Хожу-брожу, тоску навожу (есть видео)

Корреспондент «СМ Номер один» принял участие в рейде по алиментщикам

На этой неделе алиментщики Иркутска пользуются повышенным вниманием со стороны судебных приставов. В кабинете специалиста ведомства Алены Зиминой на каждом столе белые папки образуют горы. — Это все дела алиментщиков, — говорит судебный пристав. — На территории нашего большого района их проживает 2400 человек — это те, кто не помогает своим детям вообще либо платит мало и нерегулярно. Выездная воспитательная работа среди должников для приставов дело привычное, к своим многочисленным алиментщикам специалисты отправляются не менее двух раз в неделю. Вместе с Аленой Зиминой мы побывали в Первомайском микрорайоне, где нас ожидал сюрприз. Оказывается, слово «алиментщик» довольно часто употребляется и в женском роде.

Стандартные отмазки

— Придумывают всевозможные отговорки, — рассказывает Алена Зимина об особенностях алиментщиков. — Самая распространенная — отсутствие заработка. Мужчины часто говорят: «У меня есть новая семья, мне ее тоже нужно кормить». Нестандартный вариант: «Она (бывшая жена. — Прим. авт.) не умеет распоряжаться деньгами, пусть предоставит мне отчет, на что потратила алименты».

Еще одна важная причина, по которой ребятишки остаются без отцовской помощи, — это статья Конституции о свободе труда. За тунеядство у нас, к сожалению, не карают. Многие папаши работают без официального трудоустройства и думают, что могут игнорировать свою обязанность содержать родного ребенка. Между тем платить алименты они должны, даже будучи в статусе безработных, иначе по истечении четырех месяцев пренебрежения к своим финансовым обязательствам нерадивого папу или маму могут привлечь к уголовной ответственности.

— Случаются в нашей работе и нестандартные ситуации, — рассказывает пристав. — Часто матери подают на алименты, даже будучи не в разводе с мужем и проживая с ним в одной квартире. Детям жить с родителями, которые пребывают в состоянии вражды, очень тяжело. На моем участке живет такая семья, питаются они раздельно. В холодильнике у каждого своя полочка, и бедные дети, заглядывая туда, спрашивают: «Можно я возьму с папиной полки?»

Новая жизнь без сына

По первому адресу, по которому мы решили отправиться, проживает женщина-алиментщица. Бывшая жительница поселка Залари Ольга Никитина в 17 лет родила ребенка, мальчик остался жить с бабушкой, а мать лишили родительских прав. Ольга перебралась в Иркутск и начала жизнь с чистого листа — сменила имя, фамилию, устроилась на работу, вышла замуж, родила. Для ее маленького сынишки, оставшегося в Заларях, места в новой жизни не нашлось. О Саше, которому сейчас уже 11 лет, дамочке не дают забыть судебные приставы. Алименты она не платила ни разу. Воспитывает ребенка бабушка, мамаше сейчас не до него. На сегодняшний день стоит вопрос о привлечении ее к уголовной ответственности.

Дверь нам открыл мужчина — новый муж Никитиной. В двухкомнатной квартире дорогой ремонт. Ольга выходит к нам навстречу с большим животом. Увидев журналистов, тут же прячется в комнате.

— А что вы пришли? У нас идет судебное заседание по восстановлению в родительских правах. Сейчас дадим нашего адвоката, — резко заявляет ее супруг.

— Я не знаю, зачем они пришли, я не могу, меня всю трясет, — Ольга по телефону беседует с адвокатом и передает трубку приставу.

— Я так поняла, по вашему делу судом было принято отрицательное решение, теперь вы подали кассацию, — резюмирует Алена Зимина после разговора с правозащитником, — так что говорить о восстановлении в родительских правах пока рано.

— Когда я собралась ехать в город, свекровь сказала: «Дай мне ребенка, пусть у меня поживет, пока будешь устраивать свою личную жизнь», — рассказывает Ольга. — Я согласилась, отказалась от прав на ребенка, чтобы бабушка опекунские получала, она потом наделала всякого, понаписала, и меня лишили родительских прав.

— Если бы я не хотела вернуть ребенка, я бы и денег столько не тратила на адвоката, а бабушка поступила по-свински, — неожиданно заявляет Никитина.

К ее желанию восстановиться в материнских правах судебный пристав относится скептически.

— В прошлый раз Ольга совсем по-другому говорила. Дескать, платить алименты она вообще не собирается. Ребенка у нее забрали, потому что она нашла другого мужчину. Отказ от сына она написала, потому что не могла за ним ухаживать. Хотя не исключала, что когда-нибудь потом его заберет. Хочется верить, что у матери проснулся материнский инстинкт, хотя восстановиться в родительских правах ей будет довольно трудно.

Трудоспособный наполовину

— Алименты не платит. На работе нигде не числится. Честно говоря, он наркоман, он скололся. Так что с него и брать-то нечего, — рассказывает жительница Первомайского Наталья Картамышева о бывшем супруге. — Сегодня он работает; завтра узнают, что он наркоман, и выгоняют. У него бабушка есть хорошая, снабжает его деньгами, на дозу ему дает, на все остальное.

Неожиданно с бодрым возгласом «Здравствуйте, что случилось?» появляется наш главный герой, отец двоих детей, злостный уклонист от уплаты алиментов Евгений Картамышев. Он ведет за руку маленького кудрявого мальчика.

— Так вы все-таки здесь проживаете? — спрашивает пристав.

— Нет, я живу на съемной квартире.

Вместе с женой Евгений прожил 10 лет, расстались год назад, теперь он ездит в эту квартиру только для того, чтобы навестить детей. Навестить получается не всегда. Рассчитывая только на себя, Наталья порой работает по двое-трое суток. Женщина не настолько доверяет ступившему на скользкую дорожку бывшему мужу, чтобы позволять ему встречаться детьми во время своего отсутствия.

— Алименты платите?

— Деньги появляются, даю ей маленько на руки.

— Это правда? — обращается пристав к Наталье.

— 2—3 тысячи он приносит раз в месяц.

— Полгода уже не работаю, до этого трудился в сервисе кузовщиком-жестянщиком, — рассказывает Сергей о своем трудовом прошлом и безалаберном настоящем.

— А сейчас вы чем занимаетесь?

— Хожу-брожу, тоску навожу.

— Случайные заработки?

— Да.

— В центр занятости обращались?

— Нет. Я им не верю. Че они мне там найдут, работу за 10 тыщ?

— 10 тысяч — не деньги, по-вашему? Какой у вас доход?

— Тысяч 18, наверное. Бывает и меньше.

— Считаете себя трудоспособным?

— Наполовину. У меня много переломов и язва двенадцатиперстной кишки.

— Оформляйте инвалидность.

— Ага, надо.

— Вы знаете, сколько вы должны заплатить по алиментам?

— Нет.

— Алименты у вас с 9 сентября 2010 года. Так как у вас нет официального дохода, вы обязаны оплачивать алименты в соответствии со средним заработком по России. Это 22 673 рубля. Вам необходимо платить 1/3 от этой суммы — 7800 рублей.

Сергей согласно кивает головой, Алена Зимина предупреждает его об уголовной ответственности. Прощаясь с судебным приставом, Наталья тихо шепчет, высунув голову из дверного проема: «Спасибо вам огромное!»

— Как я уже говорила, во всех этих ситуациях очень жалко детей, — подытоживает Алена Зимина. — Решая свои проблемы, родители забывают, что в это время чувствует маленький человек. Не так давно у нас произошел совершенно дикий случай. Мама не разрешала детям видеться с отцом, из-за того что тот задерживал алименты. Но вдруг у нее исчезли все претензии к бывшему мужу. Мы стали выяснять, что случилось. Оказывается, их 13-летний сын так скучал по папе, что сбежал к нему, спрыгнув со второго этажа. Мальчик сломал ногу, но смог добраться до отца, к которому был очень привязан.

Видеосюжет можно посмотреть по следующей ссылке: Алименты

Метки:
baikalpress_id:  15 468