Выпустили осетрят, поработали в кузнице

Губернаторский прием в «Тальцах» прошел в непростых погодных условиях

Когда в минувший понедельник в музей «Тальцы» приехали первые гости, к сцене, отстроенной специально для БЭФа перед Илимским острогом, начал стягиваться разноцветный люд. Народные коллективы приготовились встречать дорогих гостей, в числе которых были губернатор Дмитрий Мезенцев, глава Минрегионразвития РФ Виктор Басаргин, полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Виктор Толоконский, вице-спикер Госдумы Светлана Журова, гендиректор госкорпорации «Ростехнологии» Сергей Чемезов и другие.

Красные волны Байкала

К встрече участников БЭФа творческие коллективы подошли более чем ответственно. Еще до приезда основной делегации — а она, надо сказать, подзадержалась изрядно — все вокруг пело, плясало и водило хороводы. В них заманивали гостей, какие на тот момент были. По «Тальцам» дозором ходила министр культуры Иркутской области Вера Кутищева, оглядывая артистов и выравнивая строй. Коллективы старались — даже несмотря на низкую температуру воздуха и порывы холодного ветра. Ребятня, особенно та, которая младше десяти, одетая в сценические костюмы, замерзала и поднывала, но активно шевелилась.

Репертуар в целом был невелик, и песни гоняли по кругу. Наконец, после того как в пятый раз был исполнен весь репертуар, показались автобусы. Гостям снова исполнили «встречательную» программу — с огромным задором и воодушевлением, зная, что теперь уже повторять ее не придется. Маленькие девочки раздали выходившим из автобуса незначительные сувениры — кукол на пальчик и какие-то платочки.

Гости столпились у сцены, где им представили номер местной тематики — об освоении человеком берегов Байкала. Выступление с участием бурятских ансамблей получилось захватывающим и драматическим, с демонстрацией наглядного материала, как то: красные шапки на головах танцоров, изображающие голубые волны Байкала; бурятские стяги, бубны, в которые били танцоры. Вокруг стоящие гости особенно волновались насчет шапок: мол, чего это они красные — волны вроде как другого цвета... Вопрос остался без ответа.

И делегация VII БЭФа отправилась по следам всех предыдущих БЭФов совершать обход музея деревянного зодчества «Тальцы». Актеры театра народной драмы сопровождали экспедицию, зычными голосами собирая растянувшихся к месту очередного культурного всплеска.

Люди на башнях

Архитектурно-исторический музей «Тальцы» с 2000 года встречает гостей БЭФа. Одиннадцать лет назад музей, по сути, только начинался. Дорог практически не было, на берегу находился ужасающий карьер. Тогда быстренько привели все в порядок — к форуму... Теперь «Тальцы», которые за эти годы расцвели, принимают каждый БЭФ. И это весьма неплохо для музея — достаточно сказать, что к БЭФам традиционно открывают новые экспозиции. Так, например, уже обычным делом стала кузница, которую впервые продемонстрировали на форуме в 2008 году. В общем, система приема такого большого количества гостей за шесть предыдущих форумов уже отработана. Хотя ежегодно программа корректируется. Этот год не исключение. Но идея остается все та же: продемонстрировать обычаи и традиции тех народов, которые населяют Сибирь.

Обход начали с казачьей станицы. «Христолюбивое воинство» задорно, с элементами агитации православно-монархического толка исполнило свою программу. Гостей изрядно удивили висевшие на башнях острога молодые люди, перевязанные веревками. Внизу веревки держали напарники. Вероятно, люди-декорации изображали дозорных на башнях. Но к чему? Врагов кругом не было, только гости. Символизм этого момента остался непонятен.

Понаблюдав за исполнением казацких песен-плясок, гости перешли к более практическим мероприятиям. На открытом воздухе ткали, крутили гончарный круг местные мастера. Все это сопровождалось какой-то звуковой околесицей — разные группы поющих, расставленные слишком близко, перебивали друг друга, создавая хаос.

В каждой усадьбе было налажено особое производство: где-то пекли пироги-пряники, в каком-то дворе ковали железо, где-то праздновали свадьбу. Гости охотно приобщались и к кулинарии. Более чем охотно ковали. Ковка особенно привлекла японскую делегацию, в рядах которой, похоже, были сомнения: зачем обязательно ходить за всеми следом, толпой? Но все же ходили. И не зря — удалось помахать молотками в кузнице.

Танцы на ветру

На свадьбе гости кидали пшено в молодоженов, водили свадебный хоровод. На заднем дворе тем временем мерзли маленькие дети из танцевального ансамбля «Артишок», хорошо известного в Иркутске победами на разных танцевальных конкурсах, в том числе и международных. Одеты дети были в сценические костюмы. Куртки сняли перед выходом на сцену. Возле ребятни суетилось несколько родителей, которые подбадривали их криками и внушениями. А дети, которых мариновали в «Тальцах» — кого с обеда, а кого и с самого утра, — уже притомились. Они репетировали по разным площадкам музея. Некоторые так устали и замерзли, что уже норовили всплакнуть.

Мамашки, которые сопровождали своих чад, не смогли внятно ответить на простой вопрос: как они относятся к тому, что их дети суровой сибирской осенью, под речным зябким ветром развлекают искусством взрослых дядек и тетек?

— Все вопросы — к руководителю ансамбля. Но ее сейчас здесь нет, — скупо ответила одна из родительниц и отвернулась.

Родители детей из хореографического ансамбля «Шаги», к которым мы пристали, дабы все же составить полную картину родительского мнения, отворачиваться не стали. Но, задавая вопросы, мы поняли, что тема для них довольно скользкая. Они уверяли, что под костюмами надеты теплые вещи, что артисты работают в разных условиях. И все же одна из молодых мам ответила прямо: «Своих детей добровольно в такие условия мы не поставили бы».

Всего в программе участвовало около двухсот разновозрастных ребятишек. Причем периодически детские пляски на холодном ветру принимали совсем уж фантасмагорический вид: не меньше сотни ребят прыгало практически в летних костюмах под музыку на прибрежной сцене. Родители держали охапки курток, а на сцене вальсировали в бальных нарядах пары.

Меж тем у гостей поотмерзали носы. Многие, не выдержав такой погоды, на берег не пошли, а предпочли остаться возле столов, накрытых для губернаторского приема под открытым небом. Впрочем, тем, кто до берега все же дошел, ребятишки понравились. Представители восточных делегаций даже фотографировались на фоне выносливых сибирских детей. Одна из руководительниц сборного танцевального коллектива, который показывал свое искусство на берегу Ангары, робко произнесла:

— Может быть, это было лишнее?

Абсолютно точно — лишнее. Вот только вопрос: а кто придумал это «лишнее» и взял на себя ответственность за здоровье детей? Почему руководители ансамблей согласились на такое? Кто-то скажет: погода виновата — кто же знал, что такой холод будет. Но коррективы в программу внести, безусловно, было можно, только вот никто не захотел этого делать...

Золото и рыба

Наконец детей отпустили со сцены. А гости вслед за губернатором проследовали к наиболее интересной зоне — золотодобычи. У старателей на ручье, впадающем в Ангару, можно было намыть золото и монетки, посвященные форуму. Прииск надолго задержал всеобщее внимание. Мыли, стараясь что-нибудь достать из холодной воды, и мужчины, и женщины. За артелью золотодобытчиков расставила сети рыбацкая артель. На территории этой экспозиции гостям предложили выпустить в Ангару мальков осетра, которые плавали в баке. В ста метрах от места, где обретал свободу малек осетра, загодя закинули сеть с омулем, чтобы вытащить ее на глазах гостей. Омуль, конечно же, был давно мертв. Живые осетрята, будем надеяться, от демонстрации рыбной ловли не пострадали.

Под конец гостям продемонстрировали основы бурятской культуры: популярного еланцинского шамана Валентина Хагдаева, обряд очищения, белую пищу, красавицу бурятку в национальном костюме, неподвижно сидевшую на коне, национальное жилище с утварью. Кстати, восточного в «Тальцах» прибавилось — монгольская делегация подарила музею традиционную монгольскую юрту. Осмотр нового экспоната, символизирующего дружбу России и Монголии, и закончил культурную программу, выдержать которую смог далеко не каждый гость. По пути к завершающему этапу губернаторского приема, на большой поляне, собрали детей. Там была сформирована куча дров для большого костра — то ли чтобы погреться, то ли снова что-то символизировать. А весь взрослый народ, бывший в «Тальцах» — от министров и губернатора до работников скорой помощи, дежуривших в музее, — последовал греться к накрытым столам. Там, изрядно заветрившись, всех ждали традиционные местные закуски: блины, ежегодные пироги с брусникой, черемухой и рыбой, фаршированный сиг, малосольный омуль...

Загрузка...