Шел трамвайчик первый номер...

Была когда-то в «Молодежке» рубрика «Завалинка». Рассказы были самые неожиданные. Из этих кусочков складывается живая история нашего города. Я коренная иркутянка, мне восьмой десяток.

Рассказать хочу о нашем послевоенном детстве, которое совпало с зарождением и пуском иркутского трамвая. Это был конец сороковых — начало пятидесятых годов. Всего через два года после войны, в 47-м году, первые трамваи пошли по одноколейке с разъездами в виде пирожка на каждой остановке, встречные дожидались друг друга. Вагоны были «николаевские», т. е. ровесники царского времени. Моя мать была одной из самых первых водителей. Жить было негде. Помог первый директор, Владимир Николаевич Брюханов. На короткое время, пока достраивались трампарковские «красные дома», нам дали комнату в самом управлении. Жили мать, я и кондуктор Ольга Тищпенко.

В управлении также была комната семьи главного инженера Стекленева, жили Чубановы, Бекмурзины. И директор, и главный бухгалтер Яков Матвеевич были доброжелательные, приветливые люди, сейчас такие редкость. Потом к нам подселились Лена Шерстянникова, будущий ветеран трампарка, участница войны Елена Лоренц. Им тоже некуда было идти. В 49-м году в подарок городу из Ленинграда прибыли красивые красные вагоны. Одним из первых сход с рельсов был на ул. Ленина. Напротив театра музкомедии, на месте теперешнего цветочного базара, стояла небольшая каменушка в два окошка с надписью «Главтабак», в этот «Главтабак» на большой скорости выскочил вагон.

Мне часто приходилось ездить в водительской кабине с матерью. Однажды она вела трамвай по ул. Тимирязева к рынку. Остановки «Киевская» еще не было, трамвай шел на самой большой скорости «параллельно». По строящемуся второму пути гулял поросенок. Внезапно, он выскочил на наш путь и побежал навстречу, попал под наш вагон, мы почувствовали. Растерявшись, вышли и стали смотреть между скатами, но ничего не увидели. На следующем трамвае ехала водитель Волгина. В трампарке она, смеясь, рассказала. Из нашего вагона вышел мужик с мешком, сложил в него обе половинки поросенка и снова сел в вагон. Потом прибежали и шумели хозяева поросенка.

Под самый Новый год, в 50-м году, прибыли новенькие усть-катавские вагоны, желтые, красивые, пахнущие краской и лаком. Один из вагонов директор дал детям. Поезд вел Дед Мороз, доехали до вокзала и назад. Люди с удивлением и удовольствием смотрели, как Дед Мороз ведет трамвай с ребятишками.

Еще одно событие врезалось в память. На День сталинской конституции 5 декабря должны были пустить начало будущего маршрута № 1. С вокзала трамвай должен был забраться в гору до Свердловского рынка. Разворота не было. Трамвай должен был спуститься задним ходом до ж/д почтамта, зайти в тупик под горкой за почтамтом и оттуда ехать в город. Кольца на вокзале не было. Было раннее морозное утро, вагоны поднялись вверх до Свердловского рынка и полными пошли задним ходом вниз, к почтамту. На повороте в тупик они упали на бок. Люди вылезали друг через друга в окна, были пострадавшие. Догадайтесь, кто остался виноватым? Правильно, директор В.Н.Брюханов и лучший водитель Маша Захарьян! Первые водители были лучшие водители: Дуся Рунова, Маша Стифуткина (Попова), Лена Кокшарова, Лена Дмитриева, Иван Прейн.

Мы с подружкой хотели стать водителями, на заработанные деньги подружка мечтала купить себе «капотик». Я не знала, что это такое, оказалось — красивый халатик. Лично я мечтала иметь косы. Проблему еще в третьем классе решила просто: в депо привозили трикотажную ветошь. Я выбрала кусочки подлиннее и приплела к своей стрижке, дальше получились косички, к концам которых привязала банты из лент. В таком креативе разгуливала по депо. Жизнь всех разнесла в разные стороны, может не все живы. Все рассказанное мною действительно было, фамилии подлинные. Личные дела работников хранятся 75 лет, все на месте.

Метки:
baikalpress_id:  16 102