Футбол нашей молодости

Осенью 1963 года впервые на футбольный газон иркутского стадиона «Труд» вышли журналисты и писатели. Особенно часто этот потешный матч в своих публикациях вспоминает Геннадий Машкин, автор тогда еще только написанной и уже потом принесшей ему известность повести «Синее море, белый пароход». Вот и в последней книге «Стенкой и в одиночку. Воспоминательное повествование» он тоже уделил ему место... Чтобы читателю было понятно, о какой стенке идет речь, скажу, что так в первой половине 60-х годов в стремлении перед всеми житейскими и невзгодами держаться вместе называла себя группа молодых иркутских писателей.

Геннадий, ты не прав

Так вот, Машкин пишет: «Стенку отличало юморное отношение к трудностям жизни, невзыскательность к бытовым неурядицам и спортивный азарт. Мы даже впрямую устроили футбольную встречу в октябре 1963 года на стадионе «Труд».

Молодые да ретивые, мы решили творческим активом газеты «Советская молодежь» сыграть матч с командой радиотелевидения. Меня как геолога поставили центром защиты — сдерживать агрессивное нападение противника, что я успешно выполнял на протяжении десяти минут, отражая атаки подставленных форвардов из иркутских команд. Я видел всю беспомощность нашего нападения в лице Саши Вампилова, Юрия Скопа и Лени Ханбекова. Получив пару безответных голов в наши ворота, где протирал очки вратарь Виталий Белоколодов, я решил сквитать счет и сам начал атаку. В стремительном рывке я дошел до середины поля, и тут на меня налетел крепачок Филиппов с телевидения, перворазрядник по самбо. Он подставил ногу под мое колено, и я оказался на земле с разбитой надколенной чашечкой...»

Как организатор и участник матча с противоположной стороны я не берусь оспаривать, кто в команде «Советской молодежи» играл в защите, а кто в нападении (насколько помню, Александр Вампилов и Юрий Скоп весь поединок не отходили от своих ворот, а Леонид Ханбеков вообще тогда работал в «Восточно-Сибирской правде»). Но в двух обстоятельствах Геннадий абсолютно не прав. Первое: никаких «подставленных форвардов из иркутских команд» не было. И второе: тот матч был не с командой радиотелевидения, а со студентами отделения журналистики госуниверситета.

Время звезд

То и другое подтверждается просто. Но прежде о времени, о газетных и футбольных звездах. Тогда вся молодая журналистско-писательская жизнь Иркутска вращалась вокруг двух газет — партийно-советской «Восточно-Сибирской правды» и комсомольской «Советской молодежи». Поиски себя, самоутверждение в качестве творческих личностей, наконец признание в глазах окружающих происходили в стенах редакций на Карла Маркса, 13, и Киевской, 1.

Обе газеты негласно конкурировали между собой и по-разному притягивали к себе читающих и пишущих. Одна была подчеркнуто строгой, назидательной, не допускающей вольностей даже в малом. Иными словами, выглядела этакой солидной партийной дамой. Другая — более раскованная, живая, рассматривала человека не только в качестве производственной единицы, ей были ближе чувства и страсти людские, хотя тоже жила под колпаком идеологического контроля и цензуры. Короче, выглядела нормальной и даже чуть кокетливой комсомольской активисткой...

Естественно, студенты только что появившегося на свет отделения журналистики госуниверситета больше тянулись к «Молодежке». Там можно было и блеснуть трепом, и увидеть за работой восходящих и уже взошедших звезд иркутской журналистики, поэзии и прозы, и попытаться самому написать и опубликовать какую-нибудь «нетленку».

Одним из основных пристрастий того времени был футбол... У всех на устах была победа сборной СССР в Кубке Европы 1960 года, драматическая неудача на чемпионате мира 1962 года и не менее драматическая судьба непобедимого форварда того времени Эдуарда Стрельцова...

«Матрица» не устояла

И, естественно, футболом бредили как молодые журналисты, так и молодые «инженеры человеческих душ». «Молодежка» постоянно приглашала местную студию телевидения (на радио был более солидный по возрасту состав) сразиться на зеленом поле. В очередной раз это случилось накануне назначенного на 13 октября 1963 года финального матча на приз газеты среди юношей. Телевизионщики не гарантировали явки, и, чтобы не омрачить «мэтров», вызов приняли мы, студенты университета и завсегдатаи редакции.

Тогда у нас было три курса. С третьего пришли на стадион Володя Погодаев и Жора Крылов, с нашего второго — Володя Потапов, Саня Зонов, Гена Хороших, Саня Козлов, несколько человек с первого, в том числе Вилен Филиппов.

Улетучились многие подробности матча, но точно помнится растерянность в рядах «Матрицы» (а так назвала свою команду «Молодежка»), когда один за одним посыпались мячи в ее ворота и, ясное дело, произошло прискорбное столкновение Филиппова с Машкиным.

Потешный поединок закончился всухую — со счетом то ли 7:0, то ли 8:0. Однако представлю слово документу — отчету о матче в самой «Молодежке». Кое-кто из его участников считает, и я к этому присоединяюсь, учитывая присущие ему иронию и сарказм, что к тексту приложил руку Вампилов (позднее в «Прогулках по Кутулику» он писал о тамошнем футболе: «На поле шла игра и, надо заметить, весьма приличная игра... Я прислушивался к разговорам болельщиков, разговоры оказались квалифицированные, с упоминанием новейших тактик, Сандерленда, Эйсебио. Положительно, в Кутулик пришла золотая футбольная эра»).

Итак, текст отчета: «В это же воскресенье на стадионе «Труд» состоялся матч: «Советская молодежь» — факультет журналистики госуниверситета. Мы не припомним встреч подобного рода, считаем это начинание полезным и намерены сделать спортивные встречи между творческими коллективами города традиционными. Необходимо упомянуть, что матч должен был состояться между «Советской молодежью» и творческими работниками студии телевидения. Противники договорились заранее, телеоператоры шептались на углу Карла Маркса и Ленина о стратегии и тактике, встречаясь с журналистами, грозились выиграть у нас с баскетбольным счетом — перчатка была брошена, принят и вот... Студия явилась к нам стадион в единственном лице (Ю.Четин из киногруппы).

Что же помешало явиться на стадион остальным? Насколько мы понимаем телевидение, явиться им помешали, мы подозреваем, антиспортивные мероприятия. Струсили, смалодушничали, подвели. Против нас выступила срочно сколоченная команда студентов-журналистов. Ребят набрали прямо с футбольных площадок — румяных и резвых. Видит Бог — мы не футболисты... Тактику мы выбрали, прямо надо сказать, оборонительную. Играли вежливо, корректно, вратаря противника, надо сознаться, мы не утомили. Студенты носились по полю как молодые олени, ни одного из них невозможно было догнать. Они налетали дружно, легко распасовывали и, хуже всего, били по воротам. Мы сменили несколько вратарей, Яшина среди нас не оказалось.

Во втором тайме мы предприняли несколько атак, наши нападающие топтали штрафную площадку. Наш левый крайний, поэт Ана в чужой вратарской площадке.

Студенты неистовствовали. Создается впечатление, что университет битком набит футболистами. По крайней мере, эти наши внештатные " никогда еще не были так активны. Счет матча... Что и говорить — мы не футболисты. У телевидения мы бы выиграли... С огромным счетом! Команда «Матрица».

Почти на уровне века

Публикация в «Молодежке» вызвала сердитый отклик в «сером доме», где тогда размещались обком КПСС, облисполком, обком комсомола. Очевидно, там смутила и необычность самого матча, и то, что газета уделила ему много места, и тональность текста, оценки вроде «носились по полю как молодые олени».

Чем-то и мы, студенты, были задеты в этом отчете, и через неделю в газете «Иркутский университет» появилась наша версия произошедшего на стадионе «Труд». Заметка называлась «Почти на уровне века»:

«Это случилось в минувший «уикенд». Одному из студентов отделения журналистки, забредшему на субботний «огонек» в редакцию «Советской молодежи», было предложено сыграть партию... в футбол. Разумеется, на настоящем большом поле. По настоящим футбольным правилам. Полными составами (11 на 11 игроков). В воскресенье. В 17.00.

Мы — не студия телевидения. И готовы при случае доказать, что на футбольное поле выходим с такой же уверенностью, как и на газетную полосу. Вызов был принят. Во все концы города понеслись телефонные звонки и пешие легаты.

Мы шли далеко не с футбольных площадок. И румянца у нас не больше, чем у соперников. Просто у большинства из нас за спиной армия, работа у паровозных топок, печатных ротационных машин, токарных станков. И играть в футбол мы учились не по брошюрам и газетам.

На матч мы вышли с «бразильским» настроением. И хотя у наc не было ни Гарринчи, ни Вавы, мы решили атаковать четырьмя форвардами. Широко распасовывая, быстро, по-спортивному зло. Видит Бог, мы не хотели громить соперников. Просто для нас оказалось открытием, что многие исполнители из команды «Матрица» мяч из аута выбрасывают одной рукой, что их заморры и планички ловят только те мячи, которые только что побывали в сетке их ворот. Счет матча... Что и говорить — мы не хотели громить «Матрицу». Студенты-журналисты-футболисты».

Лед тронулся, коллеги

Истинно, как и полагала «Молодежка», эта встреча открыла эру традиционных поединков на футбольном поле журналистов и других творческих работников Иркутска. Вскоре состоялся долгожданный матч с участием студии телевидения, и ряды «Матрицы» подкрепили мы, студенты отделения журналистики и внештатные авторы газеты. В дальнейшем поиграть с мячом на зеленом поле стадиона «Труд» выходили артисты театров города, работники обкома комсомола и другие. Но, повторяю, та встреча 13 октября 1963 года была первой. И для некоторых особенно памятна.

«Старик, мне поручили в отделе информации вести спорт. Признаться, я плохо в нем разбираюсь. Приходи, будешь писать и печататься у нас», — с такими словами сразу после матча ко мне подошел один из «коренников» иркутской писательской «стенки» Слава Шугаев, работавший тогда в «Восточно-Сибирской правде» и тоже, как и Машкин, готовивший к публикации свою первую повесть «Бегу и возвращаюсь».

Я пришел и остался в этой газете на много лет. Но и дружбы с «Молодежкой» никогда не терял и не теряю, время от времени печатаясь в ней.

Метки:
baikalpress_id:  24 170
Загрузка...