Чай, кости, женщина

В конце 80-х Иркутск занял первое место в стране по числу участков радиоактивного загрязнения

В советское время толчком к проведению масштабных исследований на предмет радиационной обстановки явилась авария на Чернобыльской АЭС. Тогда, в конце 80-х, в рамках секретной государственной программы территория Союза была условно разделена на несколько секторов. Северо-западом России занимались специалисты Невской экспедиции, Украиной — Кировской, Уралом — Зеленогорской... Территория Республики Бурятия, Иркутской и Читинской областей досталась специалистам Сосновгеологии. Результаты заставили задуматься: наряду с последствиями чернобыльской катастрофы, отголоски которой четко прослеживались в разных уголках Союза, на территории страны была выявлена масса источников радиоактивного загрязнения, с аварией никоим образом не связанных. В итоге на фоне полученных результатов в СССР заработала программа, нацеленная на дополнительное исследование радиоактивной обстановки в городах, крупных промышленных центрах и зонах массового отдыха. В ходе ее реализации геологи-уранщики Сосновгеологии обследовали 18 городов области и в одном только Иркутске выявили свыше 150 источников загрязнения. В списке наиболее любопытных находок числился изрядно фонивший грузинский чай, обнаруженный на складах Иркутской чаеразвесочной фабрики, радиоактивные кости, найденные на территории мясокомбината в Железногорске-Илимском, и даже радиоактивная женщина, которую специалисты Сосновгеологии «засекли» на одном из предприятий Иркутска.

Лечение йодом

Дело было в начале 90-х. В ходе планового обследования одного из предприятий Иркутска датчик стал издавать тревожные сигналы, тогда как ничего, что могло бы сойти за источник загрязнения поблизости, казалось, не было. Пребывая в некотором замешательстве, специалисты принялись за доскональное обследование территории, которое, в конце концов, и вывело к объекту радиоактивного излучения, коим оказалась одна из рядовых сотрудниц предприятия. Глядя на показатели, даже видавшие виды геологи-уранщики были изумлены: дама фонила сверх всякой нормы.

— Уже потом, в ходе разбирательств, выяснилось, что причиной высокого фона стал радиоактивный йод, который был введен в организм женщины в ходе медицинской процедуры и который благополучно распадается буквально через считанные дни, — поясняет ведущий инженер геоэкоцентра Байкальского филиала Сосновгеологии, член-корреспондент Международной академии наук экологии и безопасности Леонид Малевич. — В случае ряда заболеваний применение радиоактивного йода считается оправданным. Единственно «но»: конечно, медики обязаны были известить об этом и самого пациента.

На фоне известий о собственной радиоактивности дама, следуя советам знакомых, несколько дней самозабвенно вымывала радиацию из организма спиртосодержащими напитками.

Кирпич с цезием-137

Впрочем, историю с радиоактивной женщиной впору отнести к случаям курьезным, тогда как отдельные обнаружения таили в себе угрозу действительно нешуточную. Так, знаменательной находкой, которая явилась в свое время предметом доскональных разбирательств, стал серый силикатный кирпич, произведенный строительной организацией Братскгэсстрой. Иные здания и сооружения, возведенные с его применением, фонили сверх всякой нормы. Счет шел на тысячи мкР/час! По мере нахождения аналогичных строений специалисты установили предположительный год выпуска потенциально опасного стройматериала и даже выделили отдельный тип загрязнений, получивший наименование «братский».

— По всей видимости, в советское время на предприятии произошла авария, в результате которой был разгерметизирован источник с цезием-137, и часть радиоактивных веществ угодила в сырье для производства кирпича, который впоследствии был вовлечен в хозяйственную деятельность, — поясняет Леонид Малевич. — Здания и сооружения, возведенные с его применением, были обнаружены в Братске, Железногорске-Илимском, Новой Игирме, Вихоревке и Усть-Илимске. Интересно, что представители администрации Усть-Илимска в ответ на официальный запрос о наличии зданий, построенных с применением сырья, произведенного Братскгэсстроем в указанные годы, твердо заверили — мол, у них подобных сооружений нет. Однако автомобильные и пешеходные гамма-съемки показали обратное. В частности, в поселке Железнодорожном специалисты обнаружили несколько строений с весьма и весьма высоким фоном. В числе таковых оказались и здание администрации поселка, и здание местного УВД с СИЗО.

Примечательно, что в том же Братске имела место быть и еще одна радиационная авария. На сей раз на заводе древесноволокнистых плит Братского лесопромышленного комплекса. Как выяснилось позже, ЧП, в результате которого был загрязнен весь ЛПК, явилось результатом непомерного любопытства двух друзей-приятелей — сотрудников завода ДВП, которые, будучи на рабочем месте, распилили блестящую ампулу с цезием-137. После над дезактивацией ЛПК специалисты трудились долго. Кстати, судьба еще одной ампулы, которой недосчитались на Братском ЛПК, так и осталась неизвестной.

Злополучные ампулы

Ампулы с цезием-137, как основополагающие элементы блоков гаммо-излучателей, которые и сейчас активно применяются на многих производствах, не раз становились источниками радиационных утечек. Ситуация типична: оборудование списывают, народ же, будучи в неведении, по карманам растаскивает опасные источники радиоактивного излучения. Мол, в хозяйстве сгодится. Так, на шпалопропиточном заводе города Тайшета, где в свое время было списано аналогичное оборудование, без вести пропало неустановленное количество потенциально опасных ампул с цезием-137. Доподлинно известна судьба лишь одной из них.

— Сегодня можно лишь предположить, что, скорее всего, один из рабочих прихватил с завода ампульный источник и благополучно распилил его на собственном участке. Лет через 15, когда мы, собственно, и обнаружили аномалию, эта усадьба уже пребывала в запустении. Как пояснили соседи — кто умер, кто уехал.

А вот огород и тогда еще пользовался популярностью. Об аномально крупной картошке и зеленом луке невероятной сочности местное народонаселение знало преотлично. Как сказалась высокая урожайность радиоактивных грядок на здоровье и продолжительности жизни окрестного люда, история умалчивает. Как и умалчивает о судьбе остальных ампул, пропавших с завода. Между тем каждая из них, будучи разгерметизированной, вполне могла стать причиной радиационного загрязнения с радиусом распространения на десятки и даже сотни километров.

— Достаточно несколько минут подержать ее в руках, чтобы заполучить приличную дозу радиации, — добавляет специалист. — Если же ампулу распилить, то кто знает, на какие расстояния разнесется по округе цезий-137.

Примечательно, что точно такая же ампула, к счастью не разгерметизированная, была обнаружена и в самом центре Иркутске, на территории одной из усадьб по улице Седова. Для домовладельцев опасная находка стала абсолютным сюрпризом.

Печальное лидерство

В общей сложности в областном центре специалисты Сосновгеологии обнаружили 151 участок радиоактивного загрязнения. В списке наиболее интенсивных значился центр города, где была обнаружена та самая ампула, а также район аэропорта и авиазавод, где на тот момент была установлена охранная сигнализация с мощной долей излучения. По итогам исследований все источники загрязнения были дезактивированы. В числе прочих любопытных находок числятся радиоактивная пакля чернобыльского типа загрязнения, обнаруженная в одном из садоводств неподалеку от Синюшиной Горы, баночка светящейся краски, которую бережно хранил на собственном балконе житель микрорайона Юбилейного.

Дополняют «хит-парад» изрядно фонивший грузинский чай, обнаруженный на складах Иркутской чаеразвесочной фабрики, и радиоактивные кости, найденные, правда, не в Иркутске, а на территории мясокомбината в Железногорске-Илимском. Позже выяснилось, что происхождение и того и другого было связано с отголосками чернобыльской катастрофы. Оказывается, радиоактивные чай и мясо поставлялись с территорий, попавших в зону заражения, в отдаленные регионы страны, где их смешивали с самым обыкновенным экологически чистым сырьем. В разбавленном виде конечные продукты питания, в частности сосиски и колбасы, угрозы для здоровья не представляли.

Примечательно, что по итогам масштабных исследований Иркутск занял первое место по степени радиоактивной загрязненности в пересчете на десять тысяч населения. Первенство, согласитесь, не очень-то приятное.

А что сейчас?

В целом же за время действия программы специалисты Сосновгеологии успели обследовать 18 городов Иркутской области. Белыми пятнами на карте региона остались Тулун, Бодайбо и Алзамай. Увы, но средств на дальнейшие исследования радиоактивной ситуации у государства не нашлось. Какие сюрпризы преподнесла бы реализация аналогичной программы сегодня, остается лишь гадать. В том, что находки непременно были бы, специалисты не сомневаются.

— Москва до сих пор проводит аналогичные исследования, в ходе которых выявляются все новые и новые источники загрязнения, — продолжает Леонид Малевич. — Мы же до сих пор не в силах ответить даже на те вопросы, которые были поставлены еще тогда. Например, какова истинная география распространения серого силикатного кирпича, произведенного Братскгэсстороем, и куда подевались пропавшие источники цезия-137? Логично предположить, что, учитывая серьезность вероятных последствий, представители МВД или ФСБ проводили на сей счет собственные расследования, однако об их результатах ни специалистам Сосновгеологии, ни уж тем более широкой общественности неизвестно.

Загрузка...