Что находят в 130-м квартале?

Клады — не такая уж и редкость в наши дни

Недавно в узких городских кругах прошел слух: в 130-м квартале Иркутска найден большущий клад, просто миллионные сокровища, равных которым еще не было в наших краях! Слух рос и множился, добежал до СМИ. Конечно, никакого такого клада в результате не оказалось. Точнее, так: начиная с весны в разрушенных деревянных домах 130-го квартала нашли около пяти небольших кладов той или иной степени ценности, но ни один из них нельзя было назвать находкой века. А в целом строительство 130-го квартала, как ни странно, подтвердило одну старую истину: почти все люди мечтают разбогатеть, когда-нибудь найти клад, который обеспечит их на всю оставшуюся жизнь.

Самая богатая на клады страна

Клады на земле сибирской есть, пусть в небольшом количестве и не особо шикарные. Это явление подтверждают и люди с металлодетекторами, то есть кладоискатели, и иркутские антиквары.

— Все эти вещи найдены с помощью металлодетектора на территории Иркутской области и Бурятии, — кладоискатель Рудольф Кавчик показывает богатую экспозицию находок разных лет. — Вот это — подводный клад. Мы нашли его в прошлом году в Ангаре. Мелкие монеты были спрятаны в обычном снеговике, которые обычно ставят под елку. Самым ценным нашим экспонатом мы считаем станок фальшивомонетчика, который делал 20 серебряных копеек из медных кругляшков, найденный в Аларском районе также в прошлом году. Часть нашей экспозиции сейчас находится в Москве на выставке. Через полгода мы переедем в новое здание, и любой желающий сможет прийти и посмотреть на клады своими глазами.

Нельзя не отметить, что понятие «клад» в современном мире существенно трансформировалось. Это не горшочки и бочонки с золотом, как до сих пор думают некоторые обыватели. Сегодня клад — это монеты, украшения или какие-либо предметы быта. А вот как объясняют понятие «клад» профессионалы.

— Клад — это то, что намеренно было спрятано в земле или в другом скрытом месте и представляло материальный или иной интерес для зарывшего его, — поясняет Александр Снарский, историк и антиквар. — Умные люди обычно прятали золото, глупые — бумаги. Все мы, пережившие 90-е годы, знаем, что бумажные дензнаки ничего не стоят в период лихолетья, а истинную цену имеет только золото. У кого хватило соображения, тот во время Гражданской войны перевел свои капиталы именно в звонкую монету. Поэтому больше всего шансов в качестве клада найти именно монеты или бумажные дензнаки. Их, кстати, приносят нам довольно часто, но обычно в плохом состоянии — ветхие, подгнившие, отсыревшие.

Как утверждает Александр Снарский, Россия сегодня является самой богатой на клады страной в мире. Эту тенденцию заложили постоянные революции, смуты, потряхивавшие нашу страну. Сказались и кровь, и опыт кочевых народов, которые прятали деньги у очагов в юртах. Наиболее богаты на клады, конечно, те районы, что были центром средневекового русского мира, древнейшие города, насчитывающие тысячелетнюю историю.

— В Сибири с кладами, конечно, негусто. Клад — это признак цивилизации. У нас цивилизация сравнительно поздно появилась. Самобытные коренные народы жили родоплеменными отношениями, не имели денег, существовали за счет натурального обмена. Второй фактор — в Москве и Санкт-Петербурге революция носила острый характер. Почти всем было понятно, что происходит: «бежит матрос, бежит солдат, стреляет на ходу». В Сибири власти не так стремительно менялись, не было крайнего антагонизма, поэтому и клады не зарывали в таком количестве, как в европейской части страны.

Лопата и металлоискатель

В России сегодня около 300 тысяч человек ищут клады. В Иркутске зарегистрирован и работает клуб кладоискателей и золотодобытчиков, сейчас в нем состоит около 1000 человек, иркутян — человек 100. Кто же все эти люди? И что они ищут в этом занятии? Нет, не возможность внезапно разбогатеть. Скорее, это авантюризм, игра, отдых, большое увлекательное хобби.

— Кто-то ходит на рыбалку, кто-то — с ружьем на охоту, а кто-то ищет клады, — говорит кладоискатель Рудольф Кавчик. — Как люди развлекаются, скажем, в Тункинской долине? Пьют в Аршане водку — больше там делать нечего. Попили водички, попили водочки, вернулись домой. Мы же с металлоискателем проезжаем всю Тункунскую долину, параллельно изучаем историю, залазим в такие места, о которых люди просто ничего не знают. Не так давно в Тункинской долине мы нашли местечко под названием Маргасан. Это старая, заброшенная деревня, и таких домов с земляной крышей, на которой растут деревья, не увидишь даже в музее деревянного зодчества. Чтобы стать кладоискателем, нужно совсем немного: лопата, металлоискатель и — желательно — машина. Металлоискатели не являются дефицитом, хотя удовольствие это не из дешевых. Можно, конечно, купить и китайскую модель за 2—5 тысяч рублей, но они практически не работают, это детские игрушки. Здесь важно знать: покупая дешевое оборудование, ты можешь пропустить свой клад, который найдет твой товарищ с лучшей техникой... Нормальный металлоискатель стоит 500 долларов, уже за 30 тысяч рублей можно купить вполне замечательный прибор. Примкнув к этому увлекательному делу, нужно соблюдать кодекс чести кладоискателя. Основных правил всего два: не раскапывать археологические памятники и зарывать за собой ямки (нельзя разрушать культурный слой земли).

Лет на сто хватит

Всем тем, кто загорелся идеей взять в руки металлоискатель и лопату, Рудольф Кавчик советует одно: чем быстрее будут начаты поиски, тем больше шансов на успех.

— Монеты — это не грибы, и заново они не вырастут. Если десять лет назад я был один, то сегодня кладоискателей все больше, а находок все меньше. Но на наш век, лет на сто, еще хватит. Техника постоянно совершенствуется. Сегодня можно заново пройти по исхоженным тропам и найти что-то упущенное раньше. Другое перспективное направление — это пляжи. Шансов найти что-то исторически ценное здесь мало, скорее это материальный интерес. Прошлым летом на обычном московском пляже я нашел 200 граммов золотых украшений.

— 130-й квартал — это, безусловно, очень интересный объект, — продолжает Рудольф Кавчик. — Начиная с весны там найдено штук пять кладов, не считая единичных находок. Много оружия находят — сабли, кортики... Это все интересно и стоит больших денег. Особенно если у оружия есть какая-то история — надпись, например. То есть за ним стоит человек. t В магазин «Антиквар» этой весной приносили саблю, найденную в 130-м квартале. Вроде бы она была найдена вместе с кубышкой золотых денег. — Бульдозер прошелся по ножнам и рукояти, они были сломаны, но клинок был хороший, приятный руке. Самовар недавно замечательный принесли, его нашли на помойке. Другую всячину несут — бутылочки аптекарские, ручки дверные. Это ведь был район, где жили мещане, мелкие торговцы, служащие. Перед революцией зарплату многим выплачивали золотыми монетами. Можно было и копить, и припрятывать. Так что шансы, что в 130-м квартале еще что-то будет найдено любопытное, есть, — уверен Сергей Снарский, директор иркутского магазина «Антиквар». — Нам недавно принесли клад — бумажные деньги в отличном состоянии. Мы выкупили этот клад.

Конечно, мечта любого кладоискателя — найти настоящий большой клад, например золото Колчака. Здесь мнения специалистов расходятся. Рудольф Кавчик убежден, что это реально. Историк Александр Снарский — что нет:

— С Колчаком давно разобрались. Нет там пропавшего золота. Была коллизия с господином Смирновым, который сдал довольно большой объем золота на хранение японцам, соответствующее документальное свидетельство хранится в Госархиве. Так что до сих пор японцы нам это золото должны с процентами. Но не хватает хороших международников, которые будут этим заниматься. С другой стороны, нашли же мы в себе глупость отдать долги Парижскому клубу кредиторов. Золото Колчака до сих пор будоражит умы, и, если послушать людей, оно есть в каждой деревне. Мой друг-археолог почти в каждой своей поездке сталкивается с этим любопытным явлением. Они копают свои шурфы, отрабатывают палеолит, и непременно подойдет мужичок, который спросит: «Золото Колчака ищете? Не там роете. Я-то знаю, где рыть, но вам не скажу».

— Это та же притча во языцех, что и золотая статуя Будды, что была у Чингисхана, — подхватывает антиквар Сергей Снарский. — Были даже предположения, что она хранится в подвале нашего магазина. Еще нас уверяли, что письменный прибор, который стоит у меня на рабочем столе, — это масонский прибор. Любят люди такие слухи, переносят их из уст в уста.

По мнению Александра Снарского, клады, в том числе и клад Колчака, — это отличная наживка для развития туризма в нашем регионе. В Карибском море есть небольшой остров, где, согласно преданию, зарыт большой пиратский клад. Туристы приезжают сюда не только в надежде отдохнуть и полежать на великолепных пляжах, но и попытаться найти этот клад. Чем черт не шутит... Подобное направление можно попытаться развивать и в Иркутской области.

Комментарий

Анна Панова, психолог:

— Вера в чудо присуща почти всем людям, особенно тем, кто сохранил в себе умение мечтать, какие-то детские черты личности. Поэтому люди так охотно верят в клады, жадно выслушивают эти рассказы и передают их друг другу. Все мы родом из детства, а дети свято верят и в Бабу-ягу, и в Деда Мороза, и в Кощея Бессмертного. Вырастая, мы осознаем, что этих сказочных персонажей не бывает. Это так. Но совсем-то уж от чудес люди не могут отказаться. Да и нервы себе хочется пощекотать. Потому ходят к народным целителям, магам, верят в клады. Тем более что клады время от времени действительно находят. Так что ничего в этом стыдного или отрицательного нет. Главное — не потерять полностью связь с реальностью в погоне за сокровищами.

Метки:
baikalpress_id:  15 026