Экипаж Ан-24: «Это было второе рождение»

Капитан, приводнивший судно, переживает, что не удалось спасти всех пассажиров

Левый двигатель самолета Ан-24, принадлежавшего иркутской авиакомпании «Ангара» и совершавшего рейс по маршруту Томск — Сургут, загорелся, когда судно находилось на высоте 6000 метров. По оценке специалистов, в критической ситуации экипаж принял единственно верное решение приводниться на реку Обь. Горящий самолет, на борту которого находилось 37 человек (4 члена экипажа и 33 пассажира), совершил посадку на акваторию реки и развалился на две части. Семеро пассажиров погибло. Эвакуацию помогли произвести свидетели происшествия — рыбаки, речники. Экипаж судна тоже спасал пассажиров. Сейчас 20 человек, среди которых бортпроводница самолета, находятся в больнице. Спасшиеся пассажиры, как и специалисты от авиации, называют действия экипажа самолета настоящим героизмом. Нам удалось связаться с женой Андрея Глызина, командира воздушного судна.

«Мы разбились»

Вначале мы позвонили самому Андрею Михайловичу. У него очень усталый голос. Всю ночь после аварийной посадки летчик не спал. Комиссия, приехавшая из Москвы, по несколько часов допрашивает членов экипажа. Бортпроводница Виктория Новак находится в больнице, она получила переохлаждение и тяжелый стресс. Когда загорелся двигатель и было принято решение о вынужденной посадке, ей одной пришлось успокаивать паниковавших пассажиров. Сейчас 28-летняя девушка чувствует себя хорошо и отчаянно хочет выписаться, чтобы быть поближе к своему экипажу.

— Пока работает комиссия, нам запретили общаться с прессой, — объясняет Андрей Глызин. — Потерпите немного, когда будут результаты проверки, я обязательно все расскажу.

Супруга капитана Елена старается не беспокоить мужа частыми звонкам, понимая, что от пережитого потрясения, бессонной ночи и долгой работы с комиссией он смертельно устал.

— В понедельник мне позвонили из «Ангары», — рассказывает Елена. — Мужчина сообщил: «Ваш муж совершил вынужденную посадку. Не переживайте, с ним все в порядке. Сегодня по новостям будут говорить много, так вы не верьте». Я не переживала, я сама столько раз летала с Андреем и в нем уверена. По традиции, сложившейся за многие годы, мы созваниваемся перед вылетом и после посадки. А тут он, наверное, первый раз за все время не позвонил. Я не стала его тревожить. Думала, ему пока не до того. А потом позвонил сын и сообщил о жертвах. Я, конечно же, сразу набрала номер Андрея. Связь была с помехами, я разобрала только: «Мы разбились. Не переживай, мы живы-здоровы». После этого телефон отключился. Как и супруг, Елена не спала всю ночь.

«Это мой шанс»

После рассказа Елены о фактах биографии Андрея Глызина невольно возникают фатальные мысли о том, что сама судьба вела этого человека к спасению людских жизней. Выпускник высшего военного авиационного училища города Балашова пять лет отработал инструктором полетов. — Взлеты и посадки — это то, чему учил Андрей курсантов, и то, что сам знал до автоматизма, — рассказывает Елена.

После работы инструктором Андрей Глызин начал трудиться в Иркутской военной авиационной части. Летал на самолетах Ту-144, возил генералов. В 39 лет летчик ушел на пенсию. Молодой мужчина, привыкший к небу, долго, но безуспешно искал свое призвание на земле.

— Кем он только не работал! — вспоминает супруга. — Нанимался водителем, охранником, даже рубил лес на Алдане под строительство газопровода. Потом его пригласили на испытание экранолета — это такой самолет, который летает над водой и надо льдом на небольшой высоте. Испытатель Алексеев тогда говорил Андрею: «Я только тебе его могу доверить».

После того как Андрей Глызин почувствовал даже небольшую высоту, его снова неудержимо потянуло в небу. И тут ему поступило предложение от авиакомпании «Ангара». «Понимаешь, — говорил летчик жене, — это мой второй шанс. У меня ощущение, что я заскочил в последний вагон». Андрей Глызин прошел медкомиссию и начал работать в гражданской авиации. Конечно, за длинную и яркую биографию летчика случались нестандартные ситуации, но подобных томской не было ни разу.

— Когда Андрей летал на Ту-144, однажды на самом взлете загорелся двигатель. Самолет еще не успел набрать скорость. Техник выскочил из самолета, спустился на землю без стремянки и затушил двигатель огнетушителем. А как-то раз через какое-то время после посадки у колеса самолета надломилась стойка, и он накренился. Но все эти ЧП происходили на земле, а не на высоте в несколько километров.

Андрей Глызин часто рассказывал супруге, что в гражданской авиации все несколько иначе, нежели в военной. Строже. Но военный опыт и большая мобильность часто выручали Андрея Михайловича в нестандартных ситуациях. В итоге профессионализм и смелость иркутского летчика помогли ему спасти несколько десятков жизней.

Когда загорелся двигатель, экипаж использовал бортовые средства пожаротушения, но пожар не прекратился. Летчики приняли решение об экстренном снижении и посадке вне аэродрома. На их счастье, внизу показалась лента реки. Что пережили во время пожара члены экипажа и пассажиры, сложно представить, но после посадки спасшиеся люди признали: это было второе рождение.

Но есть то, что не дает отважному командиру судна покоя. Это семеро погибших. Сейчас, когда идут разбирательства, мы не можем разглашать все обстоятельства трагедии и вынужденной посадки. Но экипаж очень сожалеет, что самолет приземлился на мелководье. Ан-24 развалился на две части, и именно по этой причине погибли люди.

Загрузка...