Военно-морская деревня

Под Ангарском, в сухопутном Биликтуе, ежегодно проходит съезд ветеранов-моряков

Биликтуй, большое село, что находится между двумя городами — Ангарском и Усольем, знаменито своим разбойничьим прошлым и военно-морским настоящим. К морю оно не имеет прямого отношения, разве что расположением — вьется по берегу вслед за рекой. Зато разбойничье прошлое еще до недавнего времени аукалось в крови местных — в Биликтуй сослали некогда пугачевских соратников, татар да башкир. В честь того события до советской власти и главная улица была здесь Татарская, и мулла нес свою службу.

Кто поднимет школьную крышу

Все свидетельства сельских достопримечательностей, каковы они могут быть, собраны обычно в клубе, библиотеке, но больше всего в школе (если деревне повезло и таковая имеется в наличии). Это чугунные утюги, деревянные прялки, пожелтевшие фотографии и главное — записи, воспоминания старожилов. Биликтую в этом отношении повезло — везде здесь проживают люди, интересующиеся стариной. Всякая найденная малость — будь то хозяйственный предмет или монета — попадает в руки преподавателей биликтуйской школы-восьмилетки, которая накопила уже материала на целый музей.

Учительница Татьяна Бутакова — потомственный хранитель. Ее мать Анастасия Кочергина, бывшая учительницей в прежние времена, основала и хранила школьную коллекцию. Здесь серьезно подходят к делу, собирают даже советские школьные учебники и пионерские галстуки, не говоря уже о прочем.

Биликтуй когда-то на всю округу был самым серьезным населенным пунктом. Здесь располагалось четыре учебных заведения, куда съезжалась молодежь со всей округи. Теперь есть одна школа. Но и одна, видать, в тягость нынешним властям. Редко где увидишь, чтобы крыша, покрывающая школьное здание, наполовину лежала на земле.

— Там у нас раньше спортзал был, — объясняет директор. Просевшая до земли крыша, нехватка учебных площадей и другие проблемы дополнились в этом году еще и тем, что госорганы запретили школьному персоналу кормить детей — мол, кухня не соответствует нормам СанПиНа. Но какие же здесь могут быть нормы, когда здание рушится на глазах. Причем здесь учатся девяносто ребятишек, школа не малокомплектная.

— Я здесь учительницей работать начинала. И думала, что в новой школе еще поучительствую. Но, видимо, напрасные надежды. Забыли про нас, — директор школы Тамара Георгиевна пытается найти спонсоров хотя бы на ремонт школы. Но добрых людей не находится.

Действительно, Биликтуй сильно сдал позиции с совхозных времен, когда здесь кругом стояли теплицы, была ферма. Ферма осталась — участок от Железнодорожника. Но вот детсад закрыли, сельскую администрацию перевели в центральную усадьбу — поселок Железнодорожник. Но жители не думают сдаваться. На забвение они не согласны.

— Мы очень активно во всем участвуем, во всех конкурсах. Дети у нас интересующиеся. Вот видите, озеленяем территорию, гектар земли обрабатываем — картошку, другие овощи сажаем. Отвозили в Ангарский детский дом. Скоро туда связанные руками детей носочки повезем. Мы помирать не собираемся.

«Вся каторга здесь проходила...»

Биликтуй начинался как ямщицкое поселение на Московском тракте. Селились прямо по тракту, и главная улица в дальнейшем образовалась именно вдоль этой транспортной артерии. По тракту гоняли каторжных, кое-кто оставался здесь, а местное население «укомплектовывалось» не без помощи ссыльных.

— Вся каторга здесь проходила. И пугачевцы, и декабристы, — рассказывает Наталья Вениаминовна, хранительница школьного музея. Татары и башкиры, следовавшие за Емельяном Пугачевым, нашли здесь пристанище. Главная улица Биликтуя, которая сейчас называется Интернациональной, именовалась Татарской. На ней селились потомки пугачевцев, мусульмане по вере. И выстроили здесь же мечеть. У мусульман до сих пор есть свое отдельное кладбище рядом с деревней. И на нем до сих пор погребают. Например, там были похоронены жертвы авиакатастрофы А-310.

Православные тоже имели здесь церковь — трехпрестольную, большую. — Такая она была большая и красивая, наподобие Тельминской! А потом, во времена, когда Ангарск уже строился, решили фундамент церкви обкопать. А там были захоронения и много вещей разных находили... Сломали в итоге церковь. Из материала гараж сложили. Гаража того тоже уж нет. А на месте церкви так никто и не строится, святое место, — рассказывает здешний старожил, ветеран Великой Отечественной, активист Дмитрий Селяндин.

Татарская мечеть преобразовалась в татарскую отдельную школу. А потом, в тридцатых, татары стали учиться вместе с русскими. На месте мечети сегодня стоит жилой дом.

Может, оттого что жили здесь во множестве лихие дети степей, оттого что оседали каторжники, шедшие по Московскому тракту, сложились здесь своеобразные характеры. Биликтуй еще и в советские годы славился крутыми нравами, обладатели которых не стеснялись выйти на большую дорогу. Благо эта дорога — Московский тракт — проходила как раз под их окнами.

— Мои предки во времена Столыпина приехали из Тамбова. В нашем роду передавались рассказы, что без лома в те времена и на улицу нельзя было выйти. Да и уже в советское время из армии родственника встречали, так из дома с тем же ломом и выходили, — припоминает Наталья Вениаминовна. — А за рекой была пересылка, пересыльная тюрьма. Мой прадед Матвей в основном занимался тем, что почту гонял. И еще служил при пересыльной. Потом перевели тюрьму в Суховскую. Здание пересылки Китой стал подмывать. И прадеду Матвею его отдали. Он его перевез. Дом этот, правда, уже лет десять как сломали, — Дмитрий Семенович рассказывает о тюрьме, но не очень хочет поминать мертвых с лихими характерами, что, мол, о них говорить, зачем тревожить.

Но история помнит и сохраняет факты: участок тот от Мальты до Биликтуя был самым криминально опасным, а в Биликтуе обозным ямщикам и сопровождавшим грузы приходилось держать ухо востро — крали в больших количествах средь бела дня прямо посередь деревни. Единственным спасением были казачьи патрули.

Памятник героям Чемульпо

Ветеран войны Дмитрий Селяндин — самый пожилой житель Биликтуя. И самый что ни на есть старожил. Предки его явились в эти места на вольное поселение из Белоруссии. Несмотря на почтенный возраст, Дмитрий Семенович у себя в деревне наипервейший активист.

Главной точкой приложения его активности является все то же краеведение. Но он не просто собирает материал, он активно его «оживляет» — именно он сделал Биликтуй местом сбора ветеранов Военно-морского флота. Раз в год они собираются здесь и отдают дань памяти всем служившим. Но главные фигуры для почитания для Селяндина — давно покойные биликтуйцы, герои, служившие на канонерской лодке «Кореец», сопровождавшей знаменитый крейсер «Варяг». Их двое — Алексей Охлопков и Прокопий Симбирцев. С Охлопковым Дмитрий Селяндин был знаком.

— Я заниматься этим делом стал еще до войны. Мы были ребятишками. Дядя Алексей Андреевич нам рассказывал о своих похождениях. У него был бинокль, серебряные часы, подаренные командованием в знак этого события, — объясняет начало своего увлечения ветеран. С сынишкой Охлопкова они дружили, и тот потихоньку брал у отца бинокль. — Был у нас остров тут. Девчонки уплывут на него купаться, а мы за ними в бинокль наблюдаем, — вспоминает проделки юности пенсионер. — Алексей Андреевич говорил: «Варяг» шел на прорыв, а мы — на поддержку. Но наша канонерская лодка была тихоходна и вооружена по-старому, мы шли на смерть. Если бы «Варяг» прорвался и ушел, нас бы расстреляли прямо в море. Но на наше счастье, Руднев решил вернуться в бухту Чемульпо».

Интерес к морской героической тематике не угас у Дмитрия Семеновича и после войны.

— Я, правда, океан видел однажды только, в Японии. После войны мы сопровождали американских и английских военнопленных до порта Дальнего.

А как-то раз Дмитрий Семенович в совете ветеранов услышал, как председатель сообщал о пятидесяти памятных знаках, поставленных по всему Союзу. И решил устроить такой знак в честь героев Чемульпо, которые проживали в Иркутской области, в своей деревне.

Он стал собирать о них материал. И нашел таковых героев в Иркутске на Лисихинском кладбище, в Иркутском районе, в деревне Большое Жилкино и так далее. Он собрал все возможные сведения об Охлопкове и Симбирцеве, встретился еще раз с его сыном и женой.

— Потом связался с советом ветеранов, с Москвой. И так получилось, что я впутался в это дело. Было хлопотно, конечно. Я удивлялся. Пытались даже запретить устанавливать знак. Пришел как-то в отдел культуры, а там мне и говорят: «Зачем ты аполитично хлопочешь за тех людей, которых царь наградил Георгиевским крестом?» Вот так культура, думаю. Но сразу в райком обратился. А там председатель Нина Суворова говорит: «Вывешивай, не мешкай, завтра открытие, приедут представители флота». Теперь Дмитрий Селяндин — обладатель знака «Ветеран Тихоокеанского флота»: за памятный знак, установления которого он добился, за инициативу, которая не дает забыть подвиги военных моряков. А в Биликтуй ежегодно приезжают моряки — на съезд ветеранов. Их очень любят местные мальчишки, весь год ждут с нетерпением.

— Один с гармошкой приезжает. Идут по улице к мемориальному знаку, там проводят митинг. А дети наши дают им концерт. Все время приезжают новые морские люди, привозят кучу историй. А у нас за то, что мы ведем свою работу, есть грамота от командующего Тихоокеанским флотом! — с гордостью рассказывают в школе.

Загрузка...