Загадочное падение из окна больницы

Главврач лечебного учреждения не исключает, что пациента избили до смерти неизвестные

Старожилы, работающие в областной больнице № 2, которая находится в Усть-Орде, не припоминают ни одного случая самоубийства среди пациентов. В инциденте, случившемся в ночь с 18 на 19 октября, вопросов больше, чем ответов. 34-летний Николай Петров был найден мертвым рано утром под окнами больницы. Главврач и родственники погибшего отмечают несколько странностей, сопутствующих гибели Николая.

Едва мы зашли в кабинет Алексея Анганаева, главного врача областной больницы № 2, как он тут же вызвался провести нас к окну, откуда, предположительно, упал Николай Петров. Этот пациент лежал в палате на четвертом этаже. В коридоре только одно окно, расположенное в торце здания. На зиму его законопатили, не заклеена только одна секция — узкая прямоугольная форточка, протиснуться в которую мужчине ростом выше среднего, каким был Николай, довольно сложно. А уж выпасть случайно, потеряв равновесие из-за головокружения, как поспешили сообщить в некоторых СМИ, и вовсе невозможно.

— Посмотрите вниз, — призывает нас Алексей Юрьевич. — Видите крышу? Это переход, который соединяет два больничных корпуса. Человек, выпавший из окна, сначала должен был упасть на него. Получается, что он упал с высоты не четырех, а двух этажей. На крыше жестяное покрытие, и, обратите внимание, никаких вмятин на нем не осталось. У нас люди падают и с большей высоты, ломают ноги, позвоночник, но остаются живы. И что еще более странно, обратите внимание, — крыша оборудована бортиками. То есть пациент сначала упал, а потом перелез или перевалился за ограждение?..

— Двери в больницу не запираются ни днем, ни ночью. У нас не тюрьма, мы никого здесь не держим насильно, — продолжает Алексей Анганаев. — Пациент мог выйти на улицу и подвергнуться нападению. На него могли напасть и за территорией больницы, а потом подбросить под окна.

В местной полиции нам не озвучили ни одной версии, которая могла бы объяснить причину гибели Николая Петрова. Некоторая ясность может появиться только после заключения судебных экспертов. По словам оперативников, Николай лежал на асфальте лицом вниз. На нем были надеты футболка, мастерка, джинсы и резиновые тапочки. Ссадина была только в одном месте — на спине. Соседи по палате говорят, что в ту трагическую ночь Николаю что-то не спалось, однако о причине бессонницы он ни с кем не откровенничал.

— Когда Колю нашли, он уже был примерзшим к асфальту, — рассказывает его родственница из поселка Тугутуй. — Ссадины у него не только на спине, но и на руках. В заключении, которое нам выдали в морге, указано, что причиной смерти стала тупая сочетанная травма головы.

В деревне Тугутуй повальная безработица, многие жители беспробудно пьют. Николай тоже выпивал, этого близкие не отрицают, но не так, как большинство односельчан. Николай развелся с женой, но старался помогать своим двум ребятишкам. Будучи грамотным строителем, он часто ездил на калымы — в Жигалово, Иркутск. Когда заказов не было, перебивался случайными заработками. Николай жил с матерью, помогал ей ухаживать за большим хозяйством.

— В последние дни Коля что-то подзаболел, держался за бок. Мать решила положить его в больницу, — рассказывают близкие. — Там ему сделали снимок и обнаружили затемнение в легких. В день, предшествующий трагедии, с Николаем связывалась бывшая жена, спрашивала, что ему принести. Николай был совершенно спокоен. За всю жизнь он никогда не высказывал мыслей о смерти. Мы не верим, что это самоубийство.

Имя и фамилия пострадавшего изменены.

Метки:
baikalpress_id:  15 703
Загрузка...