«Летчик — он как музыкант»

Появление на гражданских линиях реактивного самолета перевернуло представление людей об авиации

15 сентября 1956 года была открыта первая в Советском Союзе пассажирская линия на самолете Ту-104. Этот день стал точкой отсчета новой эпохи — эпохи больших скоростей и массовых перевозок в гражданской авиации. Первый реактивный гражданский самолет Ту-104 совершил свой первый пассажирский рейс по маршруту Москва — Иркутск.

Новая философия

Спустя меньше года, в мае 1957-го, в Иркутске было создано второе после Москвы подразделение самолетов Ту-104 и сформирован легендарный летный отряд под номером 201. Его пилоты, наши иркутские летчики, одними из первых осваивали машину нового поколения — первый реактивный пассажирский лайнер в СССР. Просторный салон, мягкие кресла, бортпитание...

Самолет Ту-104 перевернул представление советских людей о комфорте в небе, подтолкнул к переменам в аэродромных структурах. Стали строиться взлетно-посадочные полосы длиною 2500 метров, стали внедряться спецавтомобили — тягачи, машины для заправки водой, самоходные трапы, автобусы для пассажиров. В аэропортах начала работать привычная система оформления билетов и регистрации багажа.

Но главное — самолет Ту-104 позволил увеличить скорость воздушных путешествий в несколько раз. Если существовавшие ранее поршневые и турбовинтовые машины, в частности Ил-18 и Ан-10, преодолевали расстояние от Москвы до Иркутска за 18 часов, то Ту-104 справлялся за 7,5.

Летная выправка

Пилоты, инженеры и техники; штурманы, бортмеханики и командиры кораблей... В пожилых мужчинах, управлявших некогда многотонными воздушными судами, и сегодня угадываются строевая выправка, летная стать. В Иркутском аэропорту юбилей первого рейса Ту-104 отметили без громких лозунгов, официальных речей. Отметили встречей ветеранов советской авиации — встречей коллег и друзей, которых навсегда связали небо и крылатая техника.

— Да, появление Ту-104 стало началом новой эпохи — эпохи сверхскоростей и массовых перевозок в гражданской авиации. И нам, летчикам, нельзя было не соответствовать. И мы старались, — говорит Иван Атрощенко, заслуженный пилот СССР, в прошлом командир воздушного судна, заместитель командира 201-го летного отряда. Небом он заболел, еще будучи мальчишкой.

— Когда на поле рядом с деревней садились военные истребители, мы, деревенская шпана, там вертелись до последнего. Летная техника вызывала трепет, неописуемый восторг... И я мечтать не смел, что стану летчиком. И тем не менее он стал им. За сорок с лишним лет Иван Атрощенко налетал 15 тысяч часов. «Ну, это все равно что два года в воздухе висеть». И одним из первых он осваивал легендарный Ту-104. Самолет, который сами летчики именовали танком. За стальной нрав, за железный характер.

— Строгий был самолет: требовал жесткой дисциплины, знаний, мастерства. А летчик — он ведь как музыкант: один хорошо играет, а другой не очень. Впрочем, наши «играли» хорошо — положение обязывало, — не без гордости говорит ветеран авиации. — Двухсотый летный отряд — это тот, что в столице, а иркутский 201-й — второй после Москвы. Отсюда и система летной подготовки. Жесткая, суровая. Уже будучи летчиком со стажем, я четыре года вторым пилотом пролетал, прежде чем занять левое кресло — стать командиром корабля. Такая была подготовка.

Пожар в небе

Пассажирский самолет Ту-104, оснащенный новейшей на тот момент авионикой, несомненно, являл собой прорыв в гражданском авиастроении. И вместе с тем до современных автоматизированных технологий было далеко. Первые полеты давались авиатором нелегкой ценой. Несколько лет назад в интервью нашей газете штурман одного из первых экипажей Ту-104 Абрам Файтельсон, рассказывал:

— Бывало, что после посадки экипаж полчаса не мог прийти в себя, рубашки у всех были мокрыми, хоть выжимай. А все дело в том, что те высоты, на которые поднялись реактивные самолеты, были мало изучены. Ранее, например, считалось, что на эшелоне, то есть между тропосферой и стратосферой, гроз не бывает, однако на практике выяснилось обратное. Кроме того, эта высота чревата струйным течением и сильнейшей турбулентностью. В 1957—1958 годах это нередко приводило к срыву самолетов с эшелона в штопор. И тем не менее по вине пилотов 201-го летного отряда авиапроисшествий не случалось. Более того, благодаря высокому уровню подготовки и слаженной работе экипажа нашим летчикам всегда или почти всегда (к сожалению, аварии все же были) удавалось с честью выйти из чрезвычайной ситуации. Одна из таких историй произошла в 1977 году. На минувшей встрече ветеранов рассказал о ней непосредственный участник событий, в прошлом командир корабля Ту-104 Владимир Трунов.

— Ночью мы вылетаем из Ташкента. Температура воздуха 34 градуса, на борту самолета 115 пассажиров и 4 тонны груза. Набираем высоту и прямиком в грозовой фронт, шириной 700 километров. Что делать? Принимаем решение подняться выше, включаем взлетный режим и чуть-чуть не успеваем — помпаж, пожар, отказ одного из двигателей. К счастью, на первых же секундах я успеваю включить противопожарную систему и возгорание удается локализовать. Земля предлагает направляться в Чимкент. А там военный аэропорт, горный район, полоса 2000 метров. Где там садиться-то? В итоге экипаж принимает решение возвращаться в Ташкент. Поворачивает, летит в обратном направлении и уже при заходе на посадку начинает падать — единственный двигатель отказывает.

— И вот здесь я вспоминаю о красной ручке — о чрезвычайном режиме. Я включаю ее, и нас словно кто-то подхватывает — машина легко и плавно садится на землю, — продолжает Владимир Трунов. — И тут же к самолету подъезжает трап, в кабину врываются капитан и майор КГБ. Мол, что происходит, где зайцы? А я еще не отошел, у меня ноги на педалях стучат. И тут уж я выдал... И все — из кабины они вышли.

После пассажиры спустились на землю, к ним подъехал автобус, а они не садятся — ждут. Экипаж вышел, и люди захлопали...

С баулами, тюками и авоськами

Аккуратными рядами стоят на полках модели раритетных самолетов, на экране мелькают кадры черно-белой хроники... В уютном зале музея Иркутского аэропорта, где встретились ветераны авиации, неспешным ходом идут разговоры. Кто-то припоминает анекдотичные истории, кто-то с ностальгией вспоминает о былом. Об ушедшей эпохе, о почтении к профессии.

— Это сейчас к летчикам относятся как к персоналу, — не без сожаления замечает один из ветеранов. — А уж тогда, да с появлением первых реактивных самолетов... Ни один диспетчер не позволял себе повысить голос на командира воздушного судна Ту-104. А уж чтобы уборщица, подметая в салоне, гаркнула на экипаж — да никогда в жизни! — А как работали наши девочки. Вон, Тася, Маша... Ловко, быстро, слаженно, — вспоминает Владимир Трунов. — Только и слышно: «Все, можно взлетать», «Все, можно взлетать». Сколько помню, за 40 лет моей работы ни одной задержки рейса по вине наземных служб...

В ответ «девочки» смущенно улыбаются. Сегодня им под восемьдесят, и годовщина первого полета Ту-104 — это и их праздник тоже. Мария Задбоева и Таисия Суворова без малого полвека проработали в Иркутском аэропорту. Они помнят фасоны первой форменной одежды, помнят первые трапы и помнят, какой шикарной считалась «стекляшка» — новое здание аэровокзала, возведенное в 1976 году. — Ой, а какими в 50-х были сами пассажиры! С баулами, с тюками. Часто с живностью летали. С петухами, с козами, — рассказывает Таисия Марковна.

— И каждую поклажу, и каждого пассажира мы еще и взвешивали, — дополняет Мария Задбоева. — А иначе как рассчитать взлетный вес самолета? Никак!

— А я еще помню, что поименные списки пассажиров раньше писали. В Москве составят, а посадок-то много, и пока он к нам через все аэропорты дойдет, фамилии так исказятся, что и не узнать. Я читаю, а пассажиры хохочут. Это уж потом, конечно, с приходом Ту-104, многое изменилось.

— Значит, весело было?

— Весело, дружно, — отвечает Таисия Суворова. — Правда, с дисциплиной строго. Меня однажды, помню, на три дня отстранили. И знаете за что? За то, что без чулок пришла. В погонах и без чулок!

А потом на постамент...

И все же прогресс не стоит на месте, в середине 70-х новый турбореактивный лайнер Ту-154 заменил пионера советской гражданской авиации. В 1979 году Ту-104 совершил свой последний рейс — рейс из Иркутска в Читу. Там самолет перегнали на вечную стоянку и установили на пьедестале в парке Победы.

В этом же году и в городе Иркутске в канун Дня Воздушного флота СССР на постаменте в парке Авиаторов в микрорайоне Солнечном был установлен один из самолетов Ту-104. Правда, простоял он там недолго и был варварски уничтожен.

Метки:
baikalpress_id:  15 421
Загрузка...