«Есть очень много причин, чтобы жить в Иркутске»

Шведка Мари Анэш, невеста управляющего отелем «Кортъярд Мариотт», переехала из-за него в Сибирь

Мари Анэш — шведка про происхождению, но на некоторое время она стала сибирячкой. Мари год или два проведет в Иркутске, куда она приехала вслед за своим женихом Фредериком Силвином, управляющим отелем «Кортъярд Мариотт». Ей незнакомо такое понятие, как «декабристка», но ехать за любимым вглубь России казалось ей абсолютно нормальным и правильным, и в Сибири она чувствует себя вполне комфортно и уютно. Иркутск — первый российский город, который она увидела своими глазами. В ее планах — посетить Камчатку, Дальний Восток, Санкт-Петербург, побывать в тайге и порыбачить где-нибудь в глуши Приангарья. Мари не сидит без дела — она преподает на сибирско-американском факультете ИГУ и в школе английского языка Easy School. Спецкурс разработан специально для желающих путешествовать. Это и разговоры на бытовые темы в чужой стране, и изучение особенностей разных стиран мира. Мари призналась, что ей очень приятно работать с русскими студентами. Корреспондент «СМ Номер один» встретился с Мари, чтобы ее глазами взглянуть на родной город.

Свободный год после школы — это норма

— Швеция в нашем представлении — это холодная скандинавская страна, где очень невкусные фрукты и никто не любит Карлсона, который живет на крыше. Это так?

— Все же там не так холодно, как здесь. Мой родной город Стокгольм больше популярен и известен не сам по себе, а своим окружением — за его пределами находится около 35 тысяч разных островов. Часто город даже называют Северной Венецией. А насчет Карлсона — в детстве я его тоже не особо любила, он такой страшный и не очень хороший человек. Мне больше нравятся другие персонажи Астрид Линдгрен, например Пеппи Длинныйчулок. В Швеции я с семьей прожила до 14 лет, потом мы с родителями, братом и сестрой переехали на два года в Лондон. Затем вернулись на родину, где я окончила школу. Потом я снова уехала в Великобританию. У меня был абсолютно свободный год. У нас так принято — после школы молодой человек не старается сразу поступить в университет, а тратит год на размышления, пробуя себя в разных профессиях, а также путешествуя. Это очень распространено в Европе — год не делать ничего конкретного, просто думать о будущем и определяться.

— На что же ты жила?

— Люди обычно немножко работают в этот год и потом на заработанные деньги едут путешествовать. Я полгода проработала в сфере обслуживания, затем на 7 недель уехала во Вьетнам. Потом вернулась в Швецию, где поступила в очень старый университет, в котором учились мои родители, бабушки и дедушки, чтобы изучать там бизнес. Это была магистратура в области управления. Один семестр проучилась в Канаде по обменной программе, а также в Голландии. Это также популярная в Европе программа — полгода или год бесплатно проучиться в университете другой страны, получая при этом стипендию.

«Главное — понять, как здесь нужно переходить дороги»

— Мари, ну как же тебя занесло в наши края, снежные и холодные?

— Действительно, очень странно мы здесь оказались. У меня есть жених, с которым мы после университета стали жить вместе, купили квартиру, работали. Но внезапно оба почувствовали, что немножко стали топтаться на одном месте, захотелось что-то поменять в жизни. Полтора года назад Фредерик стал работать в сети отелей «Мариотт». И когда мы решили, что было бы здорово куда-нибудь поехать пожить за границей, ему предложили стать управляющим отелем «Кортъярд Мариотт» в Иркутске. Так мы здесь и оказались.

— А ты до этого слышала что-нибудь о Сибири?

— Перед тем как ехать, мы искали информацию в Интернете. Очень многими вещами были удивлены даже на расстоянии. А когда спрашивали у своих знакомых про Сибирь, никто ничего не знал. Тем не менее мы встретили нескольких людей, которые раньше здесь бывали. Но с большим трудом. Фредерик приехал сюда раньше меня. Трудно сказать, чего я ожидала, потому что мы постоянно общались, он много рассказывал об этом городе. Некоторые вещи стали для меня большим сюрпризом: в Интернете приходилось видеть много деревянных домов. Но фотографии никогда не продемонстрируют настоящий город, не передадут его атмосферу.

— А увиденное удивило, шокировало, изумило тебя? Какие эмоции преобладали?

— Я до сих пор помню свой первый день в Иркутске. Я прилетела ранним рейсом. Фредерик встретил меня и ушел на работу, а я осталась в квартире одна. Это всегда очень странное ощущение — ты словно оказываешься в новом мире. Не понимаешь никаких надписей, не знаешь языка, все вокруг незнакомое. Я вышла на балкон нашей квартиры на улице Карла Маркса и стала смотреть. Мне было очень хорошо видно улицу. И первое, что я увидела, — это то, как люди переходят дорогу. Я сперва испугалась — машины и люди двигались очень хаотично. И я поняла, что первое, что мне нужно сделать в этом городе, — понять, как здесь нужно переходить дороги. Затем у меня начался период познания окружающего мира. Я ходила с картой. Это было довольно трудно — все личные качества словно сводятся к нулю, когда ты не можешь себя никак выразить, не можешь даже разговаривать. Остается только улыбаться и пытаться что-то объяснить жестами. Я была очень приятно удивлена тем, что все люди всегда старались мне помочь.

— Есть довольно распространенное шаблонное выражение «загадочная русская душа». Ты как-то ощутила это?

— Ни с чем загадочным и непонятным я не сталкивалась. Люди показались мне дружелюбными и открытыми.

— И вот прямо ничего не напрягает?

— Напротив. Каждый день случаются какие-то маленькие удивительные вещи, которые даже не запоминаешь, потому что они происходят постоянно. Когда я шла на нашу встречу, то увидела надпись «С Новым годом и Рождеством!». У нас, наоборот, сначала поздравляют с Рождеством. Мне было удивительно слышать музыку на улице. В нашей стране такого не бывает, а здесь ты идешь по главной улице, и играет музыка. Идешь по Урицкого и видишь кучу музыкантов, играющих в любую погоду. Было очень удивительно слышать здесь шведские группы Roxette и АВВА. Еще у нас очень разная мода: здесь очень много людей носит мех. Конечно, это связано и с погодой. У нас тоже холодно, но я не могу представить себе, что я иду по Стокгольму и встречаю женщину в шубе.

— Мех не носят из экологических соображений или потому, что это дорого?

— Больше это касается моды, чем убеждений или денег. Пятнадцать лет назад было популярно носить мех. Сейчас это опять возвращается, но не стремительно. Многие защищают права животных, но это никак не влияет на моду.

— Главное отличие русских женщин от европейских — это макияж с самого утра, драгоценности и каблуки в любую погоду...

— Что касается каблуков, то мне удивительно было видеть, как женщины по льду и снегу идут на огромных каблуках. Муж говорит: «Они, наверное, родились с каблуками, поэтому так хорошо на них ходят». Мне кажется, это не всегда удобно — носить такую обувь.

Отличные пабы и японская кухня

— Как тебе работается с русскими студентами?

— Никаких сложностей. Все очень открыты, царит по-хорошему соревновательная атмосфера. Меня очень хорошо встретили и приняли.

— А ты уже освоила наш общественный транспорт? Как добираешься до работы?

— Сначала это было что-то новое, что было нужно мне пройти и выучить. Я ездила только на больших автобусах, чтобы сориентироваться, не пропустить свою остановку. Сейчас все нормально, даже просто, я вполне освоила маршрутки.

— Из чего обычно складывается твой день?

— Обычно мне всегда есть что делать. Каждый день, кроме вторника, я преподаю. Три раза в неделю хожу в тренажерный зал, также дважды в неделю у меня уроки русского языка. Много времени я трачу на планирование своих уроков-лекций.

— Жизнь русской жены обычно полностью наполнена бытом: после работы она идет в магазин, потом готовит ужин, затем моет посуду, помогает детям с уроками и т. д. Как у вас в Европе с равенством полов?

— Если говорить об европейских, шведских семьях, то у нас сейчас очень популярно равенство между мужчиной и женщиной. Современные молодые люди делят все обязанности по дому, точно так же они имеют и примерно равный заработок. Но поколение наших родителей жило по-другому: отец больше зарабатывал, а мама хлопотала по дому, хотя папа всегда помогал ей. Для меня важно быть в команде, и вдвоем с Фредериком мы прежде всего команда. Сейчас у него большие нагрузки на работе, поэтому я стараюсь сама готовить, покупать продукты, наводить в доме порядок. В Швеции я уходила раньше, а приходила позже, поэтому всю работу по дому в основном выполнял он, даже стирал.

— У вас появились в Иркутске любимые места, заведения?

— Здесь очень много хороших ресторанов. Я полюбила одно кафе в подвальчике в центре города, там я обычно готовлюсь к урокам. В Иркутске очень вкусная японская кухня, намного лучше, чем в Швеции, отличные пабы — словом, всегда есть куда сходить.

— Всех приезжающих в наши края принято спрашивать о Байкале, омуле, Листвянке...

— По пути на Байкал есть музей «Тальцы», где очень здорово. Дважды мы были в Листвянке. Первый раз — ранней осенью. Это очень красиво! Три недели назад к нам приезжал мой отец со своим другом. Мы опять поехали в Листвянку, остались на ночь и делали все, что обычно делают там туристы: ходили на рынок, покупали рыбу, немножко выпили. Было очень хорошо и душевно.

— Складывается впечатление, что тебя все в Иркутске устраивает, все нравится.

— Конечно, когда приезжаешь на новое место, нужно быть готовым к тому, что чего-то не будет, что-то удивит. Я стараюсь смотреть на все позитивно, радоваться, находить хорошее. Поездки — это то, как ты учишься жить. Путешествуя, мы что-то находим и что-то теряем. Это всегда наш опыт. Я много путешествовала и замечаю, что в Сибири многие люди не горды тем, что они здесь находятся. Они удивляются иностранцам, задают много вопросов: почему мы приехали сюда, что мы здесь делаем. На самом деле есть очень много причин для того, чтобы приехать сюда. И нужно уметь гордиться своей малой родиной. Тут много интересных вещей, и когда мы уедем, то через 10 лет я обязательно вернусь, чтобы просто посмотреть, как изменился город. Мне здесь очень нравится.

— Твой позитивный настрой свидетельствует о том, что счастье, покой, удовлетворение жизнью — это внутри нас. Это все не зависит от внешних обстоятельств, географического расположения и количества градусов за бортом.

— Конечно, температура воздуха, климат влияют на характер и менталитет людей, но мне кажется, что у сибиряков и шведов много общего. У нас тоже часто бывает холодно. А сколько примеров, когда самые несчастные люди имеют все, о чем нормальный человек может только мечтать! Материальные блага — не синоним счастья. Некоторые люди, не понимающие этого, начинают употреблять наркотики и искать какие-то дополнительные допинги. Нужно просто уметь видеть хорошее и наслаждаться им.

Автор благодарит Спайка Смита, учителя школы современного английского языка Easy School, за помощь в переводе беседы на русский язык.

Загрузка...