Туристы, призраки, тоннели

Местных жителей в Старой Ангасолке не осталось и десятка

Старая Ангосолка — маленький, уютный поселок на самом берегу Байкала. Поселок, в котором в любое время года и в любой день недели количество гостей и туристов превосходит число местных жителей.

По местам сражений

До Старой Ангосолки проще всего добраться на электричке, доехав до станции Темная Падь, а дальше пешком. Прогулка по распадку, по лесной тропе займет не больше часа. Второй вариант — по шпалам Кругобайкальской железной дороги от поселка Култук в сторону порта Байкал. Семь километров прибрежных пейзажей, отвесных скальников, каменных галерей и тоннелей вряд ли кого-то оставят равнодушным. Кстати, места эти интересны не только красотами КБЖД, но и ожесточенными баталиями времен Гражданской войны. Бои и сражения разворачивались здесь не единожды — сначала когда белые настигали красных, потом, наоборот, когда на остатки отступавшей армии Каппеля шли отряды красноармейцев.

Добраться до Старой Ангосолки можно на стареньком тепловозе-мотане или же на комфортабельном электропоезде «Кругобайкальский экспресс».

Столетняя история

Своим появлением Старая Ангосолка обязана возведению Кругобайкальской железной дороги. Согласно сведениям местных жителей, первые строения, в которых, скорее всего, некогда проживало инженерное начальство, были возведены здесь в период начала строительства второго пути. Когда-то, во времена активной эксплуатации КБЖД, большая часть местных жителей трудилась на железной дороге — ремонтниками, путевыми обходчиками... Жизнь шла своим чередом. Кстати, уточняющим словечком «старая» название поселения обзавелось лишь в 60-е, когда недалеко был основан одноименный поселок.

Между тем в конце 50-х все изменилось. Когда в полувековой истории КБЖД начался тупиковый период и движение сошло на нет, жизнь в деревеньке стала медленно, но верно предаваться забвению. И если еще в конце 60-х дворов в Старой Ангосолке насчитывалось не меньше тридцати, то нынче таковых буквально единицы.

На своей земле

Пенсионерка Светлана Ивановна родилась и выросла в Старой Ангосолке. Здесь же вышла замуж, воспитала четверых детей.

— Ой, хороший когда-то был поселок, большой! Это нынче всего ничего — четыре семьи, — сетует Светлана Стародумова. — Старики умерли, молодежь уехала...

Старая Ангосолка относится к территории Прибайкальского национального парка. И хотя земельных участков здесь не отводится, это не мешает желающим скупать таковые у местных жителей.

— Да, мне тоже деньги немалые за дом предлагали, да только нет — муж сказал, что здесь в старости жить будем. На своей земле, у самого Байкала.

«Птичий базар» и призраки в тоннеле

Вместе с тем дорога на Старую Ангосолку была и остается, пожалуй, самым нахоженным маршрутом на КБЖД. Благо и добраться легко, и есть на что посмотреть: арочный мост каменной кладки через устье Ангосолки; однопутная галерея, расположенная здесь же, в двух шагах от поселка; старинная витиеватая надпись XIX века, оставленная на одной из стенок... Даже небольшая прогулка по окрестностям дарит немало впечатлений от легендарной Кругобайкалки...

В сравнительной близости от поселения расположен и знаменитый «Птичий базар» — трехсотметровый отвесный утес, где гнездятся серебристые чайки. Там же есть и тоннель с выходом на скальный массив. И если выйти на уступ крутого обрыва, где с громким гоготом витают крикливые чайки, то картина открывается удивительная. Недаром это единственное на Байкале место, где гнезда серебристой чайки расположены на отвесных скалах, относится к памятникам природы и охраняется государством.

Неподалеку, в 5 километрах от Старой Ангосолки, расположен и печально известный Хабартуйский тоннель, где в середине 40-х столкнулись два состава, в результате чего погибли десятки людей. Эта трагичная история и по сей день находит отражение в многочисленных туристических легендах и всяческих страшилках: о таинственных приведениях, что витают в тоннеле, о призраках погибших, которые нет-нет да и беспокоят мирных путников.

Туристы выручают

В целом же местные жители, коих в общей сложности не наберется и десятка, к приверженцам активного отдыха и экотуризма относятся вполне лояльно. Правда, об иностранных туристах говорят как о людях более сознательных и благонадежных. Дескать, природу, в отличие от соотечественников, берегут и бутылки с консервными банками на берегу не оставляют. Хотя недоразумения порой случаются.

— Отдыхала здесь однажды целая группа немецких туристов. Смотрим как-то, а они загорают абсолютно голые — и мужчины, и женщины, и стар и млад. Срамота, в общем. А тогда еще бабка Зинка была жива, она им и кричит: «Как вам не стыдно?! Хоть бы прикрылись, дикари!» А они в ответ: «Да вы сами дикари-то и есть!» Так вот и поговорили.

Впрочем, приезжие, которые не переводятся здесь ни зимой, ни летом, местное народонаселение выручают. Если на чем и можно заработать в Старой Ангосолке, то только на туристах. Койко-место в частном доме стоит от трехсот до пятисот рублей. Правда, в иные погожие дни запросто можно остаться и без крыши над головой — приезжих много, а домов мало. К услугам туристов есть в поселке небольшая, добротно выстроенная гостиница и один-единственный магазин.

Не зарастает туристическая тропа в Старую Ангасолку и благодаря двум достопримечательностям, которые давно стали визитными карточками этого небольшого поселения. Речь идет о Доме-музее семьи Рерихов и о детско-юношеском альпинистском лагере «Ангосолка».

Дом Рериха и альпинистский лагерь

Центр культурного наследия семьи Рерихов, где проходят выставки известных мастеров и представлены репродукции полотен иностранных художников эпохи Возрождения и произведений Николая Рериха, известен далеко за пределами Иркутской области. Интересно, что, вопреки расхожему заблуждению, в доме, где располагается культурно-выставочный центр, сам Рерих никогда не останавливался, хотя маршрут его знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции действительно пролегал по Кругобайкальской железной дороге. Впрочем, так или иначе, но ежегодно сотни туристов, сотни почитателей знаменитой семьи посещают этот уникальный дом-музей на берегу Байкала.

Вторая достопримечательность Старой Ангосолки — это, конечно, детско-юношеский лагерь, который был открыт здесь в конце 90-х в стенах старой альпинистской базы. Здесь же, на берегах Байкала, нам посчастливилось поговорить и с одним из его основателей — Григорием Скаллером, покорителем гималайских вершин и неизведанных каньонов Аляски, председателем Федерации альпинизма Иркутска, обладателем почетного титула Снежный Барс.

— В годы разрухи нам удалось спасти то немногое, что осталось от альпинистской базы в поселке Старая Ангосолка. Дома, построенные в начале века, народ тогда разбирал на дрова. Кирпичная кладка таяла на глазах. Инициатором создания лагеря и главным разработчиком идеи стала моя супруга Людмила Артеменко, тоже альпинист, геолог по специальности. Сначала мы работали с ребятишками наших друзей-альпинистов, потом с детьми приятелей, приятелей знакомых. Сегодня лагерь ежегодно набирает сотни ребят. Конечно, далеко не все из них становятся потом альпинистами.

— Но ведь это, я так понимаю, и не главное?

— Конечно. У нас ведь нет задачи взрастить профессионального покорителя вершин. Главное, помочь ребятам обрести почву под ногами, поверить в свои силы, в дружбу. Внести вклад в воспитание достойных, крепких духом людей. Наряду с основами альпинизма и туризма постигают навыки искусства выживания в экстремальных условиях. Наши дети знают, как развести костер, как поставить шалаш, как ориентироваться на местности. Учатся рассуждать здраво, не поддаваться панике.

— Наверное, это здорово — видеть, как ребята меняются, как зажигается огонь в глазах.

— Зачастую я радуюсь успехам ребят не меньше, чем они. Например, однажды в нашем лагере отдыхали две девочки-сестренки, лет 10—12. Родители крепко-накрепко внушили им, что ничего у них не получится, — неудачницы и неумехи. Неуверенность, комплекс неполноценности — все это было заметно невооруженным глазом. И вот когда мы повели ребят на обзорную площадку, нам предстояло небольшое, но достаточно сложное для детей восхождение. Одна из сестренок осталась внизу, а другая решилась пойти — где-то сама, где-то за руку. Несколько раз она порывалась вернуться обратно, но я уговаривал, приободрял, и мы продолжали путь, преодолевая страх, неуверенность. В итоге мы достигли цели. И я могу сказать, что это была настоящая победа, это был Эверест. Те 400 метров пути нанесли сокрушимый удар по комплексам, которые внушали девочке. У нее появился стержень, появилась твердость, и я уверен, что у нее все сложится хорошо.

— В середине двухтысячных в поселке Старая Ангосолка была построена часовня. Один видный архитектор даже назвал ее брильянтом, гармонично вписавшимся в золотую пряжку Сибирского железного пути...

— Инициаторами ее возведения стали братство во имя святителя Иннокентия, куда я вхожу, которое возглавляет владыка Иркутский и Ангарский Вадим, а также наша федерация альпинизма, горный клуб «Байкал» и родительский комитет Иркутской области, где я председательствую. Нас поддержали энтузиасты, помогли неравнодушные люди. Ряд региональных предприятий и организаций выступили спонсорами. Часовня была названа в честь Николая-угодника, защитника и покровителя всех странствующих путешественников.

Загрузка...