Тельма: возрождение феникса

Тельминский завод скоро выпустит первую партию продукции

О качестве тельминского спирта местные жители до сих пор говорят с гордостью. История подтверждает: есть чем гордиться. Завод, насчитывающий почти 150 лет существования, производил спирт для ОАО «Кедр», чья продукция не раз побеждала на международных выставках. Водка импортировалась даже в США благодаря сотрудничеству с компанией Pepsi Cola. Но перестроечные годы оказались губительными для Тельминского спиртзавода. Простояв без дела последние годы, предприятие вновь возрождается. Компания «Байкалфарм» приобрела его в собственность и провела масштабную реконструкцию. Недавно завод получил лицензию. И уже скоро будет выпущена первая партия продукции.

Работа в Тельме

Васильевский частный винокуренный завод в селе Тельма открылся в январе 1864 года. Спирт в нем стали производить в 1925 году, когда Иргубинспирт признал завод выгодным для эксплуатации по географическо-экономическому положению, объему выработки и небольшой стоимости ремонта. Хлеб в Тельму для приготовления спирта поступал из Тулунского района и от местных сельхозпроизводителей. Кроме того, на заводе использовались картофель и зерно. В производстве применялось современное оборудование. Так, из трех контрольных аппаратов два были конструкции братьев Сименс.

Спиртзавод дал сильный импульс для развития сельского хозяйства. В 1922 году при заводе организовали животноводческую ферму, в которой насчитывалось 700 голов крупного рогатого скота. Основным кормом для него являлась барда — отход производства этилового спирта, содержащий клетчатку, углеводы, белок и микроэлементы. За счет этих отходов местные жители выжили в годы Великой Отечественной войны, когда везде царил страшный голод.

Активно развиваясь, завод нуждался в молодых специалистах. В 1978 году по распределению из Удмуртии приехала Галина Попова, окончившая техникум пищевой промышленности.

— Я вышла на вокзале Усолья-Сибирского, у жителей спросила: «Как добраться до Тэльмы?» А меня тут же поправили, что правильно говорить «Тельма», — вспоминает Галина Попова. — Почему-то многие в европейской части России говорят в названии поселка «э», в Бурятии, кстати, тоже. На автобусе я доехала до Тельмы и, выйдя на второй остановке поселка, увидела спиртзавод. С двумя чемоданами подошла к входу, там меня встретили. Сразу пошутили: «Нам с чемоданами не нужны». Первые три ночи я провела на спиртзаводе, потом меня заселили в заводской дом.

А потом появились семья, дети, отдельное жилье. Почти 25 лет женщина проработала на заводе технологом. Работы в 1980 годы было много. Тогда в состав объединения спиртовой и ликероводочной промышленности «Иркутскспиртагропром» входило 5 заводов — ликероводочный иркутский, спиртовые тельминский и троицкий, водочный тулунский, по розливу вин — иркутский. В 1987 году Иркутскспиртагропром был переименован в «Кедр». О качестве в то время не приходилось задумываться, важным было лишь количество. Продукция распространялась по всей Иркутской области и Забайкалью. Производство спирта не должно было останавливаться и шло круглосуточно. Сотрудники работали практически без выходных. Многие не могли позволить себе обеденный перерыв — перекусывали на ходу.

Подъем и банкротство

— В Тельме тогда открылся фирменный магазин, в нем постоянно было много покупателей, — говорит Галина Попова. — Летом я ездила в гости к родным в Удмуртию, привозила им водку компании «Кедр», произведенную на тельминском спирте. Хорошая была водка.

Коренной житель Константин Панов рассказывает, что спирт был мягкий на вкус, легко пился, бутылка емкостью 0,5 литра стоила всего 5 рублей 80 копеек. Конечно, ни один праздник в Тельме и Усолье не обходился без тельминской продукции. Также местные жители помнят, как за заборами у всех стояли бочки, в которые две заводские машины заливали барду. Работникам завода барда доставалась бесплатно. Удои молока за счет корма увеличивались на 20%.

На спиртзаводе работало 200 человек, в основном усольчане и тельминцы. В месяц выпускалось 90 000 декалитров высококачественного спирта. В то время ОАО «Кедр» экспортировало 70% российской алкогольной продукции. Но когда Горбачев издал закон о борьбе с алкоголем, производство пришлось снизить вдвое. Однако люди продолжали работать и получать зарплату. В 2000 годы из центральной части России стала поступать более дешевая водка — из-за низкой стоимости зерна в тех регионах. ОАО «Кедр» не смогло выдержать конкуренцию... — В годы перестройки, когда многие заводы встали, я говорила родственникам, что уж наш-то завод никогда не закроется, поскольку продукция всегда будет иметь спрос. А вышло совсем не так, — сетует Галина Попова.

Выпуск спирта уменьшался, работников могли на месяц отправить в отпуск без содержания. Последняя партия была произведена в 2004 году. Большинство сотрудников подписали заявление на увольнение по собственному желанию. Но, видимо, начальство еще на что-то надеялось, потому что в течение двух лет некоторые специалисты работали сторожами на спиртзаводе, чтобы оборудование не растащили на металлолом. Окончательно разогнали коллектив в августе 2006 года. «Кедр» обанкротился, цеха законсервировали.

Новое рождение

Бывшим сотрудникам завода пришлось искать новые места работы. Михаил Рудаков, отдавший спиртзаводу 25 лет, получил должность в Управлении Роспотребнадзора. Когда в 2008 году в Иркутске состоялся аукцион по продаже ОАО «Тельминский спиртовой завод» и новым собственником стала компания «Байкалфарм», покорившая рынки в Улан-Удэ, Чите, Иркутске, Михаила Рудакова пригласили на родное предприятие в качестве руководителя.

— Два года назад здесь все заросло бурьяном, за оборудованием никто в годы простоя не ухаживал, у меня сердце кровью обливалось при виде такой запущенности, — говорит Михаил Рудаков.

Байкалфарм инвестировал более 120 млн рублей в спиртзавод, и закипела работа по его реконструкции. Она была тщательно спланирована топ-менеджерами Байкалфарма во главе с генеральным директором компании Михаилом Матхановым. Командировки в Тельму у представителей высшего управленческого звена компании стали постоянными и привычными. За год был построен цех по розливу водки, приобретена одна из самых современных итальянских линий розлива, восстановлено спиртохранилище, заменены коммуникации, положен асфальт. Работать приходилось по 12 часов в сутки.

Задачи и планы

— Мы были готовы запустить завод еще в ноябре прошлого года, но на получение лицензии ушло пять месяцев, — сообщил Михаил Рудаков. — Кстати, мы являемся первым предприятием в России, которое открылось вновь и получило лицензию Росалкогольрегулирования. Сейчас лицензию крайне трудно даже удержать, не говоря уже о ее получении.

Руководитель уверен: надо скорее запускаться, тогда предприятие начнет себя окупать. Пока же его кабинет обставлен советской мебелью, окна имеют разбитые рамы. Административные помещения постепенно обновятся. Главное на данный момент — решить проблему с кадрами. Пока на заводе работают 40 человек, многие из прежнего состава. Например, чтобы быть поближе к заводу, Галина Попова в 2009 году мыла полы в конторе. И не зря: когда решили открыть лабораторию, именно ее пригласили в качестве инженера-лаборанта. Пока завод нуждается в 100 работниках. Но с развитием штат увеличится в разы. А Усольский район получит еще одного работодателя, стабильного налогоплательщика. Для запуска производства здесь все готово, приобретено и смонтировано необходимое оборудование. Будет построен еще один склад для хранения продукции. Кроме того, запустят вторую линию розлива водки. Кстати, потребителям представят несколько марок водки, отличающихся ингредиентами — разными пропорциями меда, добавками ягод и прочих натуральных продуктов. Байкалфарм славится в России высоким качеством продукции, и в Тельме будут выпускаться как давно раскрученные бренды, так и новые. На торговые марки в ближайшее время будут получены акцизы. Ведутся разработки оригинального дизайна бутылок и этикеток. По словам Михаила Рудакова, со временем на заводе запустят и производство слабоалкогольных напитков. Директор рассказывал о планах на будущее с хорошим азартом и настроением.

...Уезжая из Тельмы, я подумала: пожалуй, мы стали свидетелями уникальнейшего процесса и его результата. На наших глазах Тельминский завод возрождается как птица феникс из пепла. Пепла разрухи, хаоса, небытия. Поднимает завод мощная созидающая сила Байкалфарма, который уже не одно предприятие вернул к полноценной жизни. Не сомневаюсь, что у Тельминского завода впереди новые достижения, новые рубежи: будет создаваться новая достойная история. И главное, люди увидели: в хорошее можно и нужно верить!

Метки:
baikalpress_id:  24 159