Почему так зло ругают Иркутск?

Город стал популярным поводом для издевок и критики в Сети

Пару-тройку недель назад в Интернете шло активное обсуждение статьи про Иркутск в одном из российских журналов. Публикация вызвала огромный резонанс как на официальном сайте журнала, так и в разных социальных сетях. На нее давали ссылки на «Одноклассниках», «ВКонтакте», «Живом журнале», «Твиттере» и «Фейсбуке». Иркутян заметно задела критика в свой адрес, а также упоминания об угловатых и приплюснутых девушках (это все об иркутянках), о жареных тараканах чуть ли не как о повседневной еде и вот это еще: «Иркутяне вообще не очень чистоплотны». Патриоты города даже вывели целую закономерность: мол, об Иркутске действительно в последнее время очень много пишут, и в основном плохое, стыдное, чернушное. Так ли это на самом деле? И что движет журналистами, блогерами, когда факты перевираются в угоду сомнительной сенсации и в ущерб здравому смыслу?

Закон Интернета

Начнем с простого анализа — количества упоминаний в Интернете. Например, в сообществе «Живого журнала» ru_travel, посвященном путешествиям, отчетов о столице Приангарья меньше 10. Прочие провинциальные города России представлены примерно в том же количестве, ну а отчетов о поездках в места с более древней историей — Казань, города Золотого кольца — ощутимо больше. Некоторые из городов-соседей просто не упоминаются: Красноярск, Чита, Омск, Якутск. Даже Новосибирска в метках сообщества нет. А Иркутск есть! Наверное, это не так уж и плохо, что после поездки в наш город пользователям «Живого журнала» захотелось написать о нем отзыв. Здесь важен еще один психологический момент: когда мы получаем свежую групповую фотографию, кого ищем на ней глазами в первую очередь? Правильно, себя. Поэтому и на просторах Интернета именно на статьи про Иркутск мы обращаем наибольшее внимание, часто игнорируя что-то любопытное, например, про Ижевск, Псков, Астрахань. Да мало ли в России небольших городов, жизнь в которых имеет свои достоинства и недостатки?!

Когда ругают Иркутск, пишут в основном о грязи, о плохих дорогах, об обилии китайцев, даже праворукие машины нам в укор ставят! Столицу Приангарья часто называют городом контрастов. Впрочем, этим эпитетом можно с легкостью наградить практически любой российский и даже зарубежный город. Справедливости ради стоит заметить, что интернет-критике подвергаются такие мегаполисы, как Париж, Рим, Нью-Йорк, Шанхай.

— Если хотите, это интернет-тренд — ругать, хаять, критиковать, — считает психолог Анна Ларионова. — Интернет-пространство отличается совершенно особой структурой. Это микромир, где главенствуют свои законы. Например, албанский язык. Впрочем, многие от него уже отходят. Ненормативная лексика. Люди в Интернете — на форумах и в своих блогах — часто стремятся выглядеть более развязными и свободными, чем в реальной жизни. Часто это повышает значимость человека в собственных глазах. Одна из базовых потребностей человека — удовлетворять чувство собственной значимости. Это может реализовываться по-разному: через семью, профессию. Некоторые выбирают путь злобных троллей.

Впрочем, про Иркутск пишут и немало хорошего. Просто говорим мы об этом вслух не так уж часто. Например, блогер с ником varandej в своем «Живом журнале» публикует серию отчетов о поездке в Иркутск — фотографии и развернутые комментарии. И он отзывается о городе очень тепло: «Иркутск был одним из тех городов, увидеть которые я мечтал очень давно, и задолго до поездки его красивое и странное название, похожее на скрип снега, вызывало у меня целый ворох ассоциаций.

Город близ Байкала, сердце Восточной Сибири, плацдарм последнего броска России на восток — к Тихому океану, Китаю, Аляске. Здесь церкви украшались буддийскими орнаментами, отсюда везли на запад китайский чай. Здесь мирно уживались казаки, буряты, поляки, китайцы, евреи, японцы. Был наслышан я и о разрухе и бедности, но визуально все это ликвидировали в 2011 году, к юбилею города, а точнее к 350-летию закладки острога на Ангаре, напротив устья реки Иркут. Но сколь много я ни ждал от Иркутска — он превзошел все мои ожидания. Из увиденного за последнюю пару лет я могу сравнить Иркутск только с такими городами, как Харьков, Львов, Одесса. И дело тут не только в богатой истории и великолепной архитектуре. У Иркутска совершенно своя — неповторимая и невыразимая — атмосфера».

Частные мнения

Наша газета обратилась к разным людям, чтобы собрать их мнения об активной интернет-критике в адрес Иркутска. Алексей Петров, политолог, преподаватель исторического факультета ИГУ:

— Я имею много претензий к нашему городу. Но это как надо его не любить, чтобы ставить его на одну ступеньку с жареными тараканами и проститутками?.. Иркутск, несомненно, разный город. Но, как говорится, родину не выбирают. Поэтому мы обязаны ее любить. А во-вторых, если мы хотим, чтобы на Родине или в родном городе произошли позитивные изменения, нужно просто что-то сделать самому. У Иркутска достаточно красивая история, и эта история заключается не только в улицах и домах, но и в людях, их судьбах. Иркутяне отличаются от красноярцев и уланудэнцев. Это трудно объяснить, но они какие-то интеллектуально другие. Иркутск, несомненно, богатый город, и какие бы там нам рейтинги ни рисовали, он реально входит в вписок VIP-городов Сибири. А если на это еще наложить архитектуру, близость Байкала, улицу Большую, качество журналистики — при всем том, что многие уехали, она продолжает оставаться лучшей в Cибири, — дух сибирячества, традиции предпринимательства — не ложного, а настоящего, — то это тот город, в котором хочется жить.

Да, у нас плохие дороги, и улицы не всегда убирают вовремя, и народ матерится в общественном транспорте, и стреляют иногда. Но разве есть в России город, где всего этого нет? Чернушные статьи во многом вызывает комплекс провинциала в большом городе. И это болезнь не только экс-иркутян, переехавших в Москву. Ей подвержены и те, кто приехал в Иркутск из малых городов и сел. Да и в прочих регионах такое явление встречается. Неужели вы думаете, что все уехавшие из других городов в столичные потом вспоминают малую родину только в позитиве? Это ментальность такая — затоптать свою историю. И она идет не от большого ума. У Владислава Несынова, бывшего иркутского художника, ныне живущего в Анапе, свой взгляд на проблему:

— Мне кажется, зло ругать Иркутск можно и из любви к нему, оттого что город тебе небезразличен. Я тоже не по-доброму ругаю Иркутск. Но чаще людей, а не сам город — он лишь свидетель тому, что и я не смог в полную силу противостоять потоку необразованности во власти, в образовательных учреждениях, в культуре... Свято место пусто не бывает. Набравшись сил и опыта, коренные иркутяне уезжают, зная, что выживут и в другом географическом месте — более комфортном, близком к центрам мировой цивилизации. А после Иркутска остается масса синдромов: если у тебя есть машина — ее должны своровать или будут пытаться это сделать; если есть ребенок — его обложат данью во дворе и в школе или вовлекут в сборщики этой дани; если есть квартира или дом — будут пытаться ограбить; если есть бизнес — обложат со всех сторон; если есть успех — напишут в прокуратуру и заведут уголовное дело, чтобы все отнять. Иркутская псевдоэлита живет именно этими радостями. И иркутянам кажется, что так во всей России. А оказывается, нет. Поэтому я зло могу сказать, что Иркутск — это город, где криминал стал нормой жизни. И сам город страдает от этого, превращаясь в криминальное захолустье. Хорошо еще, что Денис Мацуев находит время и силы приехать, поддержать настоящих иркутян своим талантом в знак благодарности тому месту, где он рожден.

Максим Баканович окончил ИГУ, отделение журналистики филологического факультета. Давно живет и работает в Москве, занимается телевизионными проектами, около года назад снял большой фильм об Алле Пугачевой.

— У нас, я имею в виду жителей России, вообще принято ругать все и вся, — считает он. — Ох, любим мы это дело, в том числе ругать и места, где мы живем. Я и сам грешен — ругал Иркутск во времена своего проживания в городе. За грязь в районе «шанхайки», за разбитые дороги, за показной марафет города перед приездами высокого начальства, за мусор, за покосившиеся дома в центре города и так далее и тому подобное. В Москве тоже всего это хватает. И после того как эйфория после переезда в столицу прошла, я начал ругать Москву — за пробки, за мусор, за дороги и далее по списку... Но однажды я задался простым вопросом: а что сделал я для того, чтобы хоть что-то немного изменить? И честно себе ответил: ничего. Я не призывал на субботник и не выходил убирать двор и ближайшие улицы, я не одергивал своего водителя, когда тот по дороге в офис выбрасывал фантики от конфет в окно. И так во всем. Я начал действовать. И у меня не осталось времени на то, чтобы ругать. Ругать намного легче, но совершенно, на мой взгляд, неэффективно. Конечно, я не все могу изменить из того, что меня раздражает, расстраивает, возмущает. Но...

Прошлое лето я с семьей провел в Хорватии. Страна небогатая, пережившая и разрушение коммунистического строя, и гражданскую войну. Мы жили рядом с небольшим городком, путешествовали на автомобиле по близлежащим городам и городкам. И я ни- где не увидел покосившегося забора, даже рядом с очень бедненьким и скромненьким домиком, в котором живут явно не очень богатые люди. Ни одного! А теперь посмотрите на заборы рядом с нашими домами в поселках и городках. И кого за это ругать? Нам давно надо перестать бранить всех и вся. Надо хотя бы начать содержать в порядке свои дома и квартиры, свои подъезды... Тогда через какое-то время причин для того, чтобы ругать свои родные места, будет намного меньше.

Загрузка...