Врачи сказали: «Молитесь»

История о том, как государство издевается над инвалидом

Тулунчанка Татьяна Дорошенко встречает нас приветливой улыбкой. Эта 22-летняя девушка — великая оптимистка. И это несмотря на то, что практически вся ее жизнь проходит у телевизора. Чем старше становится Таня, тем труднее ей передвигаться. Сначала перестали слушаться ноги, потом отказала рука. Сейчас даже сидеть Тане удается с великим трудом. Практически 24 часа в сутки девушка проводит в лежачем положении. Таня укрывается теплым одеяльцем, ноги ей греет кот Пушок. У нее гидроцефалия. Вместе с мамой девушка живет в съемном холодном доме. В 2009 году ей полагалась квартира. Таня 20 лет простояла в очереди и, когда была на втором месте, получила от государства оплеуху: ей подняли пенсию на 200 рублей. «У вас доход стал выше прожиточного минимума, — сказали Таниной маме в соцзащите. — Вы выбываете из очереди». Так, будучи в одном шаге от долгожданного жилья, мать с дочерью-инвалидом снова вынуждена мыкаться по съемным квартирам.

Выживает один из тысячи

Лариса Шаврова, мама Тани, родом из Братского района. У нее есть сын 32 лет и две дочери-двойняшки. Полина родилась без всяких патологий, а вот с Таней в три месяца начало твориться что-то неладное. Врачи поставили ей диагноз «гидроцефалия», эту болезнь еще называют водянкой головного мозга.

Будучи беременной, Лариса получила травму — муж-изверг пнул беременную женщину в живот. Удар пришелся на Танину головку. От отца девочкам досталась только фамилия. Ни морального, ни материального участия в воспитании дочерей он не принимал. Едва родились дочери, он ушел из семьи.

— Тогда врачи предложили провести операцию Татьяне, — рассказывает Лариса. — Через родничок сделать прокол и вывести жидкость. Но меня также предупредили, что после таких операций из тысячи выживает только один. Разве я могла пойти на такой риск? В Иркутске мы в больнице раза четыре лежали. Врачи хотели отправить ее на операцию — заходили в палату и спрашивали, какая у Тани температура. Я отвечала, что 37,4. Врала. Когда обман вскрылся, из больницы нас выгнали.

Когда девочкам было 5 лет, Лариса перебралась в Тулун. Ей нужно было постоянно находиться при дочери. Одному Богу известно, как матери удавалось сводить концы с концами. Всю жизнь Лариса прожила в съемном жилье. Иногда это были аварийные, мало пригодные для жизни квартиры. Возможность немного подработать у женщины появилась, когда подросла Полина и смогла ухаживать за сестрой.

Поначалу Таня росла как обычный ребенок, но рост головы начал опережать рост тела. Маленькая Таня ходила, держась за мебель, но постепенно ножки ослабели и девочка могла только сидеть. В школу Таня никогда не ходила, но читать и писать она умеет.

— Когда сестре исполнилось восемь лет, мы хотели нанять ей репетитора, — рассказывает Полина, — но я сама начала ее обучать. И, представляете, Таня все отлично запоминала — выучила буквы, решала задачки. Полина даже научила сестренку вязать. Несмотря на недуг, у Тани феноменальная память, в школе она могла бы быть круглой отличницей. — Она прекрасно знает, когда и во сколько начнется любое кино, любая передача. Нам даже программку не надо покупать, — улыбается Лариса.

Регресс

Сейчас Таня не вяжет, да и удержать книгу ей непросто. Когда девочке было 9 лет, знакомая матери, которую она попросила посидеть с дочкой, уронила ребенка на пол. С тех пор левая рука у Тани не работает. — Врачи сказали, что это парализация, — говорит Полина. — Но мы думаем, что это не так, — рука же не обездвижена.

Взрослея, Тане все труднее становилось не только ходить, но и сидеть. После семи лет ее тело перестало развиваться, но голова продолжала расти. Со временем хрупкая шейка перестала выдерживать большую тяжесть и Танина жизнь перешла в лежачий режим. Врачи оказались бессильны как-то улучшить состояние девушки. Все, что они сказали ее матери, — «молитесь».

От долго лежания у Тани иногда начинает болеть спина. Мать каждый день делает ей массаж и смазывает спину согревающей мазью. Тане сразу же становится легче.

Танина жизнь проходит в основном у телевизора. Девушка рассказывает, что очень любит многосерийные фильмы про любовь. Иногда родные выносят Таню на улицу. Девушка даже попросила сестру купить ей купальник. Но солнце ей противопоказано — у Тани тончайшая прозрачная кожа. И уже после 20 минут под прямыми солнечными лучами на ее теле появляются волдыри от ожогов.

Связь сестер

У Полины уже своя семья, маленький сынишка. Но она все равно каждый день старается забежать к сестре. Как это бывает у двойняшек, между сестрами особая связь. Они чувствуют друг друга на тонком уровне. В прошлом эта связь помогла избежать страшной беды.

— Я тогда жила у старшего брата, а Танюшка с мамой в бараке, — рассказывает Полина. — И вот как-то раз я почувствовала себя совсем плохо. Не могла понять, что со мной происходит, почему мне так страшно, почему я задыхаюсь. И тут пришло осознание, что надо срочно бежать к Тане, благо я недалеко от них жила. Прибегаю, а дом уже горит. Проводка замкнула как раз в комнате, где лежала Таня. Шторы уже горели, стол... Мама куда-то ушла, в доме никого не было. Я выломала дверь — хорошо, дом старый был — и Таню вынесла, она уже дыму успела наглотаться.

Ищите заброшенный дом

Танин день начинается с чашки кофе — чай она не любит. Самый ее любимый деликатес — это миндаль в шоколаде. Покупать часто лакомство, конечно, не получается. Танина пенсия — 11 тысяч рублей. Почти половина этих денег уходит на съемное жилье. Сейчас ее мать снимает дом — относительно недорогой, но довольно холодный даже летом, поскольку сделан из бетона. Зимой здесь будет горячая вода, но надо ремонтировать батареи. Основная проблема заключается в том, что Татьяну негде купать. Раз в неделю девушку возят на такси к сестре, а в ее нынешнем положении такая поездка — это целое дело.

Недавно семье Шавровых-Дорошенко в соцзащите выделили инвалидное кресло. Пока его только-только собрали и сажать Таню в него не пробовали. Хотя уже сейчас можно прогнозировать, что коляской девушка не сможет пользоваться часто — в сидячем положении ей трудно удерживать голову. Главная мечта матери и дочери — это небольшая, но все-таки благоустроенная квартирка, в которой Таня не будет мерзнуть, где в любой момент она сможет принять теплую ванну. Снимать такую квартиру им не позволяют средства.

В 2009 году произошла абсурдная история с повышением пенсии и потерей шанса получить жилье, о которой мы рассказывали выше. Лариса и ее дочь потеряли даже место в очереди, в которой простояли почти 20 лет...

От редакции

Мы информировали министерство социального развития, опеки и попечительства Иркутской области о ситуации, в которой оказалась Татьяна Дорошенко. Сотрудники министерства пообещали рассмотреть варианты помощи девушке-инвалиду. Редакция будет следить за развитием ситуации.

Метки:
baikalpress_id:  24 187