Круглогодично, круглосуточно, без остановки

Харанутский угольный разрез, несмотря на трудности, продолжает наращивать производственные обороты

В последнее время в адрес Харанутского разреза слышится много нареканий: и зарплату здесь платят не вовремя, и условия труда нечеловеческие, и техника старая, на ней опасно работать. Но, как говорится, собака лает, а караван идет, разрез продолжает работать, не останавливаясь ни на минуту, а его директор Алексей Дмитриев готов ответить на каждую претензию и без всяких препятствий пропускает на предприятие журналистов, чтобы те расспросили горняков о сегодняшней ситуации на разрезе.

Теплоемкий и экологичный

Богатое Ишинское месторождение каменного угля осваивается на протяжении 30 лет. Все эти годы на месторождении действует Харанутский разрез, который создавался для обеспечения нужд в топливе близлежащих районов — Жигаловского, Качугского, Усть-Кутского, Шелеховского, Эхирит-Булагатского, Иркутского и Ольхонского. Котельные, располагающиеся в этих районах, сконструированы как раз под харанутский уголь. Поэтому так важна его бесперебойная добыча, а любое ЧП или остановка в работе разреза грозит обернуться катастрофой.

Раньше предприятие добывало 45—50 тысяч тонн угля в год, трудилось на разрезе 50 человек. Месторождение намного превышало возможности разреза, производство нуждалось в расширении. Новое руководство в лице Алексея Дмитриева пришло на разрез в начале нулевых, вывело предприятие из состояния банкротства, начало наращивать производительность и расширять рынок сбыта.

— Проверив качество нашего угля, мы поняли, что он конкурентоспособен на мировом рынке, — рассказывает Алексей Александрович, — и буквально четыре года назад начали продавать топливо за рубеж. Наш харанутский уголь ценится очень высоко в Европе и Азии, у него довольно высокая теплота сгорания. К тому же это практически единственный уголь в Иркутской области, у которого содержание серы меньше единицы, что соответствует общемировым нормам.

— Решив работать на внешний рынок, мы вложили в разрез более 500 миллионов рублей за счет собственных средств и средств лизинговых и кредитных организаций, закупили новую технику, — продолжает Алексей Дмитриев.

Через несколько лет разрез обещает оправдать вложенные деньги. — Лишь бы не грянул кризис, — вздыхает руководство предприятия. Кризис парализует угольную отрасль. В 2008 году в разгар отопительного сезона у большинства потребителей не было денег. На Харанутском разрезе беспрестанно звонил телефон — люди просили топливо в долг. В то тяжелое для всех время предприятию с большим трудом удалось выйти из затяжного пике.

Почему задерживают зарплату?

Летом 2011 года кризиса не было. Отчего же тогда горнякам задерживали зарплату?

— С апреля по сентябрь мы почти не грузились, — объясняет Алексей Дмитриев. — В связи с реформированием Российских железных дорог не удовлетворялись наши заявки по вагонам. Из ста процентов требуемых вагонов нам выдавали только 20. Уголь лежит, деньги не поступают. Именно из-за этого у нас возник финансовый кризис. Зарплату мы задержали на полтора месяца, не больше. Проблема с поставкой товарных вагонов существует в целом по России, сейчас ситуация постепенно выправляется, долги перед горняками Харанутского разреза погашены полностью. Директор разреза приводит нас в новое, пахнущее свежим деревом помещение. С 1 ноября здесь откроется столовая, куда для горняков будут подвозить горячую пищу.

Если было бы плохо, не приезжали бы работать

Экскурсия по разрезу начинается с гигантских котлованов, в которые без труда можно поместить девятиэтажный дом. Уголь на предприятии добывается открытым способом.

— Наш коэффициент вскрытия 1/10, т. е. чтобы добраться до 4 метров угля, нам нужно вскрыть 40 метров земли, — рассказывает Валерий Прокопьев, заместитель директора. — Уголь у нас покупают и жители. Кстати, довольно активно — в зимнее время приезжает до 100 машин в стуки.

Основная масса горняков работает вахтовым методом — приезжих здесь 60%. Люди приезжают со всей Иркутской области, особенно много рабочих с тех территорий, где местные разрезы находятся не в самом лучшем состоянии, — из Тулуна, Черемхово. Средняя зарплата горнорабочих на разрезе — 25 тысяч рублей. Кто работает хорошо, получает в районе 50.

— Знаете, если было бы совсем плохо с зарплатой, люди не стали бы тут работать, — говорит машинист экскаватора Алексей Удаев, — а так ребята из многих разрезов сюда перебираются, там ведь проводят оптимизацию и сокращают людям зарплаты.

Сам Алексей трудится на разрезе четыре месяца, до этого работал в Иркутске — не понравилось. Там кидают с места на место, а здесь все на одной территории, с доставкой на карьер и до дома.

— Я работаю четыре месяца, — говорит белазист Сергей Бошко, — и уже во время стажировки зарплата 30 тысяч рублей. Это хорошие деньги, в нашем районе больше нигде столько не заработать. Была летом задержка с деньгами, но мы же понимали, что это временные трудности из-за проблем с отгрузкой.

Вахтовый метод работы — большое испытание для каждой семьи. На Харанутском разрезе удаленный от дома труд называют вахтой лайт, т. е. облегченным вариантом. Вахта длится 15 дней (это не полгода в глухой тайге), затем полмесяца отдыха.

Экскаваторщики разбирают завалы, белазисты отвозят породу — этот процесс происходит день и ночь, в жару и холод, остановить его может только поломка, поэтому предприятие закупает новую, дорогостоящую, но крайне необходимую технику. Зимой отсутствие перебоев особенно актуально, экскаватор разбирает борт, пока он теплый. Если работы остановить на двое-трое суток, борт промерзнет настолько, что машина к нему подобраться не сможет. Гордость предприятия — шагающий экскаватор, его запуск планируется к новому году. Для Харанутского разреза это новая страница в истории. Как только экскаватор начнет работать, производительность разреза увеличится в два раза, что, несомненно, обеспечит дополнительную финансовую стабильность.

Метки:
baikalpress_id:  15 504