Ребенок умер по вине медиков?

Скорая ехала долго, а прибывшие врачи не смогли спасти новорожденного

В молодой иркутской семье на прошлой неделе случился кошмар — умер их новорожденный ребенок. Роды проходили дома, молодой маме помогла соседка. Скорая, которая ехала очень долго, не смогла помочь малышу. Убитую горем мать повезли в больницу, но в руки врачей не передали. Женщина в шоковом состоянии всю ночь брела пешком из Иркутска II домой в Жилкино. Под утро пришла. Ее встретил перепуганный муж Игорь, который все это время безрезультатно искал супругу. Сейчас Игорь и Елена пытаются доказать, что ребенок, рожденный Еленой, был жив и умер уже после вмешательства бригады скорой помощи. Они говорят: будь медики порасторопнее и посообразительнее, ребенок остался бы жив.

Домашние роды поневоле

Двухэтажный барак в Жилкино на улице Брусничной, пожалуй, такой один в ближайшей округе. Страшный, черный, он и внутри не отличается благоустройством. Все держится кое-как, полы в квартирах перекосило. Но и здесь живут люди и в этих весьма некомфортных условиях воспитывают своих детей. Семья Игоря и Елены Голопапа растит здесь свою маленькую дочку. В декабре у Елены должен был родиться еще один ребенок. И он родился — неожиданно, на неделю раньше срока. Но, прожив несколько часов, умер.

— 7 декабря я, как обычно, был на работе, в Желдорохране на станции Иркутск-Пассажирский. Вдруг супруга звонит и говорит, что воды отошли. Я начал набирать номер своей матери, чтобы просить ее ехать к Лене. Но мать живет в Смоленщине, так просто оттуда не выберешься. Я — к начальству. Начальство, раз такое дело серьезное — жена рожает, меня отпустило домой, — рассказывает Игорь Голопапа.

Он сегодня говорит за себя и за Елену. Сама она пока не в состоянии беседовать с посторонними и вспоминать, что с ней произошло. Вторжение прессы для нее — лишняя боль. Она даже не смотрит в нашу сторону, готовит ужин, низко опустив голову и всхлипывая. Пока Игорь добирался до дома, Елена вызвала скорую помощь. Это, по словам Игоря, произошло в 14.30. Но момент родов приближался, а скорой все не было. К счастью, дома оказалась соседка Анна. Она пришла на помощь Елене. Женщина случайно зашла к соседке по бытовой надобности — и по стечению обстоятельств стала повитухой. Помощь Анны была как нельзя кстати — скорая сильно задерживалась.

— Ребенок родился живым. Сердце его билось, он двигался. Но не кричал. Я стала звонить на станцию скорой помощи, объяснила ситуацию, спрашивала, что могу сделать, чтобы он закричал. Но там мне сказали: «Вы ничего сделать не можете». Анна, как и любая здравомыслящая взрослая женщина, понимала, что ребенок должен закричать, для того чтобы начать нормально дышать. Поэтому она очень удивилась совету, полученному от врачей. Анна и Игорь звонили в скорую, чтобы поторопилась машина.

— Мы в скорую звонили, кричали даже: «Вы что там, совсем с ума сошли?! Где скорая?»

Анна пыталась сама реанимировать младенца, сделать искусственное дыхание. Скорая приехала только между 18 и 19 часами.

— Сказали, что пробки были. Но бригада вроде была из Иркутска II. А до нас можно несколькими путями доехать, никак не четыре часа добираться, — в один голос говорят Игорь и Анна.

— Машина была недоукомплектованной. Кислородные маски — только на взрослых. Знали же, что едут на роды. Я вышел покурить в коридор. Тут выскочила девушка-медик и побежала в машину за дополнительным чемоданчиком. Я спросил: «Спасете ребенка?» Она ответила: «Попробуем».

Медики, говорит Анна, поставили ребенку укол адреналина в трахею. Но положительной реакции не было.

— Они еще час пытались его реанимировать. Потом ребенок перестал дышать. Врачи сказали, что в больнице они его спасли бы. Так почему не везли в больницу? С сиреной до медсанчасти ИАПО могли бы доехать минут за десять — возмущается Анна.

Несостоявшийся отец, Елена и соседка Анна напрямую связывают действия врачей скорой помощи и смерть ребенка — вовремя не приехали, не смогли оказать помощь в нужном объеме и, самое главное, не повезли сразу в больницу.

Роженица потерялась

Когда ребенок скончался, медики вызвали, как и положено, полицию. Елену на той же машине скорой повезли в больницу. О том, что с ней приключилось дальше, рассказывает также Игорь. Елена так и не вступила в разговор. Она стала растапливать русскую печь, чтобы сварить ужин.

— Скорая ее забрала и доставила сначала в больницу Ново-Ленино. Игорь поехал за женой через час после того, как ее увезли, он давал показания сотрудникам полиции. Но в больнице Ново-Ленино жену не обнаружил, ему сказали, что такая не поступала. Он поехал в медсанчасть ИАПО. И там Елену не видели. Игорь вернулся домой, уговорил соседа поехать вместе искать Елену. Поиски были безрезультатны. Игорь вернулся домой.

Тем временем Анна, которая была уже в курсе, что подруга потерялась, обзвонила все возможные отделения полиции.

— Я звонила и сообщала, что женщина в шоковом состоянии после смерти ребенка потерялась. Они мне: «Приходите через три дня». В одном месте даже послали подальше.

Елена нашлась сама — пришла в семь утра домой. Оказалось, врачи высадили ее у больницы в Иркутске II и сказали: «Вы свободны». Она, хоть и плохо ориентировалась на местности, побрела домой. К семи утра нашла свою улицу.

Жив или мертв?

Но на этом испытания для Елены не закончились. В морге родителям умершего ребенка выдали справку, которую они должны были предъявить в загсе. Но, придя с этой бумажкой в загс, они поняли, что в справке допущена грубая ошибка. Им отказались выдать документы на ребенка, рожденного живым, потому что в справке невнимательный исполнитель указал, что ребенок родился мертвым. А какое свидетельство о рождении можно выдать на мертвого?

В акте судебно-медицинской экспертизы, кроме того, сказано, что причиной смерти стала родовая черепно-мозговая травма. — Так что медики, наверное, теперь скажут, что приехали к нам, а здесь был труп ребенка. Но ребенок был жив. Мы будем добиваться возбуждения уголовного дела против врачей. Я считаю, что виновные должны быть наказаны. Из-за врачей я лишился сына, — говорит отец погибшего малыша.

Следственное управление Следственного комитета России по Иркутской области начало доследственную проверку по факту смерти новорожденного. Сейчас решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Но Игорь после общения с медиками и чиновниками не слишком верит в справедливость. Его поддерживает и Анна, повитуха поневоле.

— Теперь следователи пытаются предъявить нам, что Лена пила и курила. Даже администрация говорит, что во всем виновата мать. Но почему?

Действительно, не совсем понятно, почему несчастная мать, которая потеряла ребенка в результате вынужденных домашних родов, виновата в его смерти.

— «Добрые люди» пеняли, что надо было ей такси вызывать, а не сидеть дома. Хотела бы я посмотреть, как роженица, у которой вот-вот появится ребенок, будет садиться в такси, — удивляется такой позиции людей Анна.

Могло ли такси заменить Елене скорую? Есть ли вина медиков в случившемся? Ответы на эти вопросы должно дать следствие.

Метки:
baikalpress_id:  15 806