Вынесли приговор слюдянским милиционерам

Они громили дома подозреваемых в наркоторговле

После полутора лет судебного рассмотрения в Иркутском областном суде так называемого слюдянского дела десять милиционеров из четырнадцати задержанных были осуждены. Они врывались в квартиры тех, кого подозревали в торговле наркотиками в Слюдянке и Байкальске, били хозяев, требовали отдать героин, а потом устраивали погром.

На милиционера заявила семья авторитета

Дело четырнадцати сотрудников слюдянских органов внутренних дел появилось после того, как был оправдан бывший начальник Байкальского ГОМ Валерий Карабанов. Ему было предъявлено обвинение в заказном убийстве депутата Слюдянской районной думы, предпринимателя Александра Бабученко. Депутат был застрелен 30 марта 2005 года. Заказчиками прокуратура называла мэра района Василия Сайкова и его заместителя Хасана Рамазанова. Иркутский областной суд оправдал обвиняемых. Постановлением Верховного суда РФ дело отправили на повторное рассмотрение. Василий Сайков по сей день находится в федеральном розыске.

После вынесения оправдательного приговора 1 сентября 2008 года Карабанов вышел на свободу. Но в декабре его снова задержали, но уже по другому делу. Следственное управление Следственного комитета РФ по Иркутской области предъявило обвинение Карабанову, а также заместителю начальника ОВД города Слюдянки Гоги Пилишвили и еще двенадцати рядовым сотрудникам ОВО и ППС: они обвинялись в бандитизме, разбойных нападениях, превышении должностных полномочий, хищениях и т. д.

Заявили на милиционеров жители Слюдянки — пара, живущая в гражданском браке. Причем глава семейства — местный авторитет. Страх побудил его пойти в милицию. Они с женой стали последними жертвами милиционеров. Ночью к ним в дом, разбив дверь кувалдой, вломились люди в масках и милицейской форме без погон. Нежданные гости были уверены, что в доме есть наркотики, которыми хозяева торгуют (было известно, что хозяева наркоманы). Обоих заковали в наручники, замотали скотчем головы, погрузили в милицейский уазик. В то время как их выводили из квартиры, в подъезде навстречу преступникам попалась посторонняя девушка. Ее тоже связали и посадили в машину.

Пленников привезли в поселок Мангутай, где бросили в подвал одного из домов. Здесь же начали допрашивать, применяя «эффективные» меры: били и поили водкой с какими-то таблетками. Требовали героин, требовали признать себя крышей и торговать под милицейским контролем. Постороннюю девушку, правда, не били и очень скоро отпустили — вывезли на трассу и там оставили. Через некоторое время отпустили и авторитета. У него была прострелена рука. Для хохмы его переодели в старую милицейскую форму и бросили на дороге.

Супруга авторитета осталась сидеть в подвале. Ее обрабатывали дальше, подозревая, что именно она занимается сбытом наркоты. Били, поили водкой. Она была в полубессознательном состоянии, но в момент просветления узнала Карабанова по характерной позе — она уже сталкивалась с ним, бывая в милиции.

Когда мучители решили, что женщине уже хватит, они вывезли ее в Бурятию, в район Выдрино, и там оставили прикованной собачьей цепью к дереву. Цепь прикрутили на шее на большой болт. Жертва сумела освободиться, выползла на трассу и добралась до ближайшего кафе и оттуда позвонила своему отцу.

Ни ей, ни ее гражданскому супругу не хотелось иметь дело с правоохранительными органами — оба вели асоциальный образ жизни, употребляли героин. Но когда в сентябре 2008 года оказалось, что Карабанова выпускают и он, скорее всего, вернется на работу, им ничего не оставалось, как пойти в милицию. Но жаловаться в Слюдянке и Байкальске было бесполезно — города маленькие, вся милиция заодно. Участковые только смеялись на жалобы: мол, еще получить хотите?

Сотрудники Следственного управления СК РФ по Иркутской области, в чьей компетенции оказалось это дело, стали собирать материал в Слюдянке и Байкальске. К апрелю 2010 года дело милиционеров приобрело полную ясность. Заявители не были единственными потерпевшими. Дело свое милиционеры вели на широкую ногу.

«Робин Гуды» против барыг?

В ходе следствия милиционеры выдвинули благородную версию своей противозаконной деятельности: они стремились победить наркоторговлю любыми способами. Они рассказывали, что никак не могли привлечь к ответу наркоторговцев, поэтому решили попросту разогнать их. Следствие считает, что милиционеры хотели «крышевать» барыг, а нападения совершали с банальной целью — ограбить.

Сотрудникам, согласившимся на «подвиг», приказано было спороть погоны, иметь при себе оружие и ждать. 8 мая 2005 года прошел первый рейд «спецподразделения». Опробовали новую методику на двух цыганках Шишкиных — Люсе и Шуре, живших в подъездах напротив. «Спецподразделение» разделилось на две команды. Одна отправилась на квартиру Люси, другая — к Шуре. Карабанов и сотрудники ОВО нагрянули к Люсе, спилили дверные петли и ворвались в квартиру, где сидели тихо-мирно в гостях у Люси ее сестра и племянник. С женщин посрывали цепочки, разгромили квартиру, перебили технику. Наркоты не нашли. В качестве добычи забрали цепочку, видеокамеру, ржавую саблю и сувенирные китайские ножи с «шанхайки».

Вскоре подошла вторая команда, которая не стала ломать дверь в Шурину квартиру, — хозяйки дома не было, пугать было некого. В дальнейшем на суде это спасло незадачливых борцов с наркомафией — суд посчитал, что они добровольно покинули квартиру, а во второй квартире, куда они пришли, их действия «не были конкретизированы». Руководитель этой части «спецподразделения» Гоги Пилишвили не присутствовал на месте. Он уехал на работу, чтобы оттуда контролировать ситуацию — вдруг кому-то придет в голову написать заявление или позвонить в дежурку. Впрочем, граждане, наблюдавшие за вторжением, посчитали это реальной милицейской операцией и никуда не заявили.

Через некоторое время Валерий Карабанов, бывший до того начальником ОВО Слюдянки, стал начальником Байкальского городского отдела милиции. Он по-прежнему проживал в Слюдянке, поддерживал дружеские отношения с коллегами. Из них-то он и набрал добровольцев для борьбы с наркомафией в отдельно взятом Байкальске. Трое борцов несколько раз выезжали на адреса, указанные Карабановым. По этим адресам проживали засвеченные в криминале или опустившиеся элементы, как правило употреблявшие наркотики. Сам Карабанов в налетах участия не принимал, поддерживая с исполнителями постоянную телефонную связь.

По одной и той же схеме налетчиками было проведено несколько «спецопераций». Они ломали дверь, били находившихся в квартире, требовали выдать наркотики, забирали деньги, устраивали шмон и ломали все, что находили. Как правило, денег и ценностей в указанных квартирах не было. Однажды, правда, вломились в дом, где был новорожденный, и, угрожая посадить ребенка на раскаленную печь, потребовали от матери выдать наличность. У молодой женщины были кое-какие сбережения — дед подарил на рождение ребенка, и она их спрятала, чтобы муж не пропил. Получив деньги, стражи порядка сломали в квартире все, даже у детской коляски, где спал младенец, оторвали колеса.

Нарушили дисциплину?

Когда наркоборцев-налетчиков задерживали, некоторые из них облегченно вздыхали. Все понимали, что деяния такого рода незаконны, что о них все в Байкальске знают, что правосудие — это лишь дело времени. Они уже устали нервничать.

Были найдены вещественные доказательства, получены свидетельские показания. Много показаний. Свидетели из коллектива ОВО оказались в курсе происходившего, им тоже делали предложения поучаствовать в борьбе против барыг.

Несмотря на все это, дело, говорят в Следственном управлении СК РФ по Иркутской области, было сложным. На суде обвиняемые стали менять показания, утверждая, что их заставили оговорить себя. Гоги Пилишвили была изменена мера пресечения, и он вышел на свободу. Тогда начали менять показания и свидетели, и потерпевшие. Люся и Шура Шишкины, например, к этому времени были задержаны за торговлю наркотиками и находились полностью во власти милиции. Тем не менее приговор, хотя и очень мягкий, состоялся.

Замначальника ОВД Пилишвили был признан виновным и осужден за организацию превышения должностных полномочий подчиненными сотрудниками. Бывший начальник Байкальского ГОМ Карабанов признан виновным и осужден за превышение должностных полномочий и разбойное нападение. Ему дали шесть лет лишения свободы. Звания капитана милиции Валерий Карабанов лишился. Семеро рядовых сотрудников осуждены за превышение должностных полномочий, еще один — в том числе и за грабеж (он взял видеокамеру в квартире цыганки). Трое сотрудников ППСМ ОВД Слюдянки, которые ходили к цыганке Шуре, но передумали, оправданы — суд нашел в их действиях лишь дисциплинарные проступки.

Метки:
baikalpress_id:  15 710