Что случилось в поселке Маркова?

Пожилую пенсионерку обвинили в порабощении пятерых таджиков

«Хозяйка фермы держала гастарбайтеров в плену», «Под Иркутском спецназ освободил из рабства пятерых пленников»... В конце прошлой недели новость о заточении иностранных рабочих на ферме в поселке Маркова и об их счастливом освобождении облетела все информационные ленты страны. В телевизионных репортажах таджики выражали благодарность полицейским, а предполагаемая виновница, бабушка лет семидесяти, стоя в окружении силовиков, лишь растерянно разводила руками: мол, и как же я пятерых мужиков в плену могу удержать? Словом, с экрана телевизора ситуация выглядела несколько абсурдно. Заинтересовавшись обстоятельствами дела, корреспондент «СМ Номер один» отправился на место событий.

Бойкая прабабушка

У въезда на территорию фермы нас встретила сама хозяйка. Доброжелательная, на вид вполне миролюбивая.

— Ну, пойдемте в дом. Посидим, поговорим. Дом — это небольшая строжка, три на три метра. Когда-то, восемь лет назад, пенсионерка Павлина Шестакова продала квартиру, чтобы основать здесь, на территории бывшего совхоза «Кайский», что в поселке Маркова, свое хозяйство. С тех пор вместе с мужем и младшей дочерью они так и живут на ферме. Работают от зари до зари, благо подворье большое — кони, овцы, свиньи, куры, стадо коров и небольшая пасека.

— Вот у меня Зойка, вот Фроська, Кнопка, Зайка, — поименно представляет нам Павлина Павловна своих коров.

Каждую из буренок бойкая пенсионерка знает, как говорится, в лицо. В свои 60 с лишним она успевает все.

— Хорошо, семья помогает. Шестеро детей, внуки, — добавляет хозяйка. — Недавно у одного из внуков ребенок родился. Так что я уже прабабушка. Зайдя в дом, мы начинаем разговор о главном. Перебирая на столе листки бумаги, сплошь исписанные неровным, торопливым подчерком, Павлина Павловна, поясняет:

— Да это черновики мои — письмо губернатору Дмитрию Мезенцеву... А вообще, я как вспомню, так мне дурно становится: спецназ с оружием, группа захвата. Хорошо, не на танках приехали... И ведь по всем телеканалам показали: и по местным, и по федеральным, — с тоской вздыхает хозяйка. — Фарс, спектакль, сенсация на голом месте. Напомним, что сообщалось в официальных пресс-релизах силовиков: «...рабочих насильно удерживают на ферме в поселке Маркова... В хлеву для скота находилось пятеро гастарбайтеров... Хозяйка фермы отобрала у них паспорта, а когда пришло время получать зарплату, заявила, что недосчиталась четырех голов крупного рогатого скота, в связи с чем им необходимо бесплатно отработать их стоимость. Мужчин она кормила только хлебом и водой, причем спали они прямо на полу в помещении с животными...»

Саму же «госпожу» больше всего «порадовал» телерепортаж, в котором говорилось о том, что, держав узников на хлебе и воде, хозяйка фермы в назидание им кормила буренок человеческой едой.

«На родную милицию и не подумала»

У самой пенсионерки иная версия произошедшего. По ее словам, некоторое время назад ей позвонил по телефону один из таджиков.

— Говорит: «Матушка, вам работники не нужны?» В итоге пришли они ко мне на ферму. Ну, я и думаю: пусть поработают. У нас и забор покосился, и коров пасти некому. Взяла, в общем. Договорились так: я предоставляю им жилье, обеспечиваю питание и плачу по 10 тысяч рублей в месяц. И все бы ничего, но однажды после очередного выпаса коров хозяйка недосчиталась четырех буренок. На вопрос о том, куда подевался скот, таджики внятного ответа не дали. В итоге после недолгих переговоров стороны пришли к следующему соглашению: мужчины по-прежнему трудятся на ферме, но с зарплаты каждого из работников хозяйка высчитывает по 5 тысяч рублей в счет стоимости пропавших коров. На том и порешили. С того дня минуло больше недели. Все это время таджики благополучно работали на ферме и питались, по словам Павлины Павловны, очень даже неплохо. Когда с десяток спецназовцев в касках, бронежилетах лихо принялись перелезать через ограждение, Павлина Павловна как раз стояла неподалеку. Остается удивляться, как при виде группы захвата бабушку не хватил удар.

— Я сначала посчитала, что это бандюганы. На родную милицию и не подумала. А потом вопросы, обвинения. Я им говорю: «Я гражданка России. Вы почему меня не защищаете? Почему, даже не разобравшись, тут же нападаете?» А они: «Вы националистка!» Так вот и поговорили. Паспорта иностранных рабочих у Павлины Павловны действительно изъяли. Правда, сама хозяйка фермы объясняет сей факт тем, что она взяла документы для того, чтобы попытаться узаконить пребывание таджиков в России.

Камера узников

Предложение Павлины Павловны проследовать в «камеру узников», мы приняли с энтузиазмом. Таковой оказалось помещение, расположенное в здании фермы. В бытность совхоза здесь был красный уголок. Сама же пенсионерка ежегодно ставит сюда улья на зиму.

В целом шикарными условия, конечно, не назвать, скорее терпимыми. Две небольшие комнаты: в одной стоит шкафчик с крупами, макаронами и прочим провиантом, в другой что-то вроде нар, сколоченных из досок. На них теплые одеяла, постельное белье. Пепельница, полная окурков, чашки, с чем-то недопитым. По всему видно, что спали таджики не на полу и питались не только хлебом и водой.

— Я человек крещеный, верующий. И вот вам крест, что в этой комнате я ничего с момента всей этой катавасии не трогала. Пачку чая только в дом унесла.

Так или иначе, а хлипкие окошки без решеток, обыкновенная деревянная дверь с отсутствием каких-либо замков или щеколд как минимум заставляют сомневаться в том, что здесь в принципе можно кого-то удерживать.

Что это было?

На ферме мы разговорились и с одной из доярок — Светланой, жительницей п. Маркова. Павлину Павловну, которую в поселке именуют тетей Олей (Ольга — это имя, данное ей при крещении), Светлана знает давно.

— Честный, порядочный человек. Да вы у любого спросите. Никогда такого не было, чтобы тетя Оля кого-то обманула, кому-то не заплатила. Добрый, отзывчивый человек. А что касается самих таджиков, то они абсолютно свободно передвигались и по ферме, и за ее пределами. Уж и не знаю, чего им не жилось.

Казалось бы, все просто: не желая выплачивать деньги за коров, которых недосчиталась хозяйка, иностранные рабочие призвали на помощь правоохранительные органы. Однако сама Павлина Павловна считает, что гастарбайтеры появились на ферме не случайно. По ее мнению, это провокация, диверсия, попытка скомпрометировать ее в глазах общественности.

— Все дело в том, что на эту землю давно есть претенденты, охотники за сотками, которые, скупая землю, перепродают ее заинтересованным лицам. Поползновения и провокации были и ранее, — делится собственной версией происходящего Павлина Павловна. — А здесь, когда вот-вот должен решиться вопрос о передаче муниципальной земли в мою собственность, дельцы и решили, видимо, пойти в наступление. Потому и коровы пропали, потому и таджики в посольство звонили...

Так или иначе, но Павлина Павловна настроена решительно. — Я намерена защищать свое доброе имя, свою честь, свое достоинство. Меня поддерживают друзья, меня поддерживают односельчане. И если нужно, я дойду до международных судов, — обещает Павлина Павловна. — Я уже отправила письмо на имя губернатора, на днях встречаюсь с министром сельского хозяйства. Я так просто это дело не оставлю.

Метки:
baikalpress_id:  24 188
Загрузка...