Долгая дорога к дюнам

«Уезжать в дождь — хорошая примета», — бодро сказал в 8.10 утра водитель автобуса до байкальского острова Ольхон, на который мы купили билеты. Если учесть, что ночью была дикая гроза, ливень и ощутимое землетрясение, путь до белых дюн и могучих сосен обещал быть просто сказочно быстрым и комфортным, если верить приметам. Потом он сказал: «Поехали!» и махнул рукой (с).

Автобус был выбран по причине его относительной дешевизны (по сравнению с частными маршрутками) и относительной комфортности (места побольше). Да и друзья ехали на нем же. Еще мы не добрались до первого бурхана, как автобус стал как-то нудно завывать железным ливером и екать селезенкой. Сосед мой сказал оптимистично: «Это из-за заплаток на дороге». В Баяндае, если судить по его логике, от трассы остались одни дыры, т. к. автобус заглох. Следующая часть путешествия напоминала поездку на легендарной «Антилопе Гну» из «Золотого теленка» Ильфа и Петрова. Автобус глох постоянно, в него вливали тонны воды. Народ ругался, молился, считал километры. Последнее давалось легко: через каждые 3 км ровно транспорт тормозился. Ей-богу, на нем комфортно было бы ехать человеку с заболеваниями мочевого пузыря...

Когда автобус съехал с парома на остров, народ приободрился — осталось около 40 километров, в случае чего можно за 2—3 дня и пешком пройти. В задних рядах началось активное снятие стресса с помощью алкоголя. И камень в людей не кинул бы даже представитель общества «Православные трезвенники». Соседи сбоку стали целоваться, моя дочь устроила сольный концерт по мотивам русских и зарубежных мультфильмов, ей горячо аплодировали. Но это был еще не конец: перед самой высокой горкой водитель на голубом глазу попросил народ выйти из автобуса и немного размяться, пройдя пешочком. Народ с ликованием «хоть толкать не надо» пошел на выход. Я отказалась выйти с маленьким ребенком, и пока автобус карабкался в горку, спросила водителя, почему он поехал на неисправном транспорте. «Да исправный он, просто механик что-то в моторе перетянул. А так — хоть куда, — сказал водитель. — И вообще, я ни при чем, это хозяин взял в аренду автобус до сентября, теперь, хочешь не хочешь, приходится каждый день мотаться на нем на остров и обратно. А иначе как? Убыток будет».

Когда автобус триумфально въехал в столицу Ольхона — городское поселение Хужир, было 17 часов 45 минут. «Чего бухтишь, Светка? — сказал мне друг Вовка, который расслаблялся коньяком и вообще по жизни оптимист. — И десяти часов не ехали!»

Тему «Это вы такие невезучие» я откинула быстро. Подруга моя, главный редактор влиятельного еженедельника, рассказала, что недавно примерно так же и столько же ехала до Хужира. В обратный путь автобус, на которые десятки людей купили билеты, совсем не поехал. Как-то сломался, совершенно внезапно. Люди пересели на транспорт другой компании, а потом на Иркутском автовокзале несколько часов пытались сдать неиспользованные билеты. Наталье пришлось через свои журналистские связи добывать номер сотового телефона начальника автоколонны. Причем тот на угрозу написать всю правду в газету отреагировал спокойно, рассказывала подруга, мол, пишите что хотите. Не знаю, написала ли она сама, я уже пишу. На самом Ольхоне я встретила молодую пару, которая, отправившись на автобусе в 8.10 утра, приехала в Хужир в 8.10 вечера. Развалюха на колесах сломалась аккурат под вывеской «Иркутск» на выезде из города. Народ сидел несколько часов, малыми порциями пересаживаясь на изредка подгоняемые маршрутки.

Автоколонна 1880 — гнилое предприятие, находящееся в собственности Иркутской области. Помню официальные пресс-релизы о его возрождении, которые распространялись весь последний год. Нам сообщали, что предприятие много лет было в убытке и упадке, а потом власти за него взялись, назначили новых менеджеров, ремонт начали делать в здании и вообще — порядок наводить. И даже по итогам 2010 года какую-то прибыль удалось извлечь. Искренне уважаемый лично мной министр ЖКХ Петр Воронин даже рассказывал о терминалах по всему городу, через которые можно будет покупать билеты, и о прочих грядущих чудесах сервиса. Честное слово, Петр Александрович, перетопчемся мы без электронных билетов. Главное — безопасно и в срок доставить пассажиров. А с этим большая напряженка. Своего транспорта у автоколонны немного, поэтому заключаются договоры с частниками, особенно на популярные маршруты — Листвянка, Ольхон. Как я поняла из разговоров с водителями, частники платят автоколонне какие-то проценты. А автоколонна, получив свое, откровенно умывает руки. Кто следит за техническим состоянием машин? Кто будет отвечать, если что-то случится?

Метки:
baikalpress_id:  42 886