Здесь готовят героев

Бойцы спецназа, дислоцированного в Иркутске, побывали во всех горячих точках

Подразделение специального назначения, которое прибыло в Иркутск два года назад, заняло место военного авиационного училища и было встречено жителями с явной неприязнью. На военную часть легла тень расформированного ИВВАИУ. В городке даже поговаривали, что спецназовцы прогнали курсантов. Конечно, эти слухи не имеют под собой никакой почвы. Часть прибыла в Иркутск из Улан-Удэ по приказу, а курсанты к ее прибытию уже разъехались. Сейчас бойцы спецназа несут свою службу, некоторые из них удостоены звания «Герой Российской Федерации». В День защитника Отечества мы решили узнать, в каких условиях живут и служат настоящие и будущие герои.

Профессионалы

Подразделения специального назначения с недавнего времени стали очень привлекательными для контрактников. Войсковая часть, дислоцированная на территории бывшего ИВВАИУ, не исключение. — Раньше у нас служили только срочники, сейчас их осталось всего ничего, — рассказывает Олег Долженко, заместитель командира части № 555433. — Руководство страны сказало: «Нам нужна профессиональная армия». Были выделены деньги, появилось новое вооружение, контрактникам пообещали жилье. Первые добровольцы приходили буквально с улицы. Однако из 18 человек мы смогли взять только двух.

Чтобы попасть в ряды спецназовцев, необходимо пройти действительно жесткий отбор. — У нас войска специфические. Желательно, чтобы идейные ребята шли, которым небезразличная судьба страны, — продолжает Олег Долженко. — Некоторые приходят только из корыстных соображений — услышав, что в армии теперь дают хорошие деньги. Этих людей видно сразу. Даже на простой вопрос «Что для тебя Родина?» они не могут дать внятного ответа.

После того как за дело взялись военкоматы, ситуация с потенциальными контрактниками улучшилась. Из последней партии в 25 человек только двое оказались не пригодны к службе. Человек, который заключает контракт, сначала проходит испытательный срок. Во внимание принимаются морально-психологические и физические качества. Помехой в прохождении испытательного срока может стать страх перед прыжком с парашютом или неумение выдерживать тяжелые физические нагрузки. Один из нормативов — 15 подтягиваний. Даже писарь части, облаченный в 11-килограммовый бронежилет, подтягивается 17 раз.

14 солдат против 100 противников

Главное назначение своего подразделения военные формулируют так: защищать Родину, быстро и четко выполнять задачи. О всех задачах рассказать не могут — это военная тайна, но из основной функции секрета не делают. Это разведка. Специальностей здесь много: связисты, минеры, водители, повара. Основная — разведчики. В части служит более 2 тысяч человек. Иркутян — процентов 15, остальные приезжие.

— У нас, у военных, судьбы как у цыган, — говорит Олег Долженко. — Куда Родина пошлет, туда мы и идем. Я сам приехал из Ростова-на-Дону. Вообще, люди идут к нам охотно — такие бригады, как наша разведывательная, имеет очень богатый опыт. После контракта людям легче найти себя на гражданке. Минимальный контракт длится 3 года. При желании его можно перезаключить, у нас порой служат по 2—4 срока.

Денежное довольствие контрактника значительно выросло. Раньше служивые получали от 12 до 22 тысяч рублей. Теперь солдат, который имеет определенный стаж, получает 47 тысяч. Снайперу платят еще больше. Если он с отличием окончил специализированное учебное заведение, то получает именную винтовку, а к зарплате плюсуется 30 тысяч.

Все контрактники проходят психологическую, физическую подготовку и обучение по специальности. Моральному настрою спецназовца уделяют особое внимание. Первый пункт подготовки: солдат обязан любить Родину, не должен дрогнуть в бою.

— Мы работаем в тылу противника, — объясняет замкомандира. — Здесь надежда только на себя и на товарищей. Справа, слева, впереди и сзади — враг. Наши ребята неоднократно участвовал в боевых действиях в Афганистане, Чечне, Дагестане, Ингушетии — словом, во всех горячих точках. Мы всегда работаем с превосходящими силами противника: наши группы в составе 14—15 солдат выходят против 80—100.

Задачи выполняются успешно, но потери личного состава, к сожалению, случаются. За время всех кампаний в боевых столкновениях часть потеряла 16 человек.

Средства массовой информации не раз просили у руководства части рассекретить героя, который участвовал в боевых действиях, получил не одну награду, но офицеры отказались.

— В дальнейшем герою публикации или телесюжета, возможно, предстоит выполнить боевые задачи в тылу противника, работать с агентурой, — объясняет Олег Долженко. — Где-нибудь за границей наш офицер выйдет на рынок, а ему скажут: «Эй, брат, так ты же с Сибири у нас!» В общем, часть не выдает своих героев в целях конспирации. Мы не боимся противника, но дорожим нашими семьями. Но все-таки об одном герое нам рассказали. Этот человек сейчас вернулся к мирной жизни. Но в прошлом отличился доблестью, спас жизни многим боевым товарищам. Командир группы специального назначения лейтенант Анатолий Коробенков принимал участие в контртеррористической операции по уничтожению вооруженных формирований на территории Чечни. Банду пограничников окружили боевики. Коробенков вместе с другими бойцами прорвал оцепление и организовал эвакуацию двух тяжелораненых и 8 погибших пограничников, а сам стал прикрывать отход группы. При переправе под огнем в реку сорвался младший сержант. Анатолий спас товарища. Во время операции спецназовец спас жизнь рядовому, закрыв его своим телом и открыв огонь на поражение. Разведгруппа Коробенкова благодаря его мужественным и решительным действиям выполнила боевые задачи без единой потери.

Боец с высшим образованием

С ходе экскурсии по части встречаем в коридоре дежурного Никиту Перова. Никита поступил в часть солдатом-срочником. Отслужив полгода, подписал контракт, начал получать зарплату. Появилось возможность помогать матери. По признанию бойца, здесь деньги особо ни к чему. После подписания контракта Никите предоставили право выезжать на сессию. Отпуск ему оплачивает часть. Молодой человек учится на юриста.

— Вот видите, первый попавшийся солдат, и уже без пяти минут юрист с высшим образованием! — с гордостью говорит Олег Долженко. — Таких, как Никита, у нас большинство. Командование части ратует за то, чтобы солдат, который поступает распоряжение, обязательно учился. На Западе столкнулись с такой проблемой: набирают контрактников, но они даже толком писать и читать не умеют, а работать им предстоит с вооружением пятого-шестого поколения. Нам пока такое не грозит — у нас молодежь образованная.

Загрузка...