Просто парусники

Игорь Холмогоров из Саянска создал собственную флотилию из бересты

Житель Саянска Игорь Холмогоров знает много историй, связанных со старинными кораблями. «Одному европейскому монарху в XVI веке построили прекрасное судно, — рассказывает он. — Просто загляденье. Установили на нем пушки, и когда вышли в открытое море, то решили сделать пробный выстрел. Пушка жахнула, а корабль накренился и затонул. Балансировка оказалась нарушена. Уже в наше время голландцы подняли судно. Оно неплохо сохранилось. Теперь в Голландии есть музей одного корабля. Того самого».

Игорь занимается на досуге необычным ремеслом: из бересты изготавливает парусные корабли. Небольшие, конечно. Они настолько конструктивно совершенны, гармоничны и красивы, настолько филигранно и тонко выполнены мельчайшие детали, что даже не верится поначалу, что человеческие руки способны на такое. Любой музей, думается, охотно бы взял в свою коллекцию творения Холмогорова. Когда я назвал его изделия макетами, Игорь сразу же меня поправил:

— Это не макеты. Макеты у нас в Саянске Дмитрий Тавер из дерева мастерит. А у меня направление другое.

— А как тогда ваши корабли называть?

— Просто парусники из бересты. Или берестяной флот. Макеты — это уменьшенная копия кораблей. Делаются они строго по чертежам, и от канонов нельзя отступать. У меня тоже есть всякие чертежи, но обращаюсь к ним редко. В основном изучаю рисунки. Не просто копирую то, что нарисовано. Это неинтересно. У меня начинает играть фантазия. Размышляю, как бы получше все сделать. Так, чтобы у каждого парусника была своя изюминка.

В Саянске и Зиме есть несколько замечательных берестянщиков, но кораблями никто не занимается. Более того, Игорь с женой обшарили Интернет, изучили специальную литературу и обнаружили, что во всем мире нет ни одного мастера, который изготавливал бы берестяные парусники. Все что угодно мастерят из этого чудесного материала, и только корабельная ниша оказалась незанятой. Как пришел Игорь Олегович к своему увлечению? В детстве грезил дальними странами и путешествиями. Хотел после школы поступать в институт археологии в Ленинграде. Но отец, кадровый офицер, наложил свое родительское табу. «Пойдешь, — говорит, — только по военной линии. Нельзя нарушать семейную традицию». Игорь служил в погранвойсках в Афганистане, на китайской границе. В отставку ушел в звании капитана.

В Саянск приехал в 1992 году, стал работал инженером-электронщиком в ИВЦ Химпрома, а после закрытия ИВЦ перешел в систему охраны, познакомился с Сергеем Соловьевым, который в центре технического творчества вел секцию поделок из дерева. Вот там-то ребята и мастерили по чертежам макеты кораблей. Приохотился к этому и Холмогоров. Тоже стал заниматься с детьми, участвовать во всевозможных выставках. Но потом Соловьев уехал, а секцию прикрыли, лишив помещения.

На одной из выставок декоративного искусства Холмогоров познакомился с Викторией Циглер. которая впоследствии стала художественным наставником Игоря, а затем и женой. «Попробуй работать с берестой, — сказала она тогда. — Думаю, у тебя получится». Так Игорь перешел в своем творчестве на новый для себя материал. Делал туеса и прочие изделия, а за парусники принялся сравнительно недавно, решив, что незачем повторять то, что уже делают другие. И начался другой — более высокий — этап его творчества.

Прежде чем из бересты что-то сделать, над ней надо много потрудиться: выровнять под прессом, проварить для пластичности в воде, отдельные детали смазать маслом.

— В наших местах самая качественная и эластичная береста, — считает Игорь. — А отъедешь километров за двести — и уже совсем не то: береста корявая, изъеденная, в шишках... Одна из последних моделей Холмогорова — так называемый дракар викингов времен XII века. На парусе вышит сокол — герб предводителя викингов Рюрика. Нос судна выполнен в виде дракона. Есть трехмачтовая бригантина. Рядом с ней испанский галеон кажется небольшим.

— Такие корабли и были небольшими, — поясняет Игорь. — Использовали их в основном пираты. Легкое, быстроходное судно способно было догнать перевозивший золото тяжелый корабль. Сейчас на стапелях у мастера восьмипушечный бриг. Основной корпус уже сделан. Как и на других поделках, в оформлении корпуса использована техника шитья берестой по бересте, а это очень кропотливое занятие. Но в итоге получается очень изящно. Впереди — изготовление деталей настройки, парусов, пушек.

Есть у Холмогорова мечта создать большую армаду, состоящую примерно из сорока парусников разных видов и разных веков — с 12-го по 18-й. Начало овеществленной истории парусного флота уже положено. Несколько кораблей готовы. Но работа предстоит еще большая. На вопрос, не надоедает ли такое занятие, Игорь отвечает, что совсем наоборот — увлекает и затягивает настолько, что забываешь о времени.

— Бывает, что-то не получается. Но встанешь, походишь, подумаешь и все равно найдешь способ, как сделать и оформить трудную деталь. Не менее совершенны изделия и Виктории Циглер. Она создает даже целые скульптурные композиции из коры березы. Одна из них называется «Дама с собаками». И не подумаешь, что все здесь выполнено из обыкновенной бересты. В мастерской Саянского центра народного творчества Виктория преподает детям берестяное искусство.

Здесь же творит и Игорь Холмогоров.

Метки:
baikalpress_id:  24 483
Загрузка...