Валерий Шевченко снял фильм об Иркутске

Известный мим работал с командой земляков

Создатель иркутского театра пантомимы, мим Валерий Шевченко, уехал из Иркутска 10 лет назад. Не стало в городе «Мимолета» — фестиваля театров пантомимы, на который съезжались коллективы со всей России, приезжали и гости из-за рубежа. Нет больше и ДК «Юниссиб», в котором и обитал ставший теперь легендарным театр пантомимы под руководством Валерия Шевченко. Театралы со вздохом тоски вспоминают спектакли «Женщина с витрины, или Банальная история о любви», «Старосветские помещики», «Притчи во...». У Шевченко остались ученики — при театре работала студия, но никто не смог поднять дело мастера до таких же высот. Нет больше в нашем городе театра пантомимы. Да и сам Валерий Шевченко нечастый гость в Иркутске, его жизнь давно и плотно связана с Москвой. Но этим летом он приехал снимать фильм об Иркутске. Точнее, одну из новелл, которая войдет в сборник короткометражных фильмов «Иркутск, я люблю тебя». Фильм должен увидеть свет накануне большого юбилея нашего города.

Ностальгия — это для молодых

С Валерием Шевченко мы встретились в обычной иркутской пиццерии. Оранжевый тон стен, оранжевая рубашка на миме задавали настроение — легкое и непринужденное.

— Вас еще можно называть просто Валера?

— Нужно! Отчество мне не идет. Хотя при российском нашем менталитете без него нельзя — тебя сразу за полчеловека начинают считать. Но по мне так лучше — жить одной половиной, но хорошей.

— Вы уехали из Иркутска в 2001 году. С каким чувством вы сегодня приезжаете в родной город: с ностальгией, тоской или без оных?

— Да нормально приезжаю. Ностальгия бывает в 30—35 лет. Потом куда-то исчезает, притупляется, если хотите — заваливается другими заботами. Некогда ностальгировать, нужно делом заниматься.

— А тянет вас в Иркутск?

— Ну я же живой человек! Тянет, конечно. Тем более что тут моя мама похоронена, друзья. В любом случае этот город остается малой родиной. Вы съездите куда-нибудь на пару месяцев и поймете, как сильно домой тянет.

— Сейчас вы смотрите на Иркутск уже сторонними глазами — все-таки 10 лет разлуки. И что же вы видите? Меняется наш город? В какую сторону?

— Не хочу никого обижать, но... Я прилетаю в аэропорт, потом еду по центральным улицам Иркутска и смотрю на город глазами человека, который приехал сюда словно в первый раз. И по большому счету мои оценки и мои впечатления не в пользу Иркутска. Это надо констатировать, не надо бояться об этом говорить. По чистоте, уюту внешнему, архитектуре город проигрывает тому же Красноярску, Омску, Новосибирску. Почему это происходит, я не знаю. Есть попытки что-то сделать, но эти изменения миллиметровые, шаги просто мизерные. Вот посмотрите: у меня уже седые волосы, залысина скоро такая будет, что сам Горбачев позавидует. Жизнь-то проходит, а ты все ждешь, когда город изменится. Для меня в этот приезд было тяжело ехать по городу. Иркутск считается, точнее считался, театральным, культурным городом. Но сегодня мы можем гордиться только нашим прошлым. А что же с настоящим? Чем сегодня гордится наша молодежь?

«Живу и радуюсь»

— Свой десятилетний период жизни в Москве вы можете поделить на какие-то вехи, этапы?

— Для меня вехи — это явление из далекого социализма, а я просто живу и радуюсь жизни. Вехи — это дело летописцев, историков, аналитиков. Я не анализирую, а просто работаю. Я точно знаю, чего хочу, это в глубине моей души лежит, и изменять себе я не собираюсь. Я вольнохожденец по жизни, свободный художник. Где моя семья, там мой дом. Плохо это или хорошо? Не знаю. Не так давно в Институте русского театра мне предложили набрать мастерскую по пантомиме. Это серьезный и ответственный для меня шаг — не каждый год предлагают набрать мастерскую. Может, со временем и получится открыть кафедру пантомимы. Как сложится, так и сложится.

— Вы много ездите по стране, ставите спектакли?

— Не очень много, но езжу. Я никогда не напрашивался, но если люди звонят и говорят: «Вы нам интересны, хотелось бы с вами поработать», я с удовольствием соглашаюсь. У нас замечательный союз был с Братском несколько лет, там я смог реализовать свои задумки. Последняя работа случилась в театре «Табакерка» с Сашей Моховым, он тоже выпускник Иркутского театрального училища, много сейчас ставит и снимает. Мы с ним много сотрудничаем, дружим, я помогал ему ставить пластику в потрясающей истории Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». Мне приятно, что с Сашей союз продолжается несколько лет — и в кино, и в театре.

— Иркутяне до сих пор вспоминают ваш удивительный спектакль «Женщина с витрины, или Банальная история о любви», где вы выступили как режиссер и сыграли главную роль. Сейчас как мим вы больше не выступаете? Позиционируете себя больше как режиссер?

— Искусство пантомимы было и остается элитным, штучным. В 50—60 годах министр культуры Екатерина Фурцева предложила одному человеку официально открыть в СССР театр пантомимы, но он не воспользовался этим шансом. Поэтому пантомима осталась лишь в качестве хобби для всех, поэтому до сих пор она находится в андеграунде. И есть ли смысл сегодня выводить ее на официальные подмостки, я не знаю. Мимы очень быстро стареют, меняют свой жанр, уходят из профессии. А что им остается делать? Ходить по корпоративам с забеленным гримом лицом и дарить шарики? Не тот уже возраст. Да и искусство это намного глубже. Настоящее искусство пантомимы — древнее, глубокое, философское и романтическое одновременно. Этим надо глубоко заниматься, любить по-настоящему, тогда все получится. Поэтому я все максимально делаю для того, чтобы самому себе постоянно доказывать, что пантомима есть и будет. И ею нужно продолжать заниматься. Сейчас я уже могу себе позволить отказываться от неинтересных ролей в сериалах. У меня появилась интересная работа, которая мне очень нравится: я работаю с детьми в детском музыкальном театре «Домисолька». Они много выступают по телевидению, со звездами. Я у них преподаю пантомиму и как режиссер работаю. Мне этого для души предостаточно. Если еще появится мастерская, то с головой туда уйду.

Плюс к этому мы уже целый год проводим интернет-фестиваль «Белая маска», посвященный великому французскому миму Марселю Марсо. В реальном времени у меня нет возможности проводить фестиваль «Мимолет», потому-то я перенес это все в интернет-сообщество. Чем это хорошо и удобно — не надо никуда ездить, тратить большие денег. Все, кто считает нужным, выставляют там свои работы. Мы их потом обсуждаем, проводятся мастер-классы для начинающих мимов. И что ценно — там есть архив. И, судя по рейтингу, он очень востребован. В архиве можно найти видеосъемку первого карнавального шествия по Иркутску в 1997 году. Шевченко там идет с мегафоном, в цилиндре, с воздушными шариками. Там же при желании можно посмотреть театральные работы — мои, театров из Улан-Удэ, Красноярска, новые постановки. Интернет открыл границы, снял проблему расстояний и коммуникаций. Молодые артисты много ценного для себя берут. Начинают понимать, что такое тело, как им управлять, что хороший актер без этих знаний немыслим. Осенью будет торжественное закрытие. Пока мы решаем где — либо в посольстве Франции, либо в Государственном Кремлевском дворце. Фестиваль смотрят в 50 странах, и ежемесячно на сайте более 30 тысяч. Это высокий рейтинг для портала, связанного с искусством. Так что я от профессии не ухожу, максимально ею занимаюсь, я при работе, при деле. Сам себе придумываю проблемы и сам их решаю.

— А в Москве вы себя комфортно чувствуете?

— Москва — непростой город, сложный, большой, купеческий. Как у любого человека, у меня есть круг друзей, среди которых много иркутян. Есть семья, и мне этого предостаточно. К тому же я учился в ГИТИСе, много со своим театром поездил по Европе, поэтому у меня такого болезненного переезда не было, чтобы я страдал и страдал. Есть семья, любимое дело — что еще надо для счастья?

Фильм, фильм, фильм...

— Несколько дней назад вы закончили съемки короткометражной картины. Что это за проект?

— Фильм я приехал снимать по приглашению мэра. К юбилею Иркутска готовится DVD-диск с картиной «Иркутск, я люблю тебя». Мы идем по следам великолепной картины «Париж, я люблю тебя». Помните эту замечательную историю из короткометражек? Мне позвонили и предложили. А как можно отказаться от такого предложения? Поэтому я здесь. В картине планируется более 10 историй. Снимают Юра Дорохин, Слава Столяров, Иван Мамилов. Пытались выйти на Вырупаева, но он в Польше сейчас съемками занят. Историю для съемок я выбирал сам, сценарий написала студентка ВГИКа Дарья Курушкина, я его доработал. Мне очень понравилась затея, она меня тронула. Фактически это история про меня и мою маму — одинокую женщину, живущую со своим сыном. Снимали мы в Смоленщине. Пять дней готовились, пять дней снимали. Сейчас идет монтаж картины.

— Где вы нашли такого очаровательного мальчика на главную роль?

— Это Володя Выходцев. Он живет в селе Мишелевка Усольского района, занимается в драмкружке, уже сыграл маленького принца и чайку по имени Джонатан. Мы проводили кастинг, собирали друзей-актеров, а мальчика этого нашли уже в последний день. На редкость удивительный мальчишка — быстро и тонко схватывает то, что ему предлагает режиссер. У него большой внутренний диапазон, он прекрасно справился с ролью. Все, что я хотел, он сделал замечательно. Оператором выступил Слава Столяров, роль мамы сыграла актриса Иркутского драмтеатра Анастасия Пушилина.

— Как работалось на родной земле?

— Да замечательно! Все профессионально, точно, педантично выполняли наши указания, просьбы. Все было хорошо. Даже возникло желание снять еще что-то с этой командой. Важно, что люди готовы работать и получают при этом огромное удовольствие. Мы много смеялись, шутили. Атмосфера была удивительная. А по-другому нельзя, иначе нужно сниматься в сериалах и мыльных операх. Важно делать то, что тебе нравится. Тогда энергия другая возникает, более сильная. Диск с фильмом должен выйти ближе к осени. Будет и официальный сайт картины, где можно будет посмотреть ее и оставить свой комментарий.

Справка «СМ Номер один»

Валерий Шевченко родился в Иркутске. Окончил Иркутское театральное училище, второе образование получил в ГИТИСе. Создатель Иркутского театра-студии пантомимы, коллектив часто гастролировал по России и за рубежом. Организатор шикарного фестиваля театров пантомимы «Мимолет». Сейчас живет в Москве, снимается в кино, преподает, ставит спектакли в разных городах России. Женат. Имеет трех дочерей — Евгению, Софию и Алису. Есть две внучки-близняшки — Ева и Николь.

Загрузка...