Братск: почему люди стараются уехать из города?

Северная столица Приангарья стремительно стареет и постепенно теряет былую привлекательность

Последняя Всероссийская перепись населения показала, что Братск, насчитывавший в начале 2000 годов более 275 тысяч жителей, из среднего города превратился в малый. Сегодня его населяет 246 тысяч человек. Статистика миграционной службы неумолима: ежегодно из Братска уезжает до пяти тысяч человек! А пополняется он в основном трудовыми мигрантами из СНГ. На заводах, в офисах, учреждениях, кафе и даже на улицах молодые люди только и говорят о том, что из города нужно скорее уезжать. Нередки толки о переезде и среди пенсионеров. Почему в сравнительно благополучном городе Приангарья сложилась такая ситуация и что предпринимают для решения проблемы городские власти?

Глобальная распродажа

В последние десятилетия некогда знаменитый своими глобальными стройками и проектами Братск приобрел не самую лучшую славу: регулярно город попадал в рейтинги то самых загрязненных городов, то самых криминальных. В 2011-м о Братске судачили по всей стране: тут и громкий коррупционный скандал с участием бывшего мэра Александра Серова, и объявленный осенью режим чрезвычайной ситуации в связи с пожарами, разгоревшимися не на шутку прямо в городских парках и массивах. В городе постоянно меняется власть, даже сама форма власти — здесь в прошлом году был веден институт сити-менеджера, и мэра в Братске теперь не выбирают.

Все эти передряги, хорошенько сдобренные низким уровнем жизни в городе, где располагаются крупнейшие в стране энергетические, металлургические и лесоперерабатывающие предприятия, заставляют братчан всерьез думать о переезде. Люди уезжают: кто в Иркутск, кто в Питер, кто в Москву, а кто и вовсе за рубеж. Демографическая картина за считанные годы резко изменилась. Если в 50—60-е годы на улицах Братска было практически нереально встретить человека старше 30 лет, то сегодня более 70 тысяч жителей — пенсионеры. В какой-то момент город, населявшийся преимущественно молодежью со всего Советского Союза, стал непрестижным, некомфортным для проживания местом, где, как считают многие братчане, трудно реализовать себя.

Без сомнений, во многом низкий уровень патриотизма у братчан связан с тем, что за годы приватизации в городе вообще не осталось ничего, принадлежащего хотя бы каким-то боком людям или муниципалитету. Первостроители недоумевают: для кого они строили этот город? Все распродано, причем отнюдь не местным предпринимателям, а московским и даже американским олигархам. Доходы от прибыли крупнейших заводов, таких как БЛПК, БрАЗ, а также Братской ГЭС, идут, ясное дело, не в местный бюджет, а все, что добывается из недр и на поверхности земель Братска и Братского района, в большинстве случаев продается в Китай и на мировые рынки.

В экономике города некогда градообразующие предприятия уже перестали занимать это почетное место, треть населения в Братске занято как раз в малом и среднем бизнесе, а на заводах работает не более 10 тысяч человек. Резон трудиться на заводах тоже небольшой — средняя заработная плата в диапазоне от 12 до 20 тысяч рублей не лучший стимул для братчан, где уровень цен, как и в любом другом северном городе, отнюдь не низкий. Куда выгоднее работать хотя бы грузчиком или таксистом — зарплата будет в несколько раз выше, чем на заводе.

Магазины для бедных

Малый и средний бизнес развивается в городе с переменным успехом. Буйным цветом цветет торговля, предоставляя места тысячам горожан. Из пяти тысяч малых и средних предприятий, зарегистрированных в Братске, большая часть как раз приходится на эту сферу, что, однако, не говорит о высоком уровне развития и жесткой конкуренции в ней.

Торговля принадлежит, в общем-то, двум группам — местным олигархам и гостям из СНГ. Принцип бизнеса простой: местные рыночные короли владеют большинством городских рынков, а в прошлом году даже купили центральный муниципальный рынок за 250 млн и сдают в аренду места по драконовским ценам. Вторая группа, та, что из СНГ, работает по-другому. Не так давно она совершила настоящий переворот в торговой системе города: запустила новый формат магазинов — социальные. Небольшие павильоны, где торгуют килькой и прочими консервами по сниженным ценам, очень привлекательны для небогатых братчан, которых, судя по нескончаемым очередям в этих социальных будочках, отнюдь не мало.

Продовольственная безопасность

Читатель, знакомый хотя бы немного с Братском, может спросить: а как же обстоят дела со знаменитой легкой и перерабатывающей промышленностью Братска? Настоящие огурчики от «Пурсея» или свежее пиво от «Гелиоса»... Неужели и там все развалилось? Спешу успокоить, эти предприятия живы, но чувствуется, что конкуренция поджимает их со всех сторон.

О нешуточных проблемах скажет любой — от производителя хлеба до мясопереработчика. Встретить на прилавке местную молочную продукцию практически нереально, яиц, птицы и даже овощей тоже практически нет. Дела плохи у некогда крупнейшего производителя огурцов «Пурсея». После ареста его директора Владимира Утвенко предприятие год от года сдает позиции, и продукция не выдерживает конкуренции с дешевыми овощами из Китая и Иркутска, выращенными все теми же китайцами. Крупнейший агрохолдинг «Кормовец», больше известный по бренду «Падунский», тоже в плачевном состоянии, хотя каждый братчанин скажет, что лучше мяса, чем у «Падунского», не сыщешь. При этом сам в силу низких доходов скорее купит килограмм аргентинской свинины за 200 рублей, нежели братской за 350.

Единственное, что в Братске производится в достаточном количестве и продается по приемлемой цене — это, пожалуй, хлеб. Несколько крупных заводов, частные пекарни, хотя и работают исключительно на привозном сырье, все же обеспечивают город свежей и качественной продукцией. Хотя и признаются, что работают едва ли не в убыток, а заработная плата пекарей смешная — 8—10 тысяч рублей.

Развивать производство в Братске не торопятся, и на рискованное предприятие решаются лишь те состоятельные люди, которые заручились поддержкой у местных политических элит. Небольшие заводы и фирмы, которые с годами приобретают монополистический лоск, открываются местными депутатами и членами партии власти. Им почему-то и конкуренция не мешает.

Братская социалка

Непростая ситуация сложилась в бюджетном секторе. Учителей, тренеров, работников учреждений культуры переводят на новую систему оплаты труда, однако без жертв тут никак не обойтись. Городские власти признают, что в Братске чересчур много бюджетных работников: к примеру, вместо одного учителя — как того требуют нормы — на 15 учеников приходится три. Сейчас все это пытаются исправить, не допустить перекосов, несправедливости. Однако позволить массовые сокращения чиновники, естественно, не могут. Так что большая часть нищенского годового городского бюджета, балансирующего на уровне 3,9—4 млрд рублей, как раз уходит на выплату таких же нищенских зарплат.

Очередь в детские сады Братска составляет около шести тысяч человек. Да, на спонсорские деньги в прошлом году удалось построить несколько небольших садиков и создать дополнительно тысячу мест, но этого, естественно, мало. Градус терпения молодых мам и пап, дерзнувших расширить семью и, что греха таить, очарованных мечтами о материнском капитале, давно зашкалил. Люди негодуют, и к этому негодованию примешивается ощущение чудовищной несправедливости. Так, бурным скандалом и массовым увольнением нянь и воспитателей в прошлом году закончилась кампания, инициируемая прокуратурой и поддержанная чиновниками, по проверке ситуации с выделением мест в детсадах. Городская прокуратура внезапно решила, что предоставлять места для работниц детсадов незаконно. Хотя депутаты городской думы знали, что большинство нянь работают за крошечную зарплату как раз из-за этих мест, народные избранники поддержали прокуратуру, и решение было принято не в пользу нянечек. Примечательно, что дети работников прокуратуры поступают в сады как раз на льготной основе.

Другая острейшая проблема в Братске — обеспечение медицинскими кадрами и оборудованием. На протяжении уже нескольких лет больницы укомплектованы врачами лишь наполовину. Попасть на прием к специалисту бывает непросто. На стационарное лечение горожан берут неохотно, и больше двух недель больных в стенах учреждений стараются не держать. Что уж говорить об обследовании при помощи какого-нибудь современного медаппарата. На некоторые диагностические процедуры в Братске очередь может растянуться на год! А ведь Братск — как северная столица Приангарья — еще и принимает гостей из соседних городов, где даже нет томографов. Так что четыре имеющихся в Братске аппарата, три из которых поступили буквально в прошлом году, — непозволительная роскошь для большинства горожан. Врачей пытаются заманить в город всеми путями — предоставляют жилье и хорошие подъемные, а также выделяют целевые направления в Томский медвуз. Правда, из него интерны почему-то не возвращаются. Деньги из бюджета на целевиков тратятся, а толку никакого.

Криминальных авторитетов сменили наркоманы

Не миновать в нашем обзоре и такого острого угла, как безопасность населения. Смешно, но после сокращения рядов сотрудников полиции на 22% на весь Братск осталось не более одной тысячи полицейских и всего девять патрульных машин. Такой огромный жилой район, как Гидростроитель, вообще остался без вневедомственной охраны. Местное население говорит о том, что здесь участились убийства, даже находят людей с отрезанными головами.

Однако в Управлении МВД по Братску эти страшные факты никак не комментируют, напротив — говорят о снижающемся уровне преступности. 80% всех преступлений в Братске совершается наркозависимыми, которых в городе тоже немало, так что у полицейских начальников задача однозначная — побороть наркомафию. К делу активно подключают общественность и СМИ. Сейчас даже создается общественный совет при полиции. В общем, чтобы не отвлекаться на отрезанные головы, блюстители безопасности решили усилить пиар.

Программа спасения

Все невзгоды, выпавшие на головы братчан, можно устранить, считают городские власти. Придя на свой пост как-то витиевато, не через выборы, а по новой системе — путем голосования депутатов городской думы в мае прошлого года, мэр Братска Константин Климов не тратил попусту время летних каникул. Он разработал целую программу под названием «Город, в котором хочется жить». Подобно четырем «и» президента Медведева, братские власти выдают свои идеи создания братского оазиса.

Мэр считает, что перво-наперво нужно решить жилищную проблему горожан. В городе давно скопился аварийный фонд жилья — более 570 деревянных домов, а в год расселяется всего четыре. Жилье, считает глава города, нужно в первую очередь строить для бюджетников и малообеспеченных категорий граждан. Как это сделать? Просить деньги в федеральном бюджете. В прошлом году, кстати, удалось при меньших затратах из местного бюджета построить в 4 раза больше жилья — порядка 4 тыс. кв. м, в основном на средства федерального бюджета.

Эффективная бюджетная политика — это еще один важный пункт программы Климова. Мэр считает, что нужно повышать уровень профессионализма управленцев, а также увеличивать темпы приватизации, поскольку муниципальное управление, как показывает практика, далеко не всегда эффективно. Так, на повестке дня стоят вопросы продажи «Горы Пихтовой», городской системы тепловодоснабжения, спортивной базы «Олимп», где тренируются саночники, доли муниципалитета в санатории «Братское взморье» и т. д. Все эти предложения вызывают неоднозначную реакцию у населения.

Еще один пункт в программе по спасению Братска — повышение уровня образования. Поддерживать учительство мэр намерен всеми способами. Он даже сам лично предложил ввести в школьную программу дисциплину по истории Братска и усилить работу по военно-патриотическому воспитанию подрастающего поколения. В городе дан зеленый свет на создание всяческих ветеранских организаций военных, десантников и т. п., а также открытие кадетских корпусов.

И завершающий пункт программы — создание комфортных условий для отдыха населения. Отдых, уверен мэр, — то, без чего в городе попросту нечего делать. В городе, со всех сторон окруженном водоемами, за десятилетия так и не обустроили ни одного пляжа и не построили ни одного крытого ледового катка. Цивильных парков для прогулок в таежном городе нет, так же как и качественных детских и спортивных площадок. А потребность в них чрезвычайно высока. В конце прошлого года мэру удалось раздобыть средства на установку 24 спортплощадок во дворах города, увеличить финансирование на заливку ледовых площадок (теперь их 20) и даже заложить в бюджет этого года деньги на строительство комплекса зимних спортивных сооружений. В общем, комфортный отдых со спортивным уклоном для братчан не за горами.

Хорошее тоже есть!

В 2013 году братчане обязательно спросят у мэра, что ему удалось сделать, — к этому времени градоначальник обещает выполнить большую часть задуманного. Братчане надеются, что спрашивать с мэра ничего не придется, а результаты его деятельности будут очевидны для всех. Ну а пока остается довольствоваться тем, что есть. А есть в городе немало хорошего, о чем, конечно же, стоит сказать. Если говорить о материальном, то Братск, как бы низок ни был уровень бюджета, по-прежнему остается коммунальным раем Приангарья. Здесь немыслимо, чтобы зимой люди оставались без тепла или света, чтобы мусор не вывозился, а водопроводные трубы размораживались. И хотя сектор ЖКХ в основном принадлежит двум монополиям — Иркутскэнерго в части поставки основных ресурсов и местному олигарху в части обслуживания жилфонда, сохранять благополучие при сравнительно лояльных ценах здесь удается.

В Братске, каким бы нереальным ни казалось, разработаны и утверждены планы по снижению экологической нагрузки. К примеру, группа «Илим», которая сейчас строит новый современный завод на месте БЛПК, обязуется в три раза снизить количество выбросов и отходов. Поговаривают, что уже через несколько лет в городе перестанет навсегда пахнуть метилмеркаптаном, напоминающим запахом кислую капусту и тухлые яйца. Братчане в это, конечно, не верят, ну а вдруг?.. Обещает снизить выброс губительного фтора в атмосферу и главный загрязнитель города — БрАЗ.

Что бы о Братске ни говорили, по сей день он остается самым спортивным городом Приангарья. Одна из сильнейших школ дзюдо в России базируется здесь, этот спорт является самым массовым — более 700 детей тренируется в спортшколе «Спартак». В прошлом году две воспитанницы школы стали чемпионками и призерами юношеских первенств мира. Ирина Долгова и Алеся Кузнецова под руководством тренера Натальи Дору — настоящие звезды не только российского, но и мирового дзюдо. В Братске существует крупнейшая футбольная школа — более 500 детей тренируются на базе старейшей профессиональной футбольной команды в Приангарье — «Сибиряк». Живет он, кстати, исключительно на бюджетные деньги. Братск по-прежнему остается центром подготовки саночников. Трасса хотя морально и устарела, по-прежнему из года в год ремонтируется и готовит чемпионов — не только по саням, но и по натурбану и бобслею.

В прошлом году на центральном стадионе «Металлург» постелили современную беговую дорожку — лучшую на сегодняшний день в Иркутской области. А все потому, что в городе растут сильнейшие атлеты, во главе которых стоит Владимир Краснов — главная надежда российской легкой атлетики в беге на 400 метров.

Гордятся братчане своей культурой. Для промышленного городка с нелучшим сценарием дальнейшего развития содержать два самостоятельных театра — драматический и кукольный — большая роскошь. И тем не менее Братский драматический театр и «Тирлямы» работают, ставят по 4—5 новых спектаклей в год, ездят на гастроли, приглашают гостей и вдохновляют культурных братчан.

Как бы то ни было, а отдохнуть в Братске есть где. «Гора Пихтовая», находящаяся всего в 7 км от города, — прекрасный горнолыжный курорт с довольно развитой инфраструктурой. В этом году погода особенно радует братчан: весь сезон стоит тепло, обильно идет снег, а в ясные дни светит яркое солнышко, так что Братск даже напоминает курорты Швейцарии — так здесь сказочно красиво. Именно великолепная природа, окружающая город, является непременной гордостью любого братчанина и делает жизнь не такой унылой и серой, как в некоторых других крупных городах.

Метки:
baikalpress_id:  24 281