелиться. Люди опасаются, что следующую зиму они будут встречать с пустыми дровяниками.

— Уже сейчас дров не хватает, — говорит Ада Вещева. — Но мы лес не воруем — лесники нас так оштрафуют, что и пенсии не хватит. Жжем заборы, старые теплицы, хлам подбираем. Скоро пол придется жечь, по земле ходить будем...

Ада Ивановна говорит с заметным волнением. На подобное она решилась в первый раз за свою долгую жизнь. — Я ведь ни одних выборов не пропустила, — говорит пенсионерка. — Раньше с 6 часов было голосование. Мы и бежали ранним утром, старались обогнать друг дружку.

Супруги Игнашевы с Адой Ивановной в одном идейном лагере. — Нам предлагают греться от электричества, — говорит Наталья Игнашева. — Но ведь оно у нас очень ненадежное: линия плохая, старая, электроэнергия постоянно отключается. Вся техника работает с трансформаторами. Мы ведь не коммунисты в романе «Как закалялась сталь»: когда приспичило с дровами, они начали узкоколейку строить. Нам нужен стратегический запас. Последствия электрического отопления уже дали о себе знать. За несколько дней до выборов в Больших Котах сгорел щиток. Люди сидели без света больше суток.

— Я тоже отказываюсь голосовать, — сообщила Людмила Ряпенко, заведующая Байкальской биологической станцией, расположенной в Больших Котах. — Здесь проблема не только с дровами. Здесь речка, которая всех заливает, и ледовая дорога, которую никто не обслуживает. Эти вопросы ставятся каждый раз, когда приезжают кандидаты в мэры. Они уговаривают людей проголосовать, все проблемы записывают. И на этом дело заканчивается. Кстати говоря, за все время избирательной кампании ни один кандидат в мэры Большие Коты так и не посетил. — Наверное, знали, что встреча будет неласковая, — предполагают котинцы.

«Мне же холодно!»

Выездную комиссию, пешком отправившуюся по льду Байкала к пожилым людям, которые не могут прийти на участок сами, тоже ждал не самый теплый прием. В первую очередь мы пришли к Нине Вологдиной. Эта женщина уже была героиней наших репортажей о выборах. Нина Александровна приходила на участок самой первой. Сейчас у пенсионерки отказали руки и ноги, но боевой дух и оптимизм бабушка не утратила.

— Сколько лет уже не голосую, а меня все по телевизору показывают, — удивляется пенсионерка, судя по всему имея в виду архивные записи. — А сейчас не буду голосовать — дров не дают.

— Чем же вы топитесь?

— Я живу с двумя внуками. Они спиливают деревья, которые висят над Байкалом. Вот и дрова. Один внук в лесниках работает в национальном парке. Будет воровать дрова — его вовсе выгонят с работы. А без дров я замерзаю. У меня руки не работают, ноги не работают. Мне же холодно!

В результате Нина Александровна все-таки передумала и попросила заполнить за нее бюллетень, указав нужных кандидатов.

— Не будем голосовать. Может, хоть так внимание обратят, — заявили комиссии супруги Нэля и Игорь Шлямовы. — Деляну нам выделили, а взять лес мы не имеем права. При каждом национальном парке имеются буферные зоны, зона отчуждения. Почему этот вопрос столько лет решают? Просто бросили нас умирать. В следующем доме ветеран Великой Отечественной войны тоже отказался голосовать.

При подсчете голосов выяснилось, что из 52 избирателей проголосовало лишь 12 человек (20%). Такая низкая явка зарегистрирована в Больших Котах впервые. В то же время члены участковой избирательной комиссии думали, что людей было еще меньше.

— Люди категорически отказывались идти голосовать, пока у них на руках не будет порубочных билетов, — говорит Нина Помазкина. — Основная масса людей пришла на участок и тем самым показала свое отношение: мол, мы здесь, мы живы, но голосовать не будем, потому что нас никто не слышит. За неделю до выборов я звонила в приемную Путина, президента, к коммунистам, в министерство лесного хозяйства Иркутской области. Копии заявления, которое мне подали местные жители, я разослала по администрациям, в Прибайкальский парк, в территориальную комиссию. Откликнулся только терком. Заявить о себе отважились лишь некоторые котинцы, остальные принципиально не пошли на участок. Даже продукты, в том числе и два ящика водки, которые были привезены строго по заявкам жителей, продавцы повезли назад.

Метки:
baikalpress_id:  24 261