Братск: город задыхается от дыма

Пока все не истлеет, смог не исчезнет, прогнозируют местные власти

Третью неделю Братск задыхается от едкого дыма. Таежный город охвачен плотным кольцом тлеющего леса. Издевка природы — засушливый и теплый сентябрь. К тому же люди, забывшие элементарные правила поведения в лесу, спровоцировали страшнейшую экологическую катастрофу в городе. Все действия властей, спасательных служб, добровольцев оказались неэффективными. Братчане плачут от бессилия, усталости и рези в глазах. За день до выхода данного номера в печать мы получили репортаж с места события.

Что творится в Братске?

Тление гумуса в пригородной черте Братска и Братского района началось еще 22 сентября, в четверг, и лишь спустя неделю местные власти по-настоящему забили тревогу. Горожане схватились за головы куда раньше: начали звонить в Москву — в Кремль, в МЧС. Пока чиновники соображали, что же делать, некоторые братчане взялись за лопаты и вилы.

— Прибегаю с работы, беру лопату, окапываю пни. Огонь подступил совсем близко, к гаражному кооперативу «Победа». Хотя трактор опахал участок леса, мы опасаемся, что деревянные постройки загорятся, — говорит Юрий, который тушит уже третий день пожар в лесном массиве улицы Муханова. — У нас ничего нет, нас никто не организовывает. Нет воды, нет ранцев, вот только лопаты да руки в мозолях. Жалко лес!..

Участок, на котором работает Юра, самый сложный в городе. Плотная застройка, захламление территории в ближайшем соседстве с тлеющим лесом — самое страшное, что можно себе представить. Но, кажется, так повсюду — по всему периметру города не продохнуть. Поскольку Братск располагается в центре тайги и лесные массивы здесь имеются практически повсеместно, новые очаги пожара вспыхивают тут и там.

Ближе к середине минувшей недели город наводнили пожарные, в том числе и с предприятий. Свои санитарные зоны, а также городские сопки тушат сотрудники БрАЗа, БЛПК, ТЭЦ, ГЭС. Многие другие мобилизовались, но ничего не помогает.

— Сегодня будем тушить, пока не отпустят. Ночью работать нельзя, чтобы избежать человеческих жертв, — говорит один из пожарных.

Горожане задыхаются, местные аптеки организовали раздачу марлевых повязок, но они не спасают. Глаза режет, в горле першит, тошнота невыносимая. Люди спасаются киселями, морсами, красным вином, влажными полотенцами. Сразу после начала катаклизма у всех на устах было два вопроса: почему все это происходит и почему никто ничего не делает? Где самолет Бе-200? Где мэр, министр Шойгу, президент? У всех разговоры только о пожарах. Негодование нарастает, люди рвутся сами тушить пожары. Власти молчат.

Добровольцы

И только после семидневного природного терроризма, 29 сентября, мэр города Константин Климов наконец объявляет всеобщую мобилизацию: он просит добровольцев о помощи. Люди массово подходят к городской площади, к зданию администрации, им раздают лопаты и марлевые повязки. — Если почувствуете головокружение в лесу, пописайте на платок и понюхайте, — на ходу обучают ветераны-десантники новобранцев.

Среди добровольцев много девушек — их тоже зачисляют в ряды пожарных, что кажется полной нелепостью. На бой со стихией готовятся и пенсионеры, среди них Вера Петровна Мурашкина.

— Вчера к нам приехали гости из Новосибирска, одна женщина чуть не умерла от аллергии и отравления угарным газом. Откачали еле-еле. Так что сегодня я решила сама пойти и внести свой вклад. Этим летом я четыре раза ездила на Байкал — чистила берега. А уж тайгу тушить и подавно обязана, — говорит пенсионерка.

На призывы властей откликаются и спортсмены. Среди них и тренер школы олимпийского резерва «Спартак» Николай Егоров.

— Не надо мне деевого пиара. Дайте лучше воды, — говорит он уже позднее, на участке тушения, когда выясняется, что собранных людей совершенно некому организовывать и направлять. Мы выехали в лес и с удивлением обнаружили, что большинство добровольцев попросту слоняется с лопатами в руках и пинает пни.

— Тушить невозможно. Резиновые сапоги, в которых я по даче хожу, просто плавятся от высокой температуры. Лопаты сломались, воды нет. Питание не организовано, водовозки отсутствуют. Дикость, — говорит тренер по боксу Александр Деменчук.

У тренера по греко-римской борьбе Олега Кириллова, кажется, вообще начинается истерика. Он тоже ничего не может поделать — тайга предательски тлеет.

«Я плохой мэр»

Уже вечером того же дня мэр города Константин Климов собирает комиссию по чрезвычайным ситуациям, где вскрываются самые возмутительные вещи.

— Я — плохой мэр, вы — плохие депутаты. Мы ничего не можем сделать, не можем нормально организовать работу добровольцев, — признает вину глава города. — Мы абсолютно не готовы к такой ситуации.

Депутаты тоже в шоке от происходящего и ищут виноватых. — Та структура, которая у нас есть, под названием МЧС, совершенно не готова исполнять те обязанности, которые на нее возлагаются. Она недееспособна, — заявляет в сердцах почетный гражданин города, депутат Александр Елохин. Представители МЧС спорят с депутатами и говорят, что ситуацию запустил городской лесхоз, в котором, как выяснилось, трудятся всего лишь восемь человек и имеется один трактор, который сломался еще два дня назад.

МЧС настоятельно рекомендует работать вручную, используя ранцевые огнетушители. Специалисты уверяют, что с воздуха в городской черте тление не потушить. Большой слой гумуса, пни, корни превратились в настоящий порох, и заливать территорию водой сверху бесполезно и опасно. Нужно переворачивать слои почвы и заливать, засыпать, а при помощи техники ничего не получается. Мэр Климов не верит МЧС. Ему кажется, что попросту не хватает пожарных машин, водовозок, профессиональных пожарных.

— Если нам нужно объявить чрезвычайную ситуацию в городе, чтобы заполучить вертолет, давайте ее объявим, — говорит мэр.

Общим голосованием в городе 29 сентября введен режим ЧС.

Отставка сити-менеджера

В этот же день ситуация в Братске облетает всю страну. Федеральные чиновники заявляют, что пожар в городе можно попросту затоптать, и критикуют местную власть, требуя ликвидировать ЧС уже на следующий день, в пятницу. Тогда же, в одиннадцатом часу вечера пятницы, город наконец посещает губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев с руководителем регионального МЧС Вячеславом Эглитом и руководителем УМВД по Иркутской области Александром Обуховым.

— Ничего не сделано! — возмущенно говорит губернатор. — Устроили на всю страну спектакль. Люди звонят в Москву из Братска, спрашивают, для чего вы тут служите. Вы не можете даже закупить фонари! А ранцы дырявые! Это второй город в Приангарье. Надо соответствовать тому званию и тому потенциалу, который есть в этом легендарном городе со столь славной историей, с такой промышленностью. Недопустимая ситуация, полное бездействие. Снова Братск поставил регион в положение догоняющих, хромающих. Вместо заботы властей люди чувствуют дым у себя в квартирах. Предлагаю сити-менеджеру Туйкову уйти в отставку.

Туйков подал в отставку. Вячеслав Эглит замечает, что в городе с 2002 года не разрабатывался мобилизационный план на случай пожара, а департамент мобилизационной подготовки ГО и ЧС в целях экономии «сокращен до беспредела». Местные власти, в нарушение всех законов, не имеют материального спецрезерва на случай ЧС. Нет ранцевых огнетушителей, фонарей, кирзовых сапог и даже ведер. Не действует система оповещения населения, в лесхозе нет никаких инструкций, документов, не говоря уже о людях. Вообще нигде ничего нет. — Местная власть от нас скрывала реальные масштабы возгораний. Нам они говорят, что горит всего 5 га, а на деле все 280, — говорит Вячеслав Эглит. — И ведь все молчат. И Роспотребнадзор, и лесничие — все скрывают! — У вас тут не одна тысяча студентов учится, людей на предприятиях предостаточно. Почему никого не собрали, не организовали? — продолжает допрос губернатор.

Губернатор привез хорошую погоду

Как по мановению волшебной палочки, в субботу днем дым над городом рассеялся, хотя на сопках виднелся густой туман. В небе начали летать вертолеты, и утром на пресс-конференции руководитель МЧС заявил, что приезд большого руководства дал свои плоды. Из 14 пожаров осталось только два, и к вечеру они должны быть потушены.

В действительности же попросту поменялась роза ветров и дым унесло на соседние районы. Утро же воскресенья стало поистине роковым для горожан. По злой насмешке судьбы, когда губернатор улетел из Братска, на город снова опустился густой дым. Нервы уже не выдерживают ни у кого. У журналистов, которые постоянно дежурят в оперативном штабе, частые головокружения, кого-то рвет, у всех красные глаза...

Город полнится слухами: якобы дети-астматики гибнут, происходит массовый падеж птиц, эвакуируют перинатальный центр и даже планируют эвакуацию детского населения. Горожане опасаются урагана, который может обрушиться на город из-за накапливающегося парникового эффекта, ведь земля в Братске фактически горит, а в воздухе минусовая температура. Слухи официально не подтверждаются. Достоверно только то, что из-за плохой видимости по дороге из города накануне произошла страшная авария с участием 12 автомобилей.

— Дождь ситуацию не спасет, — констатирует Климов на очередной пресс-конференции. — Мы локализовали все пожары, работает более тысячи профессиональных пожарных со всего Сибирского федерального округа, но от дыма это не избавляет. Пока все само собой не истлеет, дым не прекратится, — «обрадовал» мэр.

В понедельник стало известно, что все пожары в Братске локализованы, но теперь беда обрушилась на Братский район, где горит более двух тысяч гектаров леса и сельхозугодий. Шокирующая цифра, если учитывать, что в Братске пожар на площади в 280 га создал невыносимую дымовую завесу. Теперь задымление идет с района, и когда пожары ликвидируют там — совершенно непонятно. В городе работает более 1,5 тысячи пожарных и добровольцев, теперь их срочно перекидывают в район. Что будет дальше?

Спровоцировано отдыхающими

Городские власти, не снимая с себя вины за плохую организацию, заявили, что город выжигают сознательно. В кулуарах говорили о политической подоплеке всего происходящего в преддверии выборов в Госдуму в декабре этого года. Но у полиции, которая в составе 80 человек и нескольких десятков добровольцев рыскает по лесу в поисках поджигателей, сложилось другое мнение.

— В основном очаги возникают по неосторожности. Граждане выезжают в лес на шашлыки. В этом году осень теплая как никогда, и людей не удержать. Выпивают, бросают незатушенные костры. Дети поджигают сухую листву. Мы каждый день по 3—5 детей выводим из лесу, — рассказал начальник управления МВД по Братску Юрий Мирошник. Тем не менее по требованию генерала Обухова в полиции все же завели два уголовных дела по фактам поджогов. В первом случае двое безработных ночью обжигали в лесу украденный кабель, во втором — такие же безработные освещали при помощи костров железнодорожные пути, с которых пытались украсть шпалы. По линии МЧС возбуждено еще 9 дел, а согласно химико-пожарной экспертизе в двух случаях установлено, что при поджогах использовалась солярка.

Пока ищут виноватых, в городе по-прежнему стоит смог. Дети не ходят в школы и детские сады, хотя отменены только обязательные занятия, но все учебные заведения работают и обязаны заниматься с детьми, чтобы те не оставались дома без присмотра. В больницах очереди, количество обращений значительно выросло. Люди ходят в марлевых повязках, которые делают сами по рекомендации врачей — с толстой прослойкой из ваты, поскольку покупные маски практически бесполезны. Сколько будет продолжаться этот катаклизм, не берется предсказывать уже никто.

— А вы можете спрогнозировать, когда люди перестанут поджигать лес?.. — спрашивает генерал Эглит у недовольной прессы, которая требует прогнозов по предотвращению ЧС.

Фото Валерия Павлова, предоставлено газетой «Братский лесохимик»

Загрузка...