Жильцов выселяют, дом сносят?

Сколько еще денег потребуется, чтобы сохранить новостройку?

На прошлой неделе Свердловский районный суд принял решение: снести незаконно построенный многоквартирный дом по адресу Бородина, 45. Многострадальные жильцы этого дома уже год живут без воды, отопления и канализации, которые отключили у них с подачи прокуратуры. Они терпят бытовые лишения и ведут борьбу с государством за свои квартиры.

Куда исчезли документы?

Застройщик этого участка земли и продавец квартир — печально и широко известный в Иркутске г-н Кузнецов, директор строительной фирмы «РоссДСМ», давно уже бросивший своих бывших клиентов на произвол судьбы. И хотя именно ему адресуют свои претензии прокуратура, суд и чиновники, страдают рядовые граждане, вложившие деньги в эту злосчастную новостройку. Дом по адресу Бородина, 45, не единственный объект РоссДСМ, по которому вынесено такое суровое судебное решение. Но единственный, где люди в буквальном смысле сидят в осаде, держат оборону. Ведь если дом снесут, никто не предоставит им другого жилья — ни государство, ни господин Кузнецов.

Татьяна и Алексей Стрижковы — молодая семья. У них есть четырехлетний ребенок. В 2009 году Стрижковы улучшили свои жилищные условия: мама Татьяны продала двухкомнатную квартиру, взяла в банке потребительский кредит и купила две квартиры в доме по адресу Бородина, 45. В одной квартире она поселилась сама, другую, двухкомнатную, отдала детям.

— Мы заключали договор долевого строительства. Видели документы на этот дом, с синими печатями, у нас есть копии. Но сейчас оказалось, что документов на дом не существует. И чиновники укоряют нас тем, что мы покупали кота в мешке: мол, сами виноваты. Ладно, мы не юристы, ничего в этом не понимаем. Но ведь квартиры в этом доме покупали и те, кто в этом разбирается, люди с юристами приходили заключать договоры. Выходит, документы были поддельные? Так это же уголовная статья, — говорит Татьяна, которая входит в инициативную группу по спасению дома от сноса.

Жильцы недоумевают, почему всю ответственность чиновники и правоохранительные органы перекладывают на них — ведь репутация застройщика была хорошо известна, но он продолжал строить. Еще в 2008 году арбитражный суд Иркутской области вынес решение по иску Службы государственного жилищного контроля и строительного надзора к «РоссДСМ» — на срок до 1 января 2010 года фирме запретили заниматься деятельностью, связанной с привлечением денежных средств участников долевого строительства. Но никто не проконтролировал исполнение судебного решения. А теперь страдают люди. К тому, кто продал им эти квартиры, говорят жильцы, не принято никаких серьезных мер.

— Наш адвокат признается, что дело очень непростое. На наш дом вообще никакой документации нет. Судья сказала, что документы вывезены из города. Мама Татьяны в феврале умерла. Теперь у молодой семьи две квартиры в доме № 45. Это единственное жилье, на которое они могут рассчитывать. Если дом не снесут.

Дом достраивают сами

Мы пришли на встречу c Татьяной и Алексеем в их квартиру. В дом, где они вместе с остальными жильцами держат оборону, протестуя против сноса строения и терпя многочисленные бытовые неудобства. Ситуация напоминает театр абсурда. Застройщик, можно сказать, обманул их, продав юридически несуществующие квартиры в юридически несуществующем доме. Правоохранительные органы, вместо того чтобы заставить застройщика исправить ситуацию, лишили жильцов тепла, воды и канализации. А суд постановил просто вышвырнуть их на улицу. И в доме № 45 никто уже не задает вопроса, где справедливость. Тут пытаются противостоять дурной государственной машине и г-ну Кузнецову, которого почему-то никто ни за что к ответственности привлечь не хочет. Причем играть иркутянам приходится по правилам государства. А для рядового гражданина это весьма непросто и более чем накладно.

— Нам сказали: «Подавайте на него в суд, требуйте обратно деньги». Но мы не рассчитываем, что получим от него что-то. С нами Кузнецов не общается, на суд не приходит. На заседаниях бывает его сестра, на которую оформлен земельный участок.

Татьяна рассказывает нам о доме, в который жильцы вложили так много сил, нервов и денег; говорит, что теперь пойдут до конца. Он недоделан — лоджии не готовы, не облагорожен цоколь. Но в окнах шторы, а значит, люди живут. Живут не все — иногородние, купившие квартиру в областном центре, остались пока в своих городах, беременные женщины и семьи с детьми ютятся у родственников. Те, кто может себе позволить такую роскошь, снимают квартиру, ожидая окончательного решения. Но все же дом заполнен более чем наполовину. Фирма успела продать все квартиры, за исключением трех в мансарде.

— Вас лично устраивает готовность дома? Есть претензии к застройщику?

— Нас качество строительства устраивает. В домах тепло. Зимой мы грелись обогревателями — в одной комнате «трамвайка», в другой воздуходув. При этом было жарко и приходилось проветривать. Жильцы из дома напротив, это уже микрорайон Ершовский, завидовали, что у нас форточки открыты. Они сами в своих домах мерзли так, что некоторые даже съехали. Мы сами многое тут сделали — крыльцо построили, дворик сделали, лавочки, песочницы.

— За свои деньги?

— За свои. От застройщика уже ничего не ждем. Мы и дальше все сами доделывали бы, если бы нас не трогали. Мы, кстати, и долг Кузнецова за свет платим — 130 тысяч за три месяца у него набежало. А что делать? Боимся, что еще и свет отключат.

Государственные органы имеют к застройщику массу претензий. По их мнению, дом опасен для проживания и нарушения неустранимы. Но жильцы не верят в эти нарушения, потому что экспертиза, говорят они, была визуальной.

— Пришли, посмотрели, на основании этого составили акт. По сути, не было никакой экспертизы.

Для того чтобы представить суду достоверные и глубокие экспертные исследования, жильцы дома решили заказать экспертизу самостоятельно — за свои деньги. Это фантастическая сумма, особенно если учесть, что жильцы фактически и дом достраивают за свой счет, и судебные процессы ведут. Миллион рублей нужно собрать с жильцов для того, чтобы оплатить экспертизу! Сдают — по количеству квадратных метров. Стрижковым придется вносить деньги за две квартиры. А ведь люди, купившие квартиры в этом доме эконом-класса, в массе своей небогаты. Им приходится влезать в кредиты, чтобы собрать деньги на экспертизу.

Люди просят включить им хотя бы воду

Тяжелое положение, в котором оказались все соседи, заставило людей объединиться. И всем миром они пережили эту зиму. Хотя нелегко пришлось. Особенно пожилым. Инвалиду второй группы, пенсионеру Виктору Васильевичу помогают дочь и соседи, сам бы он не выжил в тех условиях, в какие поставили его государственные органы, обрезав воду, тепло и канализацию.

Виктор Васильевич переехал на Бородина, 45, из барака в районе остановки «Мухиной». Хотел на старости лет пожить как человек, в горячей ванне понежиться — и вот понежился. Воду ему носят соседи.
В подъезде мы встретили мужчину с дочкой. Мужчина несет канистры с водой от ближайшей колонки. Говорит, приходится раз по десять так ходить. Жители этого дома, наверное, сильнее всех ждали лета. Ведь зимой им также приходилось таскать воду, ходить с обледеневшими ведрами туда-сюда.

— Вы напишите как следует! Это же аморально — людей без воды оставить. Пусть им стыдно будет. Может быть, хоть холодную воду включат, — просит инвалид Виктор Васильевич. И добавляет: — Хоть в санузле вода будет.

Как мы уже сказали, отрезали у обитателей дома не только воду и тепло, но и канализацию. Как жить без канализации в благоустроенном доме — совершенно непонятно. Оказалось, все просто. Когда-то здесь стоял деревянный дом, при нем была выгребная яма. Этой-то выгребной ямой, только модернизированной, расширенной, и пользуются жители многоквартирного дома. Ежемесячно они вызывают ассенизаторов, которые откачивают из ямы под домом нечистоты.

— А зимой?

— А зимой, — говорит Татьяна, — под домом стоят тепловые пушки, которые не дают перемерзнуть канализации.
Переживут ли они так вторую зиму? В первую от проблем с сердцем, возникших на нервной почве, умерло двое.

Мириться с решением суда жители не намерены. Тем более что городские власти отказались предоставить им какое-либо жилье взамен того, которое определено под снос. Жильцы пишут жалобы и ожидают продолжения судебного процесса. Есть, конечно, надежда, что дом не снесут. Это удовольствие дорогое, и, может быть, сестра Кузнецова, на которую и возложена эта почетная обязанность, не найдет таких средств.

Метки:
Загрузка...