Сельская жизнь при свечах

Окраина Усть-Орды годами живет без электричества

Жители трех двухквартирных домов на ул. Комплексной в Усть-Орде, в районе, называемом Птичником, несколько лет живут без электричества. Подстанция, которая питала их дома, была продана частному лицу. О жителях никто не вспомнил. Теперь мать пятерых детей вынуждена искать новое пристанище, а пенсионеры — съехать из собственного заработанного тяжелым совхозным трудом дома.

О людях не подумали

Телевизоры как наказанные стоят в углу. Несколько лет их никто не включал — нет света. В холодильниках здесь давно ничего не хранят — нет света. О стиральных машинах здешние жильцы могут только мечтать — как мечтает многодетная мать Дамира Зайцева, проводя все свое время за стиркой детских вещей. Как стемнеет, в окнах домов загораются свечи, огоньки плавают от окна к окну, демонстрируя, что жизнь здесь все-таки есть.

Таков ретробыт населения Птичника. Три крепких и просторных дома выстроил совхоз «Эхирит-Булагатский» в девяностых годах недалеко от местного птичника — отсюда и название. Работники совхоза заселили дома, обжились, у молодых пошли дети. Оживленное стало место, несмотря на некоторое удаление от основного жилого массива Усть-Орды. Электричество жильцы получали от небольшой станции, которая стояла недалеко, на задворках. Оплачивали за электричество директору совхоза, который приходил к жильцам с электриком и отмечал киловатты и суммы в специальной тетради.

В 2007 году, после того как совхоз обанкротился, подстанция была продана москвичам — ЗАО «Биатлон», которое пилило лес на собственной пилораме, поставленной рядом с подстанцией. Оговорить присутствие людей в домах, их нужду в электроэнергии как-то забыли. Московский владелец бизнеса укатил на родину, за него остался управляющий, постоянно проживающий в Иркутске. Управляющий скоро выдвинул людям свои весьма драконовские условия. Такую оплату местные жители просто не потянули.

— Сначала мы платили в три раза больше, чем остальные, по завышенному тарифу. Но мы не хотели спорить, не видя другого выхода, и готовы были заключить договор. Но управляющий сказал нам: «Дополнительно оплачиваете амортизацию подстанции, работу электрика, потери на линии...» Если все подсчитать, то в то время как все сельские жители платили 46 копеек, нам приходилось платить около трех рублей за киловатт, — рассказывают Надежда Башинова и Энгельсина Кондратьева, жильцы злополучного дома. Семьи экономили как могли, старались минимально пользоваться электричеством. Женщины готовили на газовых плитах, растапливали русские печи. И все равно даже летом за месяц набегало до трех тысяч рублей. Будучи не в силах потянуть такие расходы, люди перестали платить и начали жаловаться. Валерий Таинкин отказался платить по завышенным тарифам и не стал заключать договор с представителем ЗАО. И его отключили в 2009 году. Он пожил-пожил при свечах да и подал в суд. Постепенно отключили и других жителей «Птичника».

С многодетной семьи пытаются содрать 26 тысяч

Что такое остаться без электричества в современной деревне? Это значит, что ты останешься голодным, а трудиться будешь втрое больше. Граждане пробовали существовать без электричества.

— Сейчас уже огородов не держим. И это в деревне-то! А не держим, потому что воды нету, качаем-то ее с помощью электричества. А по ведру на целый огород с реки не наносишься. Покупать привозную воду дорого слишком, — жалуются женщины.

Вместо огородов — пустое зарастающее пространство или в лучшем случае кусок земли, засаженный исключительно картошкой. Картошку вынуждена сажать многодетная Дамира Зайцева. У 32-летней женщины пятеро детей — от 10 месяцев до 15 лет. Муж ее, ветеран боевых действий в Чечне, нашел смерть в родной стороне — недавно разбился на машине. Теперь ей одной поднимать свою молодежь.

Мы побывали в гостях у Дамиры, полюбопытствовали, как она строит свой быт в тех условиях, которые создали ей собственники подстанции и власти, которые никак этих собственников унять не могут.

Квартира, где живет женщина, просторная и теплая. По кухне в несколько рядов развешаны детские вещи разного размера. Дамира начинает стирку с раннего утра и заканчивает вечером. В половине седьмого она встает, растапливает печь, греет воду и шоркает пеленки, колготки и штаны четырех сыновей и младшей, десятимесячной, дочки. Вечером по дому бродят со свечкой. Когда болеют дети, при свечах очень неудобно.

Кроме свечей у Дамиры в доме есть лампочка — маленькая, запитанная от генератора, который женщина возит или носит заряжать к родственникам. То же — с батареями для телефона. Но лампочка светит скверно, бледно, и старшие дети вынуждены жить с бабушкой и дедушкой — дома они лишены возможности делать уроки.

— Мы арендовали эту квартиру. И я хотела использовать материнский капитал, чтобы выкупить ее, а теперь вот не знаю, что и делать. Как отопительный сезон 15 мая закончился, так нас и отключили. Хотели зимой отключить, но я пригрозила шум поднять. А теперь дело к холодам, нужно искать другое жилье. Мы уже вещи собираем.

— А власти помочь не могут?

— Да я ходила. Устала уже ходить. Мне говорят: «Сейчас рыночная экономика. Чего вы хотите?» Пыталась с управляющим договориться, чтобы подключил; сказала, что буду платить, а долг, который он насчитал, отдадим потихоньку. А он ни в какую — сначала, говорит, деньги. А это 26 тысяч за пять месяцев. Это у него на пилораме китайцы такой тариф платят.

Соседний дом уже стоит пустой. Из-за отсутствия электричества семьи съехали оттуда. Пенсионеров Алгапшеевых, которые жили в одной из квартир, забрал сын, построивший родителям избушку в своей усадьбе. Незадолго до этого пенсионеры по требованию собственников подстанции в рассрочку установили дорогой прибор по учету электроэнергии. И отдавали за него всю пенсию, как говорят соседи.

Власти не вмешиваются

Самое печальное в этой истории не то, что некий управляющий дерет с людей втридорога, не сообразуясь ни с чем. Это в нашей жизни обычная история. Удручает другое. Валерий Таинкин, который тоже покинул квартиру на Комплексной улице, выиграл суд. Другие жители тоже выиграли суд. В решении суда сказано: дома, как отключенные незаконно, подключить. Удовлетворено было и требование Валерия Таинкина о 15 тысячах рублей компенсации морального вреда. Но электричества в домах так и нет.

— Судебные приставы приехали исполнять решение суда. Под их руководством обрезанные провода к столбам прикрепили, а света так и нет. Они считают, что свою работу выполнили, дома подключили. А управляющий на самой подстанции что-то отключил, сетуют жители и не знают, как им быть. Они постучались уже во все местные администрации. Но, очевидно, жители Птичника живут слишком далеко от властей, за рекой, — власти их будто не слышат.

Метки:
baikalpress_id:  15 465