Так тряхнет или нет?

В Иркутске все чаще говорят о землетрясении: специалисты предостерегают, население волнуется

Информация о вероятности серьезного землетрясения в Байкальском регионе появилась на страницах СМИ чуть больше недели назад. И хотя сроки прозвучали отдаленные — мощные подземные толчки грозят Иркутской области в период до 2015 года, — рядовым населением столь устрашающий прогноз не остался незамеченным. В регионе, где массовая паника может возникнуть и из ничего (подтверждение тому — недавнее лжеземлетрясение), предостережение людей взволновало.

Не прибавила оптимизма и информация о проведении во всех школах региона Недели безопасности, посвященной правилам поведения при землетрясении. Дескать, неужели все так серьезно? Мы же в свою очередь решили связаться напрямую с экспертом. Какова погрешность прогноза? Какие из типов домов безопаснее? И есть ли вероятность, что Иркутская ГЭС не выдержит землетрясения? Об этом и о многом другом мы поговорили с профессором, доктором геолого-минералогических наук, заместителем директора по науке Института земной коры СО РАН Кириллом Леви.

— Информация о вероятном землетрясении несколько встревожила. Что стало причиной ее появления?

— Заявлять во всеуслышание о наших прогнозах мы, если честно, не собирались. Информация носила конфиденциальный характер и предназначалась исключительно для МЧС, — поясняет Кирилл Леви. — Но поскольку информация выплеснулась в журналистские круги, мы, естественно, ее прокомментировали. А иначе слухи лишь преумножались бы. Ну а в целом ничего особенного. В сейсмически опасных районах, где частенько трясет, любая аналогичная информация вызывает и беспокойство, и интерес.

— Неужели землетрясения научились прогнозировать?

— Я бы не назвал это прогнозом. Это, скорее, предугадывание. Просто на протяжении последнего времени мы наблюдаем ряд признаков, которые позволяют нам сделать вывод о том, что вероятность серьезного землетрясения на территории Байкало-Монгольском региона несколько возросла. Замечу, что мы уже достаточно давно работаем в данном направлении и активно сотрудничаем с Управлением МЧС по Иркутской области. Примерно в 70% случаев наши прогнозы себя оправдывают.

— То есть погрешность составляет 30%?

— Условно говоря, да. Хотя опыта пока недостаточно. И сказать, что мы умеем прогнозировать землетрясения, нельзя. Мы не умеем, мы только учимся. В целом же подоплека такова. Согласно многолетним наблюдениям, в Байкало-Монгольском сейсмическом поясе крупные серьезные землетрясения случаются каждые 50—60 лет. Сведения о них сохранились в летописях, в исторических документах. Так, в 1862 году в результате сильных подземных толчков под воду ушла Цаганская степь и образовался залив Провал. Далее — в 1905 году — произошло мощное землетрясение на севере Монголии. Одним из его последствий стало образование трещин на поверхности суммарной длиной около 400 км. Еще через полвека, в середине 50-х, произошло сразу два серьезных землетрясения на территории Байкало-Монгольского региона: в Восточной Сибири и в Гоби-Алтае. И вот сейчас подходит срок следующего всплеска накопившейся энергии. Сказать, когда конкретно это произойдет, нельзя. В качестве предвестника можно рассматривать возрастающее количество сейсмических событий, которое мы и наблюдаем в данный момент. Хотя, с другой стороны, это хороший знак. Чем больше мелких землетрясений, тем больше накопившейся энергии благополучно покинет недра Земли.

— То есть причин для паники нет?

— Для паники причин нет. Есть лишь причины для того, чтобы не терять бдительности. К сожалению, каждый раз, когда случается землетрясение, я вижу одну и ту же картину: народ в панике выбегает из дома и тут же, стоя у подъезда, с воодушевлением делится впечатлениями. А между тем грянь второй, более мощный толчок — и людей завалит обломками здания. Ну что это, если не банальная безграмотность?

— Так стоит все-таки выбегать или нет?

— Если вы живете выше первого этажа и если ваш двор плотно застроен жилыми домами, то, пожалуй, и не стоит. Пользоваться лифтом нельзя — он может застрять или упасть в шахту. А лестничные проемы безопасностью не отличаются, это весьма зыбкие конструкции. Поэтому если подземные толчки застигли вас в квартире, то лучшее, что вы можете сделать, — это занять наиболее безопасное место. К таковым относятся дверные проемы, ванные и туалетные комнаты. Можно залезть под стол, шкаф или кровать, которые в случае падения плит и балок защитят вас, увеличив шансы на спасение.

— А какие дома надежнее — кирпичные или панельные?

— Кирпичные дома нам испытывать не доводилось. Знаю только, что, по сведениям МЧС, руины панельных строений оставляют человеку больше шансов на спасение, в отличие от кирпича, который заполняет собой буквально все пространство. Панельные блоки при падении зачастую образуют полости, которые и оставляют людям шанс уцелеть.

— Хрущевки, сталинки, девятиэтажки... Какие типы жилых домов отличаются, по вашим сведениям, набольшей сейсмостойкостью?

— В конце 90-х мы испытывали фрагмент секции девятиэтажек в Первомайском. Колебания, эквивалентные восьми баллам, здание выдержало. Что касается панельных хрущевок — наподобие тех, что в Академгородке, — то с ними тоже все в порядке. Возведенные с расчетом на 25 лет, они и еще 25 простоят. Хотя по итогам запуска нашей вибромашины отдельные элементы зданий, как выяснилось, все же требуют замены. А вот со сталинками сложнее. Боюсь, что надежностью они не отличаются. Все, что возводилось в городе до 50-х, строилось без учета сейсмобезопасности.

В целом же с уверенностью говорить об устойчивости тех или иных зданий сегодня, к сожалению, не представляется возможным. Во-первых, с конца 80-х сейсмическое микрорайонирование в Иркутске не проводилось. И в каком стоянии пребывает грунт, какова степень обводнения на тех или иных участках земли, абсолютно неизвестно. А между тем это напрямую влияет на показатель сейсмической устойчивости зданий. Прибавьте к этому и тот факт, что вновь возведенные здания на устойчивость у нас в принципе никто не проверяет. Словом, пока, к сожалению, ни власть, ни частный бизнес должного внимания вопросам сейсмобезопасности, увы, не уделяют. Из крупных предприятий региона исключения составляют лишь Ангарский электролизный завод и Иркутская ГЭС, где контроль за ситуацией поставлен на высоком уровне.

— А между тем вероятное крушение Иркутской ГЭС — это один из страшных мифов Иркутска. Мол, если плотина толчков не выдержит, то цунами смоет город.

— Нет, плотина, вне всякого сомнения, выстоит. Не зря она возведена с расчетом на один балл выше. А что касается мифа, то своим возникновением он обязан расчетам, проведенным в 60-х годах прошлого века. Тогда, в период гонки вооружений, страна опасалась вероятных ядерных атак. Вот специалисты и высчитали, что будет в случае, если на Иркутскую ГЭС сбросят ядерную бомбу.

— И что же будет?

— Всю нижнюю центральную часть города смоет цунами высотой 28 метров. А поскольку на левобережную часть города приходится возвышенность, то она благополучно уцелеет. Но сегодня опасаться на сей счет не стоит. Нам и без того есть чего опасаться.

Метки:
baikalpress_id:  15 251