Страсть по сходной цене

Очередная операция, направленная на борьбу с проституцией, завершилась в Иркутске

Борьба с проституцией ведется с незапамятных времен и примерно с тем же успехом, что борьба с плохой погодой. Еще в 1649 году царь Алексей Михайлович приказал городским объездчикам следить, «чтобы на улицах и переулках б...ди не было», а царица Елизавета Петровна велела «непотребных жен и девок сыскивать, ловить и приводить в главную полицию». Молодая советская власть, объявив проституцию формой паразитического существования и пережитком прошлого, для которого в СССР отсутствуют социальные предпосылки, отправляла жриц любви в учреждения ГУЛАГа — Главного управления лагерей НКВД СССР. Вот и иркутская полиция буквально пару недель назад провела масштабную плановую профилактическую операцию с говорящим названием «Притон» — еще один эпизод поистине вечной битвы.

Полицейский улов

Цель прошедшей в Иркутске полицейской операции — выявление в городе новых притонов и проверка ранее выявленных. Следовало выяснить, не вернулись ли обитатели этих домов, квартир, частных гостиниц к прежней неправедной с точки зрения закона деятельности. Честно говоря, трудно ожидать, что молодые женщины, вовлеченные прежде в это нехитрое, не требующее ни образования, ни квалификации, но крайне прибыльное дело, вдруг откажутся от него, устрашившись «колоссального» штрафа в 1000—2000 рублей — это обычная сумма, взимаемая с клиента за часовое свидание. При этом общий заработок девушки составляет в среднем от 30 до 50 тыс. рублей в месяц.

В ходе операции полицейским пришлось обойти 895 подозрительных жилых помещений, проверить 459 подвалов и чердаков.

Основные источники информации для полиции — это жалобы соседей на непрерывное веселье за стеной, работа участковых и газетные объявления, размещенные самими содержателями притонов. Реклама — двигатель торговли. И если внезапные посещения сотрудников правоохранительных органов с их неприятными вопросами еще как-то можно пережить, то отсутствие клиентов — никогда.

Всего в ходе операции «Притон» было задержано 198 человек. Их сфотографировали, сняли на видео и дактилоскопировали, то есть проверили по базе данных их отпечатки пальцев. Было выявлено три новых притона, составлено 40 протоколов, где были зафиксированы и собственно проституция, и употребление наркотиков и психотропных веществ, и даже один случай вовлечения в проституцию несовершеннолетней девушки. А это уже реальная уголовная статья для того, кто вовлек ее в этот бизнес. Осталось только поймать. Однако полученные результаты вряд ли произведут впечатление на обитателей этого зазеркалья. Размер штрафа смехотворен. Содержателя притона, потенциального обвиняемого по реальной уголовной статье (ст. 241 УК РФ, от 100 тыс. рублей штрафа до 3 лет лишения свободы), ни одна девушка никогда не сдаст, иначе путь ей в этот бизнес навсегда заказан. А без свидетелей хозяин заведения — самый обычный законопослушный гражданин, который просто «мимо шел и решил навестить приятеля — охранника заведения».

Сервис на высоте

Бывшую учительницу, владелицу трехкомнатной квартиры на улице Трилиссера и по совместительству содержательницу притона, скромные размеры ее жилища не смутили. В самой большой комнате поставили перегородку, и получилось уже четырехкомнатное помещение. Одна комната отведена под использование администрацией в лице хозяйки, остальные — это «производственные» помещения.

Вход в квартиру-притон защищает дверь, массивностью своей словно позаимствованная у противоатомного убежища. «Рэкетиров и грабителей боюсь», — пояснила хозяйка. Зато клиентов встречают радушно: по завершении «процесса» угощают чаем или кофе за счет заведения; такси бесплатно отвозит усталого, но довольного потребителя до места проживания. Командированным, которые составляют значительный процент из числа клиентуры, даже дают возможность частично восполнить потраченные в заведении деньги, выписывая липовые квитанции за якобы предоставленные платные услуги, например за лечение в частной клинике внезапно разболевшегося зуба.

Создать притон не просто, а очень просто. Достаточно снять в аренду более или менее вместительное помещение, провести там качественный ремонт, нанять небольшой персонал — администратора, охранника, уборщицу плюс водителей с автомобилями; разместить объявление в газете: «Требуются девушки. Зарплата высокая»; отобрать из соискательниц обладательниц наиболее «товарной» внешности, а дальше просто стричь купоны — спрос стабилен и по-настоящему вечен, не зря профессию называют древнейшей. Половину дохода девушки отстегивают содержателю притона. Из этих денег тот выплачивает зарплату постоянному персоналу и аренду владельцу помещения.

У владельца помещения, где располагается притон, будь то квартира, дом или мини-гостиница, жизнь и вовсе расчудесная: забот и обязанностей нет и в помине, зато деньги текут рекой. Если же по его душу вдруг явится полиция и поинтересуется, знает ли он, чем занимаются его арендаторы, тот всегда может на голубом глазу ответить: «Да понятия не имею!» Они так и отвечают.

Все это, пояснили сотрудники полиции, не оправдание того, как трудно бороться с данным пороком. Прекратить эту борьбу, сославшись на ее бесперспективность, — все равно что отказаться от подметания улиц. Быстро потонем в мусоре.

Автор благодарит за предоставленную информацию сотрудников пресс-центра УВД по городу Иркутску — майора Ингу Шайдурову и майора Дмитрия Забродина.

Ликбез

Чем отличаются «Притон», «Путана и «Интим»

Операций по борьбе с проституцией в Иркутске существует аж три:

* «Притон» — операция по выявлению салонов по предоставлению интимных услуг;

* «Путана» — операция, проводимая преимущественно силами дорожно-патрульной службы (ДПС) по пресечению проституции на транспорте;

* «Интим» — операция по выявлению, наблюдению и сбору доказательств за притонами, где совершаются заведомо уголовные преступления: торговля наркотиками, вовлечение в проституцию несовершеннолетних и даже малолетних детей до 14 лет.

Загрузка...